Конфликты Политика Постсоветское пространство Регионы

Как Кадыров финансирует войну в Украине

Гарольд Чемберс о том, как Фонд Ахмата Кадырова используется для финансирования пропаганды и войны

Фото: Scanpix

В Чечне доминирует культ личности Ахмата Кадырова, первого президента Чеченской республики после ее реинтеграции по итогам Второй Чеченской войны. После его убийства в 2004 году контроль за республикой перешел к его сыну Рамзану. Сын быстро создал мифологизированный образ отца. Рамзан поместил портрет Ахмата на государственный флаг и создал почти официальный лозунг режима «Ахмат — сила!» и идею «пути Ахмата» (якобы идеологической путеводной звезды), а также переименовал многие организации в честь отца.

Одна из наиболее известных организаций под названием «Ахмат» — Фонд Ахмата Кадырова. Официально это благотворительный фонд, однако на практике он служит личным кошельком для коррумпированной семьи Кадыровых. Он состоит из присвоенных федеральных субсидий и поборов с жителей республики. Фонд находится под санкциями США из-за систематических нарушений прав человека Рамзаном Кадыровым.

С началом полномасштабного вторжения России в Украину Рамзан использует Фонд в трех целях: «благотворительность», пропаганда и война. Масштабы затрат из закромов Фонда свидетельствуют о масштабе накопленных средств. Это позволяет семье Кадырова избежать последствий санкционного режима. При этом нынешние траты Фонда хорошо демонстрируют роль Кадырова во вторжении и показывают, куда на самом деле ведет «путь Ахмата».

«Благотворительность»

Следует сразу отметить, что использование средств из Фонда в «благотворительных» целях как в Чечне, так и в Украине в ходе вторжения носит крайне пропагандистский характер и выступает одним из фронтов масштабной информационной войны, которую ведет Кадыров. Это также нельзя назвать реальной благотворительностью, поскольку Кадыров предоставляет гуманитарную помощь тем, кто страдает от оккупации, которую он помогает установить.

Большая часть «благотворительных» действий Кадырова в Украине связана с Мелитополем. 6 марта Рамзан объявил, что Фонд Ахмата Кадырова предоставит более двадцати тонн продуктов, в том числе сахар, картофель и муку. Фонд также утверждает, что раздает в городе лекарства, в том числе инсулин. Примерно через неделю сообщалось, что Фонд вновь привез помощь мирным жителям Мелитополя, на этот раз почти 80 тонн муки, риса, гречки, сахара, масла, лука и картофеля. Пока мэра Мелитополя продолжали незаконно удерживать, Кадыров посылал «первые двадцать тонн» медицинской помощи. Пока Рамзан от имени жителей города благодарил свою мать, которая управляет Фондом, его подручным удалось найти местную жительницу, которая поблагодарила Кадырова. Мелитополь был выбран просто потому, что логистически до него было проще всего добраться на раннем этапе вторжения.

В самой Чечне Фонд Кадырова помогает семьям бойцов, участвующих в войне против Украины. «Кавказский Узел» со ссылкой на источник сообщает, что семьям выдают по 50 тысяч рублей ($ 440). Кадыров сообщил, что, помимо этого, они получат от 20 до 100 тысяч рублей ($ 175—878). Он также утверждает, что предоставляет непосредственную продуктовую помощь.

В условиях, когда цены на продукты и другие товары растут резко и быстро, такая помощь крайне необходима. Однако разница в затратах между Мелитополем и Чечней наверняка вызовет негодование среди жителей республики. Разумеется, они будут знать об этом неравенстве, поскольку государственные чеченские СМИ рассказывают о деятельности Фонда в Мелитополе, в отличие от роста цен.

Пропаганда

5 марта министр национальной политики, внешних коммуникаций, прессы и информации Чечни Ахмед Дудаев объявил о конкурсе, который Фонд Кадырова проводит для сторонников режима на информационном фронте. 500 тысяч ($ 4130) получит тот, кто создаст лучшую пропаганду против «фейков» и «провокаторов».

Непонятно, что именно нужно сделать, чтобы выиграть этот конкурс, учитывая, что большая часть кадыровской сети репостит одну и ту же пропаганду. Однако разумно предположить, что «провокаторы», о которых говорит режим, не обязательно представители Запада, а скорее технологически подкованные чеченские оппозиционеры из диаспоры. В последние годы эта сеть активистов и блогеров причиняет Кадырову все больше неудобств.

Война

Рамзан также использует Фонд Ахмата Кадырова непосредственно в целях вторжения. С помощью Фонда он передал бронированные машины властям сепаратистов в Донецке и Луганске, а также батальону «Спарта». Цель этих подарков — популяризовать его образ и укрепить его отношения с сепаратистскими регионами Украины, при этом теоретически способствуя успеху в войне.

Важнее то, что Кадыров объявил о финансировании из средств Фонда вознаграждений за «боевые успехи» в Украине. 25 февраля появилась информация о выплате $ 5000 за каждого убитого бойца «национального батальона» (членов батальонов «Азов», «Айдар», «Шейх Мансур» и «Джохар Дудаев», а также обычных солдат), $ 20 000 за уничтоженную БМП и $ 30 000 — за танк. 3 марта ставки были повышены. Теперь за головы командиров и солдат батальонов «Азов» и «Джохар Дудаев» предлагали по $ 500 000. Кадыров давно враждует с «Азовом» и командиром батальона «Джохар Дудаев» Адамом Осмаевым, который за последние десять лет пережил множество покушений. Неизвестно, намеревается ли Рамзан действительно выплачивать эти вознаграждения. Этот ход выглядит как позерство, однако Кадыров известен тем, что покупает преданность с помощью денег и роскошных подарков.

Фонд Ахмата Кадырова также финансирует поставки еды на фронт. То, что это необходимо, говорит о плохом состоянии логистики и неготовности войск. И это несмотря на то, что высокопоставленные кадыровцы, по всей вероятности, знали о планах вторжения, поскольку Рамзан был одним из его наиболее рьяных сторонников, а некоторые из действующих кадыровцев никогда не действовали за пределами Чечни. Власти Ингушетии также отправляли продукты на фронт через несколько дней после чеченцев. Это свидетельствует о том, что из Москвы в регионы мог прийти приказ оказать больше помощи с вторжением.

Конец пути

Сложно узнать, что общественность думает о том, что Рамзан использует эти средства на войну. Опросы не отражают недовольства режимом, поскольку имеются вполне обоснованные опасения возмездия. Посты в социальных сетях наводнены реакциями прокадыровских и прокремлевских аккаунтов.

Главная чеченская оппозиционная группа 1ADAT решительно осуждает действия Рамзана. Это движение подчеркивает реальные внутренние проблемы Чечни, которые резко контрастируют с поставками военной техники так называемым Донецкой и Луганской «народным республикам». 1ADAT считает такую «благотворительность» фейковой и обвиняет режим в том, что тот финансирует ее, удерживая определенный процент от пенсий и зарплат госслужащих.

Логику оппозиции не в чем упрекнуть, хотя и неизвестно, насколько она соответствует общественному мнению. В последнее время рост цен и другие социально-экономические проблемы — единственное, что является достаточным, чтобы вызвать публичный протест на территории Чечни. 10 декабря прошлого года десятки женщин вышли на протест на рынке «Беркат» в центре Грозного из-за высокой стоимости аренды товарной площади.

Сейчас, когда цены в Чечне растут по мере того, как начинают ощущаться последствия санкций, внутренняя экономическая ситуация будет становиться все более невыносимой. Кроме того, усиление режима санкций может поставить под угрозу жизненно важное для Кадырова федеральное финансирование. Хотя его субсидии пережили предыдущие волны санкций, новые меры являются беспрецедентными. Эксперты предупреждают, что чеченский лидер начнет испытывать проблемы, если будет продолжать расточительно тратить Фонд Ахмата Кадырова, но при этом получать меньше субсидий из Москвы. Соответственно, его возможности по поддержанию внутренней удовлетворенности социально-экономическим положением будут сокращаться. Хотя в настоящее время «путь Ахмата» для кого-то и выглядит привлекательно, на самом деле он ведет к катастрофе.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Бедные против войны?
  • Билет в один конец
  • Конец России как нефтяной державы
  • Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Билет в один конец

Павел Лузин о том, почему российский военный потенциал невосполним после четырех месяцев войны

Есть ли смысл продолжать проводить опросы в России?

Алексей Левинсон о том, как нужно понимать данные опросов о поддержке «специальной военной операции»

Сто дней российско-украинской войны

Майкл Кофман о том, что ситуация на фронте складывается не в пользу России, несмотря на некоторые локальные преимущества

Поиск