«Силовики»
Армия
Безопасность
Внутренняя безопасность
Регионы

История взлета «университета спецназа»

Гарольд Чемберс о том, как главная учебная база Чечни приобрела символическую и стратегическую роль для Рамзана Кадырова

Read in english
Фото: Scanpix

Примерно раз в неделю губернатор Чечни Рамзан Кадыров сообщает более чем трем миллионам подписчиков своего Telegram-канала о том, что на фронт в Украину отправился очередной отряд бойцов-добровольцев. Эти бойцы входят в состав специального отряда быстрого реагирования «Ахмат» под командованием Апти Алаудинова. Они проходят подготовку на базе Российского университета спецназа в Гудермесе (РУС), расположенного примерно в тридцати километрах от Грозного. До начала полномасштабного вторжения России в Украину РУС уже работал на престиж кадыровского режима, создавая кадыровцам репутацию элитной антитеррористической силы, а также играл центральную роль в военной парадипломатии главы Чечни.

Спустя год полномасштабной войны приходится констатировать, что роль университета расширилась и трансформировалась. Теперь он превратился в ключевой элемент участия Чечни в военных действиях РФ против Украины, а также стал важнейшим инструментом, которым оперирует Кадыров в своих попытках пересмотреть статус Чечни в рамках национальной (российской) идентичности и выстроить свой профиль как федерального политика.

История Российского университета спецназа

Российский университет спецназа открылся летом 2019 года, но идея его создания, как утверждается, возникла у чеченского губернатора еще в 2013 году. Впервые о планах строительства РУC он заговорил в 2016 году. По другим данным, проект является детищем Даниила Мартынова, бывшего члена элитной группы ФСБ «Альфа» и экс-советника Кадырова по вопросам, связанным с «силовиками». Мартынов, который сейчас занимает должность советника и заместителя главы МЧС, по-прежнему числится руководителем группы инструкторов РУС. Вопреки тому, как РУС себя позиционирует, это частная организация, и юридически она остается просто «спортивно-стрелковым клубом», то есть университет не подчиняется ни одному из подразделений федеральной службы безопасности, а значит, является отдельным образованием и от официального спецназа. Такой контраст между юридической классификацией и действительным использованием РУС для подготовки наемников логичен. Это связано с тем, что учебный центр — престижный проект для Кадырова, и он не хотел бы потенциально подорвать свою власть над РУС, поместив его в рамки официальных структур безопасности.

Каковы были возможности Российского университета спецназа в области подготовки кадров в прошлом — неясно, поскольку учреждение не проводило постоянные тренировки новых сил и тем более не пыталось сформировать новые элитные подразделения с нуля. На сайте университета утверждается, что РУС предлагает программы для гражданских лиц, частных охранных компаний, а также «специальные» программы, предположительно предназначенные для тренировки международных сил полиции по борьбе с терроризмом. Даже нынешний график обучения в военное время кажется малоубедительным и маловероятным. Утверждения, что университет подготавливает от двух или трех сотен солдат каждые две недели, вызывают большие сомнения. Эти цифры кажутся высокими сами по себе, а обучение невероятно быстрым. Важно критически воспринимать почти любую статистику, которую обнародует чеченский режим; кадыровцы уже давно производят альтернативную картину реальности, в которой их репутация и истинное положение катастрофически не совпадают.

Исторически РУС работал на престиж чеченского правительства в двух областях. Во-первых, РУС часто служит тренировочной базой для «элитных» контртеррористических подразделений кадыровцев, таких как печально известный полк полиции имени Ахмата Кадырова, который, по сообщениям, совершал внесудебные казни и пытки во время преследования членов ЛГБТК+ сообщества в Чечне в 2017 году. «Университетская» структура позволяет руководству республики отмывать свою репутацию внутри страны, а также за рубежом.

Университет спецназа играет ключевую роль в военном аспекте парадипломатии Кадырова, особенно в поддержании связей с правительственными службами безопасности в странах Персидского залива и других государствах Ближнего Востока. В этом отношении университету не удалось достигнуть первоначальных (и совершенно нереальных) целей Кадырова, который рассчитывал привлечь инструкторов и студентов со всего мира. Ограниченные возможности, которыми Кадыров располагает для реализации собственных амбиций в этом начинании, не должны удивлять, поскольку чеченский правитель был вынужден ограничить свою международную деятельность регионами, с которыми он уже и так взаимодействовал прежде. В целом, РУС не обеспечил чеченскому лидеру того престижа, которого он явно ожидал, создавая эту структуру.

СОБР «Ахмат»

Отправка бойцов СОБР «Ахмат» на фронт в Украину как правило сопровождается заметным освещением в медиа. Этого не было в первые месяцы после начала вторжения. На самом деле, совершенно неясно, когда первый контингент бойцов, подготовленных в РУС, был отправлен в Украину. Кадыров заявлял, что они готовились «с первого дня», то есть, с учетом двухнедельного срока подготовки, первая группа должна была быть отправлена около 10 марта. Но до конца недели никаких признаков переброски сил из Чечни в Украину не было. Только 17 марта 2022 года глава Чечни объявил, что командир СОБР «Ахмат» Апти Алаудинов отправился на фронт с тысячей добровольцев. Никто из официальных лиц не опубликовал никаких материалов, подтверждавших это заявление, несмотря на склонность кадыровского режима использовать социальные сети в собственных пропагандистских целях и тот факт, что с тех пор появление подобных материалов сопровождало каждую новую переброску сил из Чечни в Украину.

Первое видео развертывания группы бойцов появилось в сети только спустя неделю. Даже в самые первые недели вторжения было ясно, что существует разрыв между тем, сколько военнослужащих СОБР «Ахмат» было отправлено в Украину и сколько должно было отправиться на фронт. Если Алаудинов действительно отправился воевать с тысячей военнослужащих, то численность этой группы на несколько сотен превышала собственные возможности Чеченской республики по подготовке бойцов. Если его не сопровождал такой большой контингент, значит, их учебный центр либо не справлялся со своими обязанностями, либо развернул работу только после начала вторжения. 11 января 2023 года Кадыров заявил, что во вторжении участвуют более 21 000 чеченцев, среди которых бойцы обычных кадыровских подразделений и добровольцы спецназа «Ахмат», причем более девяти тысяч человек на тот момент находились на передовой. Хотя неизвестно, является ли эта статистика точной или нет, она, безусловно, далека от цифры 70 тысяч военнослужащих, которых Кадыров угрожал перебросить в Украину чуть более года назад.

Если отбросить цифры, то спецназ «Ахмат» в основном был призван служить двум целям для кадыровской политики военного времени: первая находится в сфере внутренней безопасности, вторая — в сфере национальной идентичности. Очевидно, что появление СОБР «Ахмат» после неудачного штурма Киева свидетельствует о том, что лидер Чечни в тот момент решил подстраховаться в отношении своего вклада в войну с точки зрения численности отправленного на фронт из Чечни личного состава. Тяжелые потери могли подорвать внутренний аппарат безопасности Чечни, поэтому Кадыров стремился предотвратить их, добавляя и увеличивая число добровольцев из республики, засчитывая их как чеченские. Что касается национальной идентичности, Кадыров использовал в своих интересах подготовку в Чечне войск из разных уголков России: он утверждает, что они прибывали в республику из всех регионов, «от Камчатского края до Москвы», тем самым продвигая идею «многоконфессиональной, многонациональной» России. Кадыров стремится к тому, чтобы чеченцы были включены в подобную концепцию национальной идентичности. Исторически в силу многовековой напряженности Чечня и другие регионы Северного Кавказа имеют тяжелые отношения с российской национальной идентичностью. Чеченцы сегодня составляют третью по численности этническую группу в Российской Федерации (хотя это всего 1,14% всего населения) и Кадыров стремится обеспечить себе престиж, который, по его мнению, должен сопутствовать этому статусу.

ВИПы

Когда различные официальные лица или знаменитости приезжают в Чечню к Кадырову, они обычно посещают какой-нибудь из любимых проектов Кадырова, часто связанных с его отцом Ахматом. Однако в последний год важные гости все чаще приезжают с визитом в Российский университет спецназа. Среди ВИП-посетителей РУС были самые разные фигуры. Последним высокопоставленным гостем, приехавшим сюда в начале марта, был Денис Пушилин, глава так называемой Донецкой народной республики. Незадолго до визита Пушилина Кадыров встретился в учебном центре с псковским губернатором. Ранее в РУС прибыла федеральная делегация в составе первого заместителя руководителя администрации президента Сергея Кириенко, вице-премьера и полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева и Даниила Мартынова. Новые подразделения Минобороны «Запад-Ахмат» и «Восток-Ахмат» тренировались не на авиабазе в Ханкале, а в РУС. Это очевидная уловка Кадырова, призванная убедить армейское руководство, что эти подразделения остаются под его контролем. РУС также используется как пропагандистская витрина для неправительственных посетителей, среди которых журналисты «России сегодня» и «трудные» дети, подопечные федеральной программы «Подростки России». Даже американские бойцы смешанных единоборств, приезд которых Кадыров оплатил для празднования пятнадцатилетия своего сына, посетили стрельбище РУС, что стало очевидным пиар-выигрышем для находящегося под санкциями военачальника. Что касается работы на укрепление собственного престижа, то тут Кадыров с блеском преуспел, создав возможности для фотосъемки [американских гостей на территории кампуса университета], чтобы подкрепить представление об очевидной важности РУС внутри России и одновременно поставить в неловкое положение Министерство финансов США.

Продолжающийся взлет РУС

До вторжения России в Украину в 2022 году способность Российского университета спецназа подкреплять престиж Кадырова была ограничена особенностями его собственного положения в России. Однако начало полномасштабного вторжения стало для чеченского лидера окном возможностей, позволившим ему использовать РУС для укрепления своего авторитета и престижа в военное время. Он добился этого, сформировав СОБР «Ахмат» из добровольцев, прошедших обучение в РУС, вместо того чтобы разворачивать силы своих собственных служб безопасности в Украине. Тем самым Кадыров намеревался продвигать многонациональный образ России, который должен обеспечить ему более высокий авторитет. В ходе войны РУС все чаще стали посещать федеральные чиновники и другие важные гости Кадырова.

В перспективе РУС может быть использован в каких-то дополнительных целях, поскольку доходы этой компании в прошлом году, очевидно, утроились. Однако все 349 миллионов рублей на ее счетах поступили от «добровольных жертвователей». Это говорит о том, что РУС может быть использован для фильтрации денег кадыровского режима и даже как механизм хранения средств, вымогаемых у государственных служащих через обязательные поборы. Это вполне обычное явление в республике.

Самое читаемое
  • Будущее и настоящее Роскосмоса
  • «Элегантное» решение: потому что нам нужнее

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Игра по новым правилам

Андрей Перцев о том, как российские силовики и элиты начали менять систему власти в России

Предатели по назначению

Павел Лузин о политической логике и практике борьбы с «государственными изменниками»

Миссия по исправлению ошибок

Павел Лузин об особенностях политического мировоззрения российской элиты

Поиск