Внутренняя безопасность
Политика
Регионы

2022: лихорадочный год для Чечни

Гарольд Чемберс о том, как война в Украине изменила ландшафт чеченской политики

Read in english
Фото: Scanpix

Для Чечни ушедший год ознаменовался изменением статус-кво режима Кадырова: он радикально переформатировал отношения между правящей элитой, чеченской оппозицией и широкой чеченской общественностью. Прошедший год начался с агрессивной кампании преследования и давления на родственников диссидентов. Затем в феврале Кадыров помог подготовить и начать вторжение в Украину. Трудно переоценить финансовое, политическое и социальное воздействие войны на Северный Кавказ в целом и Чечню в частности: война серьезно обострила отношения между государством и обществом. Неудивительно, что война в Украине доминировала в политической повестке 2022 года, а также стала центральным фактором оппозиционных и общественных тенденций.

Кадыров стремится упрочить свое положение, маневрируя в соревновании за статус на различных политических аренах и сжимая тиски своей власти внутри страны. Чеченская оппозиция, тем временем, активизировалась, рассматривая вторжение России как возможность с новой силой возобновить борьбу за независимость. Международная оппозиционная сеть переживает прилив свежей энергии. Внутри Чечни общество также в целом демонстрирует большую готовность противостоять режиму Кадырова на разных уровнях. Эта динамика свидетельствует об изменении статус-кво в общем ландшафте чеченской политики. В 2023 году Рамзану Кадырову придется быть начеку.

Маневры Кадырова

Глава Чечни воспользовался вызванной войной дестабилизацией политической системы России для реализации многоплановой и многоуровневой стратегии, чтобы укрепить свое положение и получить «откаты» от Кремля в обмен на поддержку войны. Эти кадыровские маневры разворачиваются на местном, региональном и федеральном уровнях.

У себя дома, в Чечне, Кадыров стремится обеспечить будущее желаемого династического режима. Смена поколений в правительстве продолжается. Дочери Кадырова, которые в настоящее время единственные из его детей состоят на государственной службе, постепенно получают все больше полномочий. Министр культуры Айшат Кадырова, старшая дочь Рамзана, в октябре возглавила делегацию чеченских чиновников во время поездки по оккупированной Украине в сопровождении трех братьев, наряженных в военную форму и косплеевших маленьких солдатиков. В этой поездке Айшат также представляла Фонд имени Ахмата Кадырова, что говорит о куда более значительной роли, которая ей отведена в главной финансовой институции режима. Старшие сыновья Рамзана тоже развили бурную общественную деятельность. Наиболее значительным событием стало их «участие» в боевых действиях в Украине вместе с батальоном «Запад-Ахмат» — одним из новоиспеченных чеченских подразделений Министерства обороны. Кроме того, старший сын Кадырова Ахмат теперь возглавляет все молодежные организации в Чечне, а второй — Али — создает себе липовую репутацию бойца ММА (смешанных боевых искусств). Все эти события призваны подготовить старшего сына к поступлению на государственную службу, одновременно создавая гипотетический образ сыновей Рамзана как великих бойцов, каковыми в идеале и должны быть чеченские мужчины.

Параллельно со сменой поколений во власти режим перешел к более высокому уровню репрессий. Репрессии в отношении родственников диссидентов в январе прошлого года задали тон всему году. Согласно данным, собранным оппозиционным движением 1 Adat, в этом году возросло число похищений, в основном из-за майской кампании по принудительному пополнению рядов «добровольцев» спецназа «Ахмат», воющего в Украине, и тайной сентябрьской мобилизации. Общее число похищенных в этом году, скорее всего, достигнет около тысячи человек. Завершая год, службы безопасности из Грозного провели рейды в Урус-Мартане, третьем по величине городе республики. Репрессии стали возмездием местным жителям за то, что те высмеяли двух кадыровцев, сцепившихся врукопашную 10 декабря. Прибывший на бронетехнике контингент численностью в 500 силовиков оцепил город и задерживал мужчин, в том числе пятнадцатилетних подростков, для отправки в Украину. Судьба этих людей до сих пор остается неизвестной.

Если говорить о деятельности Кадырова на региональном уровне, то в первой половине прошлого года Кадыров в основном предпочитал заниматься федеральной политикой, а не региональной. Тем не менее, ему, наконец, удалось сложить часть головоломки, казавшейся неразрешимой для федеральных политиков на Северном Кавказе: речь о проблеме Баталхаджинского братства Ингушетии. Москва и Грозный тянули Ингушетию каждый в свою сторону, при этом ни одна из сторон не смогла эффективно кооптировать общественно-политическую элиту Ингушетии. Рейды против баталхаджинцев вынудили их искать убежища и покровительства у Кадырова в Чечне. Платой за эту защиту от ингушских властей стало формирование добровольческого отряда в составе кадыровской группировки «Ахмат» в Украине. Эта кооптация означает, что, хотя чеченскому лидеру удалось достичь давней цели региональной политики, он не может использовать это вновь приобретенное влияние во внутренней ингушской политике. Помимо этой пирровой победы, Кадыров в целом по-прежнему мало интересуется региональной динамикой.

Амбиции Кадырова на федеральном уровне проявились в связи с его немедленной и безоговорочной приверженностью путинским планам вторжения в Украину. Самой крупной стратагемой стало перепозиционирование его режима и его сил внутри федеральной иерархии, как в отношении утверждения чеченской идентичности, так и в отношении принятия кадыровских чиновников в Москве. Кадыров сделал особый акцент на том, что чеченцы являются членами «многоконфессионального и многонационального» российского государства, что его войска — «авангард защитников» Родины «от Камчатки до Москвы». Кадыров также вступил в открытый спор с Дмитрием Песковым о том, кого следует называть «патриотом» России, что само по себе стало из ряда вон выходящим событием, потому что пресс-секретарь президента не прокомментировал получение Кадыровым звания генерал-лейтенанта. Этот словесный конфликт с Песковым, ставший очередным эпизодом куда более длительной вражды между ними, никак не помешал усилиям Кадырова, борющегося за повышение статуса среди других федеральных чиновников.

На протяжении всей войны Кадыров неизменно принимал визиты московских чиновников, при этом сам в столицу выезжал редко. Госдума РФ также признала вклад кадыровцев в ход так называемой СВО в Украине, о чем громко заявили СМИ, поддерживающие Кадырова. Однако глава Чечни добился куда большего, чем просто положительное внимание на федеральном уровне. Бывший советник Кадырова по безопасности и один из главных чеченских командиров в Украине Даниил Мартынов был назначен заместителем главы МЧС. Это назначение расширяет влияние Кадырова в федеральной администрации и дает ему дополнительного агента, который может действовать по всей стране. Возможно, самым примечательным результатом прошлого года стало партнерство Кадырова с Евгением Пригожиным, главой другой крупной неформальной силы (ЧВК «Вагнера»), воюющей в Украине. В конце года эти два человека заявили о себе как о ярых критиках неудач Министерства обороны. Однако их союз, похоже, является скорее результатом стечения обстоятельств, чем признаком создания фракции.

Кадыров попытался приступить к реализации амбициозной стратегии по завоеванию политических позиций на востоке Украины. Уже в апреле, после захвата российской армией металлургического комбината «Азовсталь», стали распространяться слухи о том, что Кадыров ведет переговоры о получении контроля над оккупированным Мариуполем. Позднее Денис Пушилин, глава самопровозглашенной Донецкой народной республики, заявил, что при восстановлении своего региона он будет опираться на опыт Кадырова по восстановлению Чечни. Совсем недавно назначение бывшего главы Совета безопасности Чечни Апти Алаудинова заместителем командующего второй армией самопровозглашенной Луганской народной республики фактически привело к очевидной интеграции этих сил с группой спецназа «Ахмат».

На всех уровнях управления Кадыров предпринимает действия, направленные на то, чтобы оградить свой режим от будущих неприятностей, в первую очередь, внутри республики и на федеральном уровне, пока его дети постепенно занимают различные административные посты. Активизация деятельности вокруг его детей предполагает, что мотивы Кадырова вышли за рамки приобретения личной власти и обогащения.

Мобилизация оппозиции

Февральское вторжение российской армии в Украину дало толчок к активизации чеченских оппозиционеров, которые долгое время пребывали в состоянии гибернации и разобщенности. Обретя новый импульс к борьбе, чеченцы, выступающие за независимость республики от федерального центра, действовали в основном в политической и военной сферах.

В политическом плане оппозиция стремилась заручиться поддержкой своей идеи независимости как внутри страны, так и на международном уровне. Они значительно преуспела в этом, одержав несколько важных побед: Верховная Рада Украины признала Чеченскую Республику Ичкерия оккупированной, а Первую и Вторую чеченские войны — геноцидом, а президент Украины Владимир Зеленский дал, как считалось, молчаливое согласие на признание Министерством иностранных дел Украины государственности Ичкерии. Однако фундаментальные проблемы никуда не делись и сейчас они зеркально отражают те, что возникли еще в 1990-е гг.

По-прежнему остро стоит проблема внутренней раздробленности чеченской оппозиции и раскола на фракции: самопровозглашенные наследники государственных институтов Ичкерии заняты противостоянием друг с другом. Ахмед Закаев является премьер-министром правительства ЧРИ в изгнании, а Жалаудин Сараляпов возглавляет базирующийся в Страсбурге ичкерийский парламент, но ни один из этих институтов не обладает легитимностью. Закаев как наиболее активный и опытный в международном плане больше других оппозиционных чеченских политиков взаимодействует с европейскими правительственными структурами. Однако многие активисты чеченской диаспоры не доверяют ему по целому ряду причин. Закаева обвиняют в бездействии, неправомерном присвоение себе чужих заслуг, в том, что он инициирует против них уголовные преследования (якобы по законам Ичкерии) и даже якобы пытается депортировать их в РФ. Личную популярность Сараляпова трудно оценить, так как его парламент, похоже, преимущественно служит площадкой для антизакаевских фракций. Никуда не делся и теократический раскол между теми, кто борется за строительство в Чечне конституционной демократии, и теми, кто призывает к внедрению шариата в будущем чеченском государстве. Этот раскол в некоторой степени повторяет раскол между сторонниками и противниками Закаева. На сегодняшний день чеченской оппозиции не удалось преодолеть ни один из них.

Один из высших командиров недавно воссозданных вооруженных сил Ичкерии (ВС ЧРИ) Зумсо Амаев говорит об Украине как месте сбора чеченцев, поддерживающих независимость республики. Число чеченских бойцов и подразделений, воющих за Украину, значительно выросло, особенно за последний год, по сравнению с их первоначальным числом в Украине в 2014 году. К первым батальонам, названным в честь легенд ичкерийского сопротивления Джохара Дудаева и шейха Мансура, по сообщениям, добавились Отдельный батальон специального назначения (ОБОН) МО ЧР Ичкерия, батальон имени Хамзата Гелаева и штурмовой батальон «Безумная стая». Последние два подразделения в основном не попадали в поле зрения общественности. Несмотря на напряженность между политическими фракциями, различные подразделения иногда проводили совместные учения. У ВС ЧРИ появился новый заместитель главнокомандующего: Рустам Ажиев, также известный как Абдул-Хаким Шишани. Ажиев сначала служил в вооруженных силах ЧРИ, после чего присоединился к Имарату Кавказ (Кавказский Эмират), затем возглавил джамаат «Аджнад аль-Кавказ» в Сирии («Солдаты Кавказа» — возглавляемая чеченцами салафитская повстанческая джихадистская организация, действующая на севере Сирии) и в конце концов уехал в Турцию. Стоит отметить важный в военном отношении, но недостаточно освещаемый факт: те, кто вступает в ряды ВС ЧРИ, должны пройти проверку СБУ. Поскольку не все потенциальные новобранцы проходят эту проверку, чеченцы, воюющие в Украине, представляют собой лишь частичную выборку тех, кто в итоге войдет в состав сил, стремящихся к независимости.

Политическая элита чеченской оппозиции остается раздробленной, но военная элита сумела консолидироваться. Такие разные результаты можно объяснить тем, что у военных есть общая конечная цель: победа над Россией и освобождение Чечни. Однако они по-прежнему очень далеки от достижения этой цели. Для солдат в Украине не существует никакого реального пути переноса их войны в Чечню.

Общественная переоценка

За выражение критического мнения в Чечне публично приходится платить очень высокую цену. За долгий, тягостный год постоянно растущего гнета репрессий и социально-экономического напряжения, связанного с военными действиями, терпение жителей республики, похоже, достигло предела. В последние месяцы 2022 года произошли целых три акции сопротивления, различные по масштабам, но не по значимости.

Самый маленький, но немаловажный акт сопротивления произошел случайно и непреднамеренно. В середине декабря грозненские кадыровцы провели масштабные рейды в Урус-Мартане. Причина разгона, резко отличающаяся от официальной версии, заключается в том, что местные жители наблюдали за конфликтом между двумя кадыровцами как за развлекательным шоу. Более двадцати человек, снимавших драку на телефоны, включая пятнадцатилетнего подростка, были арестованы и предположительно отправлены в Украину. Их судьба остается неизвестной. Но почему кадыровский режим отреагировал так жестко? Во-первых, согласно официальным нарративам в рядах кадыровцев нет и не может быть никаких «слабых звеньев», лишь сплоченность и единство. Поэтому конфликтующих кадыровцев нельзя публично порицать. Соответственно, наказание ложится на свидетелей. Во-вторых, к кадыровцам требуется относиться крайне серьезно, на их действия нельзя глазеть как на развлечение, на потеху. Эти настроения режима, вероятно, усилились после того, как оккупационные силы Кадырова в Украине окрестили «Тик-Ток войсками». Это повышает риск для жителей Чечни, которые становятся свидетелями конфликтов между кадыровцами.

Еще один небольшой акт был связан с насилием. В конце ноября девятнадцатилетний Мовсар Закриев в одиночку совершил нападение на сотрудника ГИБДД, в результате которого погибли Закриев, сотрудник ГИБДД и случайный прохожий, а также были арестованы родственники и знакомые Закриева. Закриев совершил свое нападение по религиозным мотивам, хотя он не был связан с какой-либо террористической организацией. Этот инцидент показывает, что по крайней мере часть чеченской молодежи готова бороться с кадыровцами и умереть за свои убеждения. В данном случае религиозная мотивация также подтверждает аргумент о том, что репрессивные действия служб безопасности способствуют радикализации в регионе.

Самым крупным актом сопротивления стала акция протеста против мобилизации, прошедшая в Грозном в конце сентября. Группа матерей, точное число которых неизвестно, собралась на главной площади в центре Грозного, призывая Кадырова не отправлять их сыновей в Украину и остановить мобилизацию. Этот митинг обернулся суровыми последствиями для женщин-участниц и их семей: сыновей протестующих насильно отправили на фронт. Одна из женщин после акции протеста спела гимн независимой Ичкерии на ближайшем рынке, за что ее родственники были вынуждены принести публичные извинения. Эти события — лучший показатель того, что местные жители лелеют надежду на независимость и что обстоятельства в Чечне ухудшились до такой степени, что жители в отчаянии решили, что публичный протест стоит риска.

Конечно, ходили слухи и о других значительных проявлениях сопротивления, включая инцидент в селе Серноводское, жители которого якобы подняли в мае флаг независимой Ичкерии. Cообщается также о формировании многочисленных вооруженных групп сопротивления. В отличие от других случаев, никаких конкретных доказательств, подтверждающих, что эти сообщения следует воспринимать серьезно, а не просто, как очередные боеприпасы в информационной войне, не появилось.

Что сулит новый, 2023 год

Можно определить некоторые тенденции в динамике происходящего, которые следует отслеживать в наступившем году.

Смена поколений в администрации Кадырова неизбежно продолжится. Она будет включать в себя дальнейшее развитие публичных ролей старших сыновей Рамзана и возложение большей ответственности на его дочерей. В соответствии с этой тенденцией и динамикой развития общества, репрессии будут только усиливаться — сообщения о похищениях, рейдах и жестоких пытках в первые дни 2023 года предварительно уже подтверждают это. Что касается военных действий, то Кадыров, вероятно, продолжит максимизировать свои инвестиции, но начнет хеджировать ставки по мере того, как российская армия продолжит терпеть поражение.

Политическая элита чеченской оппозиции будет оказывать все большее давление на правительства стран, признавших Россию террористическим государством, чтобы они дополнительно признали Чечню оккупированной территорией. Несомненно, вырастет и численность чеченского боевого контингента в Украине. Попытки преодолеть раскол внутри оппозиции имеют сомнительные шансы на успех.

Сложнее всего прогнозировать, каким окажется предстоящий год для населения Чечни. Общественная динамика, скорее всего, сохранит свою нынешнюю, довольно неустойчивую траекторию, в которой стабильность в условиях жестких репрессий периодически сопровождается актами сопротивления. Любые акты сопротивления непредсказуемы, поскольку они связаны с неизвестными факторами (например, невозможно предсказать радикализацию отдельных индивидов). Все, что можно сказать сейчас, это то, что потенциальные условия, лежащие в основе таких актов сопротивления, существуют и продолжат существовать.

Самое читаемое
  • Как Ельцин на самом деле проложил дорогу Путину
  • Переменчива стабильность
  • Правые и виноватые: трагедия 1993 года и проблема «хороших парней»
  • Военно-патриотическое мученичество: РПЦ и память о Великой Отечественной войне
  • Как устроен кадыровский режим образца 2024 года
  • Лучшая версия коллективизма

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Новая радикализация России создает проблемы

Гарольд Чемберс ожидает жесткий силовой ответ спецслужб на теракт в «Крокус Сити Холле», особенно в регионах с повышенным риском вылазок боевиков

Российский антисемитизм: давно не виделись

Ксения Кример о нынешнем всплеске антисемитизма в России

Новый российский рынок наемников

Джек Марголин о том, как «Вагнер» и российское государство пытаются найти новые способы сосуществования

Поиск