Действующие лица
Политика
Регионы

Наследники кадыровского режима

Гарольд Чемберс о растущем влиянии детей Рамзана в чеченской политике

Read in english
Фото: Scanpix

Призрак посткадыровской Чечни вновь обозначился на горизонте в связи с возобновившимся потоком сообщений о состоянии здоровья Кадырова и многочисленными кадровыми перестановками недавнего времени, которые укрепили позиции детей Кадырова в качестве «стейкхолдеров» чеченского режима. В данной статье мы поговорим о том, как менялись и развивались их роли внутри кадыровской вертикали власти, уделив при этом особое внимание дочерям Рамзана, о которых, несмотря на их важность для режима, до сих пор было сказано относительно немного.

Спарринг преемников?

Первый и третий старшие сыновья Рамзана Кадырова привлекают наибольшее внимание наблюдателей как потенциальные преемники. Это и понятно: они оба мужчины и оба занимают официальные посты при режиме. Восемнадцатилетний Ахмат вошел в правительство в качестве первого заместителя министра по молодежной политике, но недавно стал министром физической культуры и спорта. Своими заместителями он назначил Умара Даудова, старшего сына Магомеда Даудова, и Ахмада-Хаджи Делимханова, старшего сына депутата Госдумы Адама Делимханова. Таким образом, в подрастающем поколении вновь повторяются властные отношения триады Рамзана-Адама-Магомеда.

В конце 2023 года шестнадцатилетний Адам был скоропалительно назначен начальником охраны своего отца, что стало точным повторением первого шага Рамзана к власти. Затем Адам стал куратором батальонов имени Байсангура Беноевского и шейха Мансура. В конце апреля 2024 года Адам занял должность куратора Российского университета спецназа имени В.В.Путина. В качестве «куратора» Адам контролирует, но не командует этими подразделениями, и эта разница должностных обязанностей позволяет режиму назначать Адама на, казалось бы, руководящие должности, что было бы незаконно из-за его несовершеннолетнего возраста. Эти назначения выводят Адама на передний край пропагандистских усилий Кадырова-отца, хотя на самом деле его работа выглядит всего лишь поверхностной.

Оба сына Рамзана занимались и внутренней политикой, уделяя особое внимание должностным обязанностям и задачам, связанным с особыми интересами режима, то есть военным действиям и связям с мусульманскими странами. Ахмат координирует работу Фонда имени Ахмата Кадырова, принимает в Чечне федеральных чиновников, посещает молодежные мероприятия и пропагандирует спорт. Адам участвует в приеме гостей и организации мероприятий Российского университета спецназа, занимается оснащением подведомственных ему подразделений, а также принимает официальных лиц, что неудивительно, ведь теоретически он охраняет своего отца. Он также сопровождал Адама Делимханова, когда тот навещал «кадыровцев» в Мариуполе. На международной арене Ахмат взаимодействовал с официальными лицами Азербайджана, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Иордании, в то время как Адам встречался только с президентом Гвинеи-Бисау во время визита последнего на кампус Российского университета спецназа.

Сыновья Рамзана также пытались легитимировать свое положение через полученные награды и различные церемонии. 4 марта 2023 года несовершеннолетний Ахмат вступил в брак, который накануне вечером благословил Путин. Ахмат удостоился меньшего числа наград, чем Адам, хотя награды последнего в основном связаны с обнародованным избиением Никиты Журавеля, сжегшего Коран в Волгограде. Рамзан также воспользовался этим моментом и привлек Татарстан, Карачаево-Черкесию и Кабардино-Балкарию к чествованию Адама, и каждая республика отдельно наградила сына Кадырова орденами. Эти награждения, хотя и носят откровенно кумовской характер, призваны доказать значимость мальчиков. Что касается религии, то Ахмат посещает местные места паломничества и поддерживает строительство мечетей в Чечне и Татарстане. Религиозная легитимация Адама связана с избиением Журавеля, после чего пропаганда представила его «героем ислама». Эти попытки легитимации призваны облегчить процесс будущей передачи власти по наследству.

Второй по старшинству сын Рамзана, Зелимхан, которого обычно называют Али или Эли, начал свою интеграцию в кадыровскую вертикаль власти, появляясь в основном на заднем плане размещенных в сети видеороликов, хотя в последнее время это меняется. В марте он был назначен президентом федерации бокса Чеченской республики. Он также присоединился к своему отцу в официальной поездке в Узбекистан, в которой они сопровождали Путина. Несколько дней назад, 9 июня, Зелимхан, которому на тот момент было всего семнадцать лет, женился — и этой свадьбе отпрыска Кадырова, как и в случае с бракосочетанием Ахмата, предшествовала встреча жениха с Путиным накануне вечером.

В 2022 году все три сына были «откомандированы» в Украину, а в 2023-м — совершили хадж в Мекку. В 2024 году году они также присутствовали на ифтаре (вечерней трапезе мусульман во время исламского месяца Рамадан) с членами клана Делимхановых, а вместе с шейхом Хабибом Умаром, йеменским специалистом по исламской доктрине (по-русски «улемом» или «алимом» — этим термином обозначают признанных и авторитетных знатоков теоретических и практических сторон ислама), посетили родовое село отца и могилу деда, Ахмата-Хаджи Кадырова. Иными словами, сыновья предпринимают параллельные попытки легитимировать себя как наследников, хотя Зелимхан значительно менее публичен и нет так встроен во властные институты отцовского режима.

Незамеченные

Дочерям Кадырова уделяется значительно меньше внимания с точки зрения их участия в смене поколений внутри кадыровского режима по сравнению с обсуждениями, которые ведутся вокруг Ахмата, Адама и, в меньшей степени, Зелимхана. Однако они, возможно, более важны, чем сыновья чеченского диктатора, по крайней мере, в нынешней политической обстановке. Айшат, Хадижат, Хутмат и Табарик (в порядке от старшей к младшей) встроены в режим как чиновники или занимаются бизнесом, а самое важное, они кооптируют другие семьи, встроенные в кадыровскую систему, через свои замужества.

В 2020 году Айшат была назначена первым заместителем министра культуры, но уже на следующий год была повышена в должности до главы республиканского Министерства культуры. В октябре 2022 года Айшат была повышена еще раз, на этот раз до поста заместительницы главы правительства по социальному блоку, а новым министром культуры стала одна из ее ближайших подруг. Помимо культурной деятельности, она в основном работала с Региональным общественным фондом имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова, за что была удостоена множества наград. Она также занималась парадипломатией, посещала оккупированную Украину и Узбекистан. Помимо работы в правительстве, в 2016 году Айшат переняла от своей матери бразды правления компанией по производству одежды Firdaws. Недавно эта марка поставляла обмундирование боевикам в Украине, а также одевала представителей кадыровского режима. Как старший ребенок Рамзана, Айшат выполняла главные функции по обеспечению общественного имиджа семьи, пока ее младшие братья не достигли совершеннолетия.

Хадижат (ее часто называют вторым именем Карина) руководила департаментом дошкольного образования в Грозном, пока в конце января 2024 года не стала первой заместительницей руководителя администрации главы и правительства Чечни по работе с социальным блоком. Кроме того, в тесном сотрудничестве с братом Ахматом Хадижат представляла Россию на климатическом саммите СОР28 в Дубае и вошла в совет по сохранению и развитию чеченского языка.

Хутмат (иногда ее называют Хеди) занимает должность заместителя руководителя секретариата главы Чечни и курирует систему здравоохранения республики. Как чиновница, она значительно менее публична, чем другие ее сестры.

Табарик, которая лишь недавно достигла совершеннолетия, занимается предпринимательством. Ее компания «Ирс групп» имеет ряд дочерних предприятий, которые связаны с различными известными семьями: «IRS Consulting» — с главным кадыровским олигархом Мовсади Альвиевым и с ним же «IRS Property»; «IRS Service» — с Хасаином Альвиевом, сыном Мовсади; «IRS Development» — с Альви Арбиевичем Даудовым (как и «IRS Business»). Кроме того, «Ирс групп» принадлежат кампании «Берекет», «Тийналла», «Грозный Такси», «Минутка» (приобретенная у Халида Альвиева, сына Мовсади), «Альпийские луга» и «Омикрон 96». Опосредованно бизнес Табарик связывает ее с членами семей Хизриевых, Цакаевых, Шахидовых, Нуридом Альвиевым (сыном Мовсади, через связи Рамзана Шахидова) и Кож-Ахмедом (братом Мовсади), и, что особенно примечательно, со второй женой Рамзана Кадырова Фатимой Хазуевой через участие Хасаина Альвиева в «Граните». Наконец, Табарик часто сотрудничает с Фондом имени шейха Зайеда, соучредителями которого в 2017 году стали Рамзан Кадыров и президент ОАЭ шейх Халифа бен Заид аль-Найхан.

На сегодняшний день дочери Кадырова уже успели в значительной степени кооптировать в систему семьи других «стейкхолдеров» режима через свои замужества. Айшат вышла замуж за Висхана Муцаева, сына покойного друга и одноклассника Рамзана. Сейчас он является вице-премьером правительства и министром сельского хозяйства Чеченской республики. Хадижат вышла замуж за Адама Алханова, сына бывшего начальника кадыровского МВД. Нынешняя министр здравоохранения Хутмат вышла замуж за Лом-Али Садулаева, первого замдиректора территориального фонда обязательного медицинского страхования Чечни. Ранее он являлся заместителем руководителя клиентской службы в грозненском отделении Пенсионного фонда России. Наконец, муж Табарик — Рамзан Висмурадов, сын ближайшего друга детства Рамзана и нового министра молодежной политики, ранее занимавший пост генерального директора спортивного клуба «Ахмат». И снова Табарик выделяется, на этот раз как единственная дочь, вошедшая через замужество в семью «стейкхолдеров» режима, которая и до этого брака уже была авторитетной и могущественной.

Заключение

Перед нами два больших вопроса. Во-первых, догонит ли Зелимхан своего старшего брата по скорости интеграции в отцовский режим? Второй по старшинству сын Рамзана достигнет совершеннолетия в середине декабря, но пока что он делает вид, что честно участвует в соревнованиях по единоборствам, и продолжает безрассудно гонять на спортивных машинах. Только недавно он начал брать на себя какие-то общественные обязанности. В отличие от него, Ахмат в течение многих лет возглавлял региональную молодежную политику и служил советником отца и до введение его во власть.

Во-вторых, как и когда дети отделятся от Рамзана? Потенциал для этого отпочкования в настоящее время ограничен тем, что Кадыров все еще правит Чечней, а его наследники достаточно молоды. Даже после окончания правления Рамзана ожидания Москвы в отношении главы Чечни сохранятся. Приняв власть, дети, конечно, будут приводить контуры республиканской политики в некоторое соответствие с требованиями времени, но не стоит забывать, что они выросли в среде, созданной Рамзаном. Все серьезные изменения в республике, произошедшие за два последних десятилетия, были просто частью их детства, а значит, воспринимаются ими как нечто абсолютно нормальное.

Нет никаких сомнений в том, что старшие дети Кадырова продолжат продвигаться по карьерной лестнице, и по мере достижения совершеннолетия все больше детей Рамзана будут продолжать интегрироваться в режим в качестве чиновников и через руководящие роли в связанных с ним компаниях (таких как Фонд имени Ахмата Кадырова и семейный бизнес). Продолжат они и кооптировать в режим другие семьи.

В конце концов, именно за контроль над источниками стабильности режима будет вестись борьба после ухода Рамзана. Именно эти активы, а не теоретическая благосклонность Москвы, в итоге и определят, кто сможет контролировать Чечню. И дети Рамзана, очевидно, имеют в этом смысле преимущество перед остальными претендентами на власть.

Самое читаемое
  • Лоскутное одеяло
  • Андрей Белоусов и трагедия советской экономики
  • Иран, Россия и война на Ближнем Востоке
  • Наследники кадыровского режима
  • Россия продолжает отрезать свой интернет от мира, на очереди — YouTube
  • На пороге посткадыровской Чечни

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Министерство обороны: «сборная», а не команда

Андрей Перцев о том, как Путин не дал министру обороны сформировать свою команду и чем это может закончиться

На пороге посткадыровской Чечни

Гарольд Чемберс рассматривает возможные изменения в силовой политике на Северном Кавказе в случае дальнейшего ухудшения здоровья чеченского лидера

Лоскутное одеяло

Андрей Перцев о том, как перестановки в Правительстве и Администрации президента отражают баланс интересов элитных групп в России

Поиск