Внешняя политика Конфликты Постсоветское пространство

Реакция и последствия войны в Украине для стран Евразии

Ольга Гулина о том, как вторжение России в Украину нарушило установившийся в Евразии баланс сил и интересов

Фото: Scanpix

Большинство стран Центральной Азии и Кавказа до сих пор не могут четко и открыто заявить о своей позиции в отношении военных действий Кремля в Украине. В ходе голосования по резолюции ООН 2 марта 2022 года к осуждению военного вторжения России в Украину присоединилась только Грузия. Представители Армении, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана воздержались от голосования, а Азербайджан, Узбекистан и Туркменистан вообще не участвовали в голосовании.

Позиции стран региона можно классифицировать следующим образом.

Позиция относительного нейтралитета: Азербайджан, Казахстан и Узбекистан

За два дня до вторжения России в Украину президент Азербайджана с супругой находились с официальным визитом в Москве, который перевел отношение России и Азербайджана, по мнению Ильхама Алиева, на уровень «альянса». Азербайджан рассматривает Россию как «главного партнера в деле поиска пути для нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией». На официальном уровне Азербайджан призвал обе стороны к прекращению огня и уже дважды доставлял медикаменты, гуманитарный груз и горючее в Украину.

Казахстан также дистанцировался от обеих сторон конфликта. 2 марта президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев позвонил президентам России и Украины. Он призвав их «найти пути для диалога и разрешения конфликта». Официально представители Казахстана не высказали свое осуждение России или поддержку Украине, однако глава МИД страны Мухтар Тлеуберди заявил, что «вопрос о признании Казахстаном Луганской и Донецкой народных республик не стоит». Казахстан отказался предоставлять какую-либо поддержку российским военным, а Токаев после телефонного разговора с президентом ФРГ Штайнмайером распорядился направить жителям Украины медикаменты и гуманитарную помощь.

По словам пресс-секретаря президента Узбекистана, страна занимает «взвешенную, нейтральную позицию по вопросу военных действий, осуществляемых Россией на территории Украины» и считает, что все споры и разногласия «должны решаться исключительно на основании норм международного права». Выступая на заседании Сената, министр иностранных дел Абдулазиз Камилов повторил эту позицию и заявил о непризнании т.н. Луганской и Донецкой республик.

«Молчание — золото»: Армения, Таджикистан и Туркменистан

Официальные представители Армении, Таджикистана и Туркменистана вообще не комментируют действия России в Украине.

При этом МИД Таджикистана еще в феврале 2022 года призвал своих граждан, находящихся в Украине, соблюдать предписания режима военного времени, введенного президентом Зеленским. А в марте МИД сообщил, что из-за «напряженной обстановки в ​​Украине» граждане Таджикистана при помощи Frontex были эвакуированы из страны.

Туркменистан официально придерживается политики постоянного нейтралитета. Интересно, что веб-страница посольства страны в Украине не содержит вообще никакой информации о войне и отношении к ней представителей Туркменистана.

Армения остается пока единственной страной из блока стран бывшего СССР, которую президент Украины вообще не упоминал в своих Twitter-посланиях. Ни новоизбранный президент Армении Ваагн Хачатурян, ни другие официальные лица не давали комментариев по ситуации в Украине. Лишь единожды пресс-секретарь МИД Ваан Унанян заявил, что Армения «не планирует вслед за Россией признавать самопровозглашенные Донецкую и Луганскую народные республики».

«Позиция двух флангов»: Грузия

Президент Грузии Саломе Зурабишвили считает нападение России на Украину «преднамеренным, неспровоцированным и неоправданным». Она поддерживает Украину в этой «несправедливой войне». Но при этом Грузия не присоединилась к финансовым и экономическим санкциям против России, заявив, что будет действовать «с учетом своих национальных интересов». Грузия намеревается и дальше осуществлять поставки сельскохозяйственной продукции в Россию.

Поддержка России: Кыргызстан

Президент Кыргызстана Садыр Жапаров — единственный из глав государств Центральной Азии — выразил свою поддержку действиям России. Он заявил, что это вторжение «было вынужденной мерой для защиты мирного населения территорий Донбасса, где проживает большое количество российских граждан». Стенограмма телефонного разговора российского и кыргызского президентов от 26 февраля подтверждает одобрение лидером Кыргызстана действий России.

Последствия войны в Украине для будущего Евразии

Сохранение политического нейтралитета большинством стран Евразии и Кавказа при фактическом непризнании позиции России в Украине и санкции, введенные в отношении России, окажут влияние на экономическую и политическую повестку региона. В итоге это отразится и на интеграционных инициативах на этом пространстве. Независимые государства Евразии и Кавказа ждут большие перемены. Даже страны, не входящие в Евразийский Союз, столкнутся с экономическими, политическими и социальными вызовами. Поэтому весьма актуальным становится прогнозирование будущего евразийской интеграции. Возможными сейчас представляются три сценария развития событий:

  1. Переформатированная евразийская интеграция с изменением роли ключевого игрока

Учитывая удобное географическое положение стран Центральной Азии между Европой, Восточной и Юго-Восточной Азией и де-факто исключение России из международного бизнеса, страны ЦА и Кавказа могут создать новые логистические коридоры и бизнесы для развития своих стран. Очевидно, что Казахстан обладает наибольшими возможностями стать ключевой фигурой в интеграции стран региона. Казахстан и Азербайджан уже обсудили ускорение развития Транскаспийского международного транспортного маршрута, а посол Казахстана в связи с военными действиями в Украине даже проинформировал европейских партнеров о бесперебойном грузообороте казахстанских товаров через порт Роттердама. По мнению аналитиков, Транскаспийский транспортный маршрут имеет потенциал перевозки до 10 млн тонн груза, или 200 тыс. контейнеров. Многовекторность, на которую Казахстан делает ставку в последние годы, способна стать спасением для будущего евразийской интеграции.

  1. Замороженная интеграция

Этот сценарий предполагает свертывание отдельных сфер сотрудничества и снижение интереса к интеграции внутри Евразийского союза. С каждым новым днем войны в Украине вероятность реализации именно этого сценария увеличивается.

Все три постсоветские декады Россия играла исключительно важную роль в обеспечении экономической стабильности, политической устойчивости и безопасности в Евразии. Война в Украине и ее последствия приведут к пересмотру роли и вовлеченности России в проблемы региона. В марте 2022 года Россия ввела временный запрет на экспорт зерна и сахара в страны ЕАЭС. Поставки продовольствия за пределы России будут возможны, как следует из постановления правительства РФ, только для оказания гуманитарной помощи и международных транзитных перевозок. Уже сегодня очевидно, что стабильность национальных валют и экономики стран Евразийского Союза входят в эпоху серьезных испытаний. Для обеспечения финансовой стабильности Кыргызстан и Казахстан официально ограничили вывоз слитков золота и серебра, а также валюты на сумму свыше $ 10 000.

Страны региона находятся в поисках оптимального решения для осуществления расчетов на территории Евразийского Союза. Наиболее уязвимая позиция у Кыргызстана. Во-первых, Россия для него — самый крупный торговый партнер: доля российского импорта на рынке составляет более 30%. Во-вторых, более 884 тысяч граждан Кыргызстана работают в России. Поэтому неудивительно, что Кыргызстан выступил с инициативой перейти на расчеты в рублях.

Однако даже переход на расчеты в рублях не способен решить проблемы Кыргызстана и всего Евразийского союза в долгосрочной перспективе. Процессы политической интеграции в ЕАЭС застопорились уже давно, а сейчас экономическая интеграция внутри ЕАЭС, вероятно, будет еще менее актуальной для стран Евразийского Союза.

  1. Распад ЕАЭС

Поиск и открытие новых маршрутов экспорта из стран Евразии на Запад в обход находящейся под санкциями России, происходящая девальвация рубля и введенная правительством РФ комиссия на обмен валют могут среди всего прочего стать факторами, способствующими развалу ЕАЭС. При таком развитии событий российский рубль перестанет быть ликвидной валютой для расчетов внутри Евразийского Союза. Россия больше не сможет быть страной приема трудовых мигрантов. Сейчас на ее территории работают 2,4 млн граждан Таджикистана, 4,5 млн граждан Узбекистана, 884 тыс. граждан Кыргызстана, 163 тыс. граждан Казахстана, 7 тыс. граждан Туркменистана, 240 тыс. граждан Украины и 174 тыс. граждан Беларуси. Все эти люди, за исключением граждан Украины, Беларуси и Туркменистана, будут вынуждены уехать из России и вернуться в страны своего происхождения.

Серьезные сложности будут у Кыргызстана и Таджикистана — доля денежных переводов от трудовых мигрантов, преимущественно находящихся в России, в ВВП этих стран составляет 30,1% и 27,8% соответственно. Безработица и демографическая нагрузка в странах ЦА (особенно в Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане) значительно увеличатся, что способно привести к росту недовольства, социальным протестам и политической нестабильности в регионе. Подобные внутренние вызовы в странах региона наряду с ослаблением России приведут к большим трансформационным процессам и падению интереса к любым формам интеграции, включая ЕАЭС.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Фашистская Россия?
  • Бедные против войны?
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Сто дней российско-украинской войны
  • Путин и «триединый народ»

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Юлия Петровская о том, почему вопрос введения Сербией санкций против Москвы остается открытым, несмотря на выгодный газовый контракт

Путин и «триединый народ»

Олеся Захарова о риторике Путина в отношении Беларуси

Россия и европейский нелиберализм: частичный развод?

Марлен Ларюэль и Джон Хробак о том, как французские крайне-правые с переменным успехом преодолевают свою русофилию

Поиск