Выборы
Политика

Выборы вне поля зрения

Станислав Андрейчук о том, что происходит на региональных и местных выборах в России

Фото: Scanpix

Российские региональные и местные выборы 2022 года проходят в чрезвычайных условиях: военный конфликт, масштабные экономические санкции, попытка фактического введения военной цензуры. Все это наложилось на и без того низкие ожидания электоральных экспертов от избирательных кампаний, что продиктовано самим набором регионов (мы об этом подробно писали ранее). Все показатели конкуренции в этом году демонстрируют одни из самых низких значений за десять лет, то есть с момента проведения партийной реформы и увеличения числа партий: выдвинуто мало партийных списков, мало кандидатов в мажоритарных округах. Не помогает даже уменьшение доли отсева со стороны избиркомов и судов (хотя сейчас идет вторая волна «снятий» кандидатов и этот показатель тоже увеличится).

Партии просто не могут найти кандидатов. Так, новая парламентская партия «Новые люди» даже не стала выдвигать свои списки в горсоветы Черкесска и Петропавловска-Камчатского, то есть в двух региональных столицах из семи, где в этом году пройдут выборы с партийными списками. При этом на выборах депутатов заксобрания Сахалинской области список партии укомплектован людьми, связанными с мэром Южно-Сахалинска.

Однако сколько бы власти ни пытались ограничить конкуренцию, но страна оказывается слишком большой, а общество — сложным, с множеством скрытых и явных внутренних конфликтов и никуда не девшимся недовольством, рост которого был заметен все последние годы: борьба вспыхивает в разных частях страны, даже там, где ее совсем не ждали. В итоге выборы, от которых почти ничего не ждали, вдруг начали немного оживать.

Сюрприз в эпицентре скуки

Наиболее скучными прогнозировались выборы регионального уровня — губернаторские и выборы региональных законодательных собраний. Первые считались таковыми из-за муниципального фильтра (сбора подписей муниципальных глав и депутатов в поддержку выдвижения кандидата), который почти невозможно преодолеть без участия властей. Вторые были предсказуемы из-за набора регионов, в который попали в основном «электоральные султанаты», регионы с массовыми фальсификациями.

Выборы губернатора проходят в 14 регионах — четырех республиках (Бурятия, Карелия, Марий Эл, Удмуртия) и восьми областях (Владимирская, Калининградская, Кировская, Новгородская, Рязанская, Саратовская, Свердловская, Тамбовская, Томская, Ярославская). Почти везде — в 12 регионах — в гонке участвуют четыре или пять кандидатов. Эта ситуация повторяется из года в год и является одним из признаков управляемого характера конкуренции на губернаторских выборах: четыре или пять кандидатов были зарегистрированы в подавляющем большинстве регионов губернаторских кампаний и в 2021 году, и в 2020-м, и во все предыдущие — вплоть, по крайней мере, до 2014 года. Такое количество соперников оказывается максимально комфортным для «административных» кандидатов — не случайно в конце августа от участия в гонке в один день отказались сразу два зарегистрированных кандидата в Карелии, которая изначально была лидером по формальной конкуренции (до добровольных отказов там было зарегистрировано семь кандидатов). Вероятно, в Карелии закрытые опросы показали, что кандидаты от Партии Роста и Партии пенсионеров размывали голоса именно кандидата от «Единой России».

Даже такая конкуренция носит изначально договорной характер. Например, КПРФ вообще не стала выдвигать кандидата в главы Марий Эл, хотя в 2021 году КПРФ выиграла здесь голосование по партспискам в Госдуму (36,3%, лучший результат по России). В Бурятии партия не выдвинула популярного в регионе и даже за его пределами депутата Госдумы Вячеслава Мархаева. ЛДПР никого не выдвинула в Томской области, где по одномандатному округу в 2021 году депутатом Госдумы был избран ее представитель Алексей Диденко. «Справедливая Россия» не стала выдвигать своих кандидатов в Ярославской области (а также в Бурятии и Кировской области), хотя в сентябре 2021 года на выборах Госдумы России оба одномандатных округа от региона выиграли кандидаты партии. В результате депутат Госдумы от «Справедливой России» Николай Бурляев включен в список кандидатов от врио губернатора Михаила Евраева в Совет Федерации.

На этом фоне совершенно неожиданные сюрпризы приносит Удмуртия — небольшая республика в Поволжье, где сохранить пост губернатора пытается Александр Бречалов, бывший секретарь Общественной палаты России, сопредседатель Центрального штаба Общероссийского народного фронта (когда-то ОНФ рассматривался в качестве альтернативы «Единой России»). Бречалов был избран на свой пост главы региона пять лет назад, но испытывает очевидные трудности в этом году. Два его главных конкурента — депутат Госдумы Вадим Белоусов («Справедливая Россия») и депутат гордумы Ижевска Александр Сыров (КПРФ) — находятся прямо сейчас под уголовными делами. И если в отношении Белоусова дело было возбуждено давно (в 2017 году) и сейчас он объявлен в розыск, то против Александра Сырова дело завели непосредственно перед стартом избирательной кампании. Сыров на это ответил иском об отмене регистрации кандидатом самого Бречалова. Если бы речь шла не о кандидате от власти, то Бречалова бы уже сняли с выборов — ошибки в поданных документах были реальными. Затем избирком признал незаконной агитацией красочный буклет с отчетом о деятельности действующего губернатора и запретил его распространение. Губернатор нервничает и наконец-то оформил прописку в Удмуртии (до этого официально он все пять лет оставался жителем Москвы), что вызвало еще одну волну негативных для кандидата обсуждений.

Странная конкуренция на выборах региональных парламентов

В Удмуртии какие-то неожиданности можно ждать и на выборах депутатов регионального парламента — там зарегистрированы списки восьми партий (больше — девять — только на Сахалине). Довольно высокий показатель конкуренции (5,9 кандидатов на место) и по мажоритарным округам (выше тоже только на Сахалине — 7,6). В первых тройках списков «Единой России» и КПРФ — главные конкуренты на губернаторских выборах, а из списка ЛДПР исключили его первый номер Дмитрия Бегишева (основанием стало то, что партия «Зеленая альтернатива» заявила, что Бегишев — ее член).

На Сахалине девять партийных списков претендуют всего на десять мандатов, распределяемых по пропорциональной системе. Основная борьба здесь развернется в мажоритарных округах. Главные особенности конкуренции здесь — большое число людей, связанных с мэром Южно-Сахалинска Сергеем Надсадиным в списках сразу двух партий («Единой России» и «Новых людей»). КПРФ в регионе находится в стадии внутренних конфликтов и перестройки. Претензии по выдвижению слабых кандидатов были высказаны непосредственно во время партийной конференции. Сенсацией также стало решение партийного руководства поддержать выдвижение по одному из округов действующего депутата и члена фракции «Единая Россия» Игоря Янчука. Это первый подобный случай в истории сахалинского отделения КПРФ. В целом КПРФ на Сахалине находится в стадии перестройки: в 2017—2022 гг. из партии происходил исход старого актива, переходящего в иные партии и проекты. Прежде всего речь идет о КПСС (ныне РПСС) и «Коммунистах России» — обе партии принимают участие в выборах и выдвигают бывших членов КПРФ. Политическая конкуренция здесь приобретает нетипичный характер.

Неожиданности для внешних наблюдателей, не погруженных в реалии республики, могут принести и итоги выборов в одном из «электоральных султанатов» — в Северной Осетии — Алании. В регионе относительно новый губернатор, который никогда не был связан с Кавказом, а на предыдущих политических должностях проявил себя не самым блестящим образом, — Сергей Меняйло (вице-адмирал, замкомандующего Черноморским флотом России в 2009—2011 гг., губернатор Севастополя в 2014—2016 гг., полпред президента в Сибирском федеральном округе в 2016—2021 гг.). В списки «Единой России», вопреки итогам праймериз, были включены проигравшие внутрипартийное голосование сенатор от Северной Осетии, вице-спикер Александр Тотоонов и нынешний спикер парламента Алексей Мачнев. Но главный вопрос: как сложатся отношения нового главы с Арсеном Фадзаевым, олимпийским чемпионом по вольной борьбе, влиятельным республиканским политиком. Фадзаев в 2000 году на выборах президента России был доверенным лицом Владимира Путина, в 2003 году избрался в Госдуму от СПС (по округу), но перешел в «Единую Россию». Позднее сделал своей базовой партией «Патриотов России» и в 2012 году партия получила на региональных выборах внушительные 26,6% голосов. Фадзаев выстроил отношения с предыдущими главами республики: посты председателей комитетов в парламенте получили представители «Патриотов России», родственник Фадзаева был назначен зампредом правительства региона. В 2017 году партия получила 15,7%, а Фадзаев был избран членом Совета Федерации. Весной 2021 года он возглавил объединенное региональное отделение «Справедливой России» и «Патриотов России», но после назначения Сергея Меняйло отношения с властями явно испортились. В результате список эсеров аккумулировал многих представителей элитных групп, недовольных новыми раскладами внутри партии власти (ЕР) и обиженных при составлении ее списка.

В Северной Осетии еще и самый большой процент отсева партийных списков (в 2022 году это единственный регион, где нет мажоритарных округов): три партии из восьми не смогли принять участие в выборах. И если к снятию списка «Коммунистов России» вопросов нет, то недопуск «Новых людей» и особенно Партии Дела выглядит совершенно абсурдным.

Остальные три региона парламентских выборов — Краснодарский край, Пензенская и Саратовская области — тоже относятся к «электоральным султанатам» и выборы там пока проходят предсказуемо скучно.

Политика на местном уровне

Чем ниже уровень выборов в России, тем, как правило, они свободнее. Власти просто не хватает ресурсов для контроля. По этой причине именно местные выборы часто лучше всего отражают реальные процессы в российском обществе: на них и борьба более ожесточенная, и сюрпризы бывают гораздо чаще, чем на региональном (и уж тем более федеральном) уровне. Главная беда местных выборов — низкая явка, которая позволяет властям выигрывать исключительно за счет мобилизации зависимых от них избирателей (вопреки устоявшимся мифам, это далеко не только бюджетники).

Наиболее значимые из местных выборов — выборы депутатов городских советов региональных столиц. Таких городов в этом году 12, в семи из них на выборах сохранилась пропорциональная часть, то есть выборы по спискам партий: в Черкесске, Кызыле, Барнауле, Петропавловске-Камчатском, Кирове, Курске и Пскове. Отказов в регистрации в нынешнем году в этих семи городах очень мало: из 51 выдвинутого списка зарегистрированы были 50. Правда, до сих пор тянется громкий скандал, связанный с попыткой снять список «Новых людей» на выборах во Пскове. История там оказалась настолько громкой и абсурдной, что вышла на федеральный уровень и Центризбирком России даже принял решение командировать туда своего представителя, чтобы как-то разрешить ситуацию. Вообще, у «Новых людей» самые большие проблемы с регистрацией из всей «парламентской пятерки». Их сняли с выборов в Северной Осетии и пытаются снять во Пскове. Довольно нетипичная для парламентской партии ситуация.

Формально самая большая конкуренция будет на выборах депутатов Барнаульской городской Думы — там зарегистрировано сразу девять партийных списков, но четыре из них являются откровенными спойлерами КПРФ. В городе, где традиционно сильны позиции КПРФ, без каких-либо проблем были также зарегистрированы Партия пенсионеров, «Коммунисты России» и «Родина», а также РЭП «Зеленые». При этом списки этих партий на выборах Барнаульской городской Думы в значительной степени наполнены студентами АлтГТУ, проректором по воспитательной работе которого является действующий депутат и кандидат от «Единой России», руководитель фракции партии в гордуме Иван Огнев. Более того, в список «Коммунистов России» вошли даже бывшие руководители местных отделений «Молодой гвардии Единой России» в Барнауле и Хабарском районе Алтайского края.

Не менее показателен и список партии «Родина» на выборах в гордуму Черкесска. В первой тройке списка сразу два сотрудника Государственной национальной библиотеки, а дальше список в значительной мере наполнен сотрудниками Управления ЖКХ мэрии Черкесска.

Интересными могут быть выборы в Кирове, где действует очень активная организация «эсеров». При этом 80% кандидатов от эсеров никогда не были депутатами, а 70% никогда до этого не выдвигались на выборы. КПРФ тоже выдвинула список «новичков». Ставка при этом сделана на молодежь: второй и третий номера списка родились в 1997-м и 1995 году соответственно.

Но основная борьба и на местном уровне будет происходить в мажоритарных округах. Здесь на стадии выдвижения и регистрации наблюдается довольно большой отсев кандидатов-самовыдвиженцев (отсеяно в целом 52% от числа выдвинутых) и кандидатов, выдвинутых партиями, не имеющими «парламентской льготы», то есть вынужденных собирать подписи избирателей (отсев — 34%). Для сравнения, среди выдвиженцев партий-льготников отсев составил всего 3%.

В отношении самовыдвиженцев исключением является Горно-Алтайск, где их в среднем почти три на один мандат, при этом партии парламентской оппозиции выдвинули немного кандидатов: «Новые люди» вообще не выдвигали кандидатов, КПРФ выдвинула 13 кандидатов на 21 мандат, а «Справедливая Россия — За правду» — только семь (из них зарегистрированы шесть). Другими словами, здесь часть оппозиции решила идти самовыдвиженцами. Если исключить 57 горно-алтайцев, в остальных десяти городах получится всего 32 самовыдвиженца, что в 7,5 раза меньше числа мандатов.

Показательно, кто из самовыдвиженцев при этом смог преодолеть подписной барьер. Во Владивостоке, например, по подписям смогли зарегистрироваться только кандидаты из так называемой «команды Шестакова» (главы Владивостока), а в Барнауле из девяти самовыдвиженцев смогли зарегистрироваться только трое. Двое из них оказались «спойлерами»-однофамильцами других кандидатов. Третий зарегистрированный самовыдвиженец — бывший депутат гордумы от «Единой России» Евгений Астаховский.

Что касается выдвиженцев от партий без льготы, то ни одного такого кандидата изначально не было в Кызыле, Барнауле и Твери, а после регистрации не осталось их в Петропавловске-Камчатском, Омске и Ярославле (а самовыдвиженцев — в Кызыле).

В отношении партий, не имеющих льготы, исключением является Владивосток, где зарегистрирована большая часть кандидатов от «Коммунистов России» и Казачьей партии РФ — «спойлеров» КПРФ. Если исключить 57 кандидатов из Владивостока, в остальных десяти (точнее, четырех) городах получится всего 14 кандидатов от таких партий.

Выборы этого года только начали «оживать»: активная агитационная кампания началась с середины августа. До дня голосования остается немного времени, но еще могут быть новые сюрпризы, что само по себе немного неожиданно, учитывая условия, в которых проходят выборы этого года.

Самое читаемое
  • Промывка мозгов в аудиториях
  • Не будет вам коллапса
  • «Самиздат» для Владимира Путина
  • «Сентиментальная русофилия»
  • До дна еще далеко: мучительная мобилизация в России
  • Российские аудитории после февраля 2022 года

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Выборы в военное время: а есть ли смысл?

Андраш Тот-Цифра о том, как Кремль готовится обойти и запугать оппозиционные партии на сентябрьских выборах

Выборы военного времени

Станислав Андрейчук о том, в каких условиях в России проходят региональные и местные выборы

Выборы в режиме «спецоперации»

Станислав Андрейчук о том, как выборы переводятся во все более скрытый от общества формат

Поиск