Внешняя политика Конфликты Постсоветское пространство

Жизнь в оккупации

Иван Клышч о том, что происходит на недавно оккупированных территориях Украины

Фото: Scanpix

Есть основания полагать, что российская власть намеревается подвергнуть захваченные территории Украины долгосрочной оккупации. Об этом, в частности, в январе 2022 года говорил военный эксперт Майкл Кофман. 13 марта Владимир Зеленский осудил попытки России создать в Украине новые марионеточные «псевдореспублики» по образцу так называемых ЛНР и ДНР. Сотни тысяч людей сегодня вынуждены жить под оккупационным режимом враждебной державы. Что нам известно о происходящем на этих территориях?

Во время войны сложно получать достоверные новости из недавно захваченных зон. Журналисты, фиксеры и репортеры стали мишенью российских войск с самого начала нынешнего вторжения в Украину. Многих из них задерживали оккупационные власти. Очевидно, что Россия пытается заставить украинских чиновников, журналистов и общество в целом замолчать. Но даже в таких условиях некоторые украинские СМИ продолжают свою работу на захваченных территориях и рассказывают о действиях как оккупационных войск, так и украинских. На основе этой информации мы можем составить приблизительную картину того, как Россия выстраивает свою работу в оккупированных населенных пунктах.

Деятельность России выходит за рамки военной целесообразности. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что российские военные стремятся создать на захваченных территориях лояльные им администрации. В связи с этим есть основания полагать, что Россия ставит перед собой цель повторить сценарий Донбасса, установив и в других регионах Украины долгосрочные марионеточные оккупационные режимы.

Военное правление с гражданским фасадом

Захваченные недавно территории Украины, как и оккупированные уже давно, находятся под военным контролем России. Например, в Херсонской области российские войска развернули свой лагерь. Во всех населенных пунктах введен комендантский час. Протесты и все массовые собрания запрещены. За соблюдением этих запретов не всегда следит именно российская армия. Этим также занимаются привезенные из России полицейские и военизированные формирования, включая отряды Кадырова и Росгвардии. Несколько протестующих уже были убиты.

Также поступают сообщения о том, что оккупационные силы зачищают населенные пункты и преследуют украинских ветеранов, активистов и тех, кто верен украинскому государству. Пропадают без вести учителя и дирижеры, гонениям подвергаются крымские татары. Судьба задержанных точно не известна, но свидетели говорят о применении против них пыток и принудительной транспортировке в Луганск и Россию. Украинские власти сообщили о том, что к середине марта в оккупированной Херсонской области пропало более 400 человек.

Жесткий военный режим дополняется элементами бутафорского государственного строительства, мало чем отличающегося от донбасских «народных республик». В итоге может быть создано несколько марионеточных правительств. 12 марта украинские власти обвинили Россию в подготовке фиктивного референдума в Херсоне по образцу крымского. Так называемым республикам уже дали названия, а «Херсонской народной республике» даже выделили «день независимости» — 13 марта. Все это указывает на стремление России установить на «освобожденных» территориях двойное военно-гражданское правление.

Эти амбиции поставили существующие гражданские власти в трудное положение. Во всех оккупированных городах гражданские власти остались верны Украине и обязались продолжать оказание услуг в прежнем режиме, то есть без приказов оккупационного режима. Согласно сообщениям, российские военные не предъявляют требования муниципалитетам напрямую. Вместо этого они систематически заменяют местные органы власти лояльными чиновниками. Тех, кто не идет на сотрудничество, похищают, как это случилось с мэром Мелитополя Иваном Федоровым. Подобные случаи были зарегистрированы в Новой Каховке, Бериславе и других населенных пунктах. Заменяются и другие элементы государственного управления. Так, например, сообщается, что в Новой Каховке оккупационный режим распустил всю городскую полицию и объявил о наборе новых сотрудников.

Постепенно появляются коллаборационисты. 16 марта на RT было опубликовано видео (скорее всего, постановочное) учредительного съезда новой власти Херсонской области («Комитет спасения за мир и порядок»), которая предположительно была создана 10 марта. При этом 15 марта оккупационный режим еще ставил на своих обращениях типовую подпись «военно-гражданская администрация». По данным российских СМИ, «Комитет спасения за мир и порядок» состоит из «пророссийских» активистов, которые взяли на себя полномочия определять политический курс Херсонской области. Этот курс был понятен с первого дня: «сблизиться» с Россией и Крымом. Аналогичная «военно-гражданская» власть создана в Мелитополе. Марионеточные режимы заготовлены и для других населенных пунктов. Херсонская область здесь выступает первопроходцем, поскольку она по большей части находится под контролем российских военных. Украинские власти начали в отношении коллаборационистов расследование по обвинению в государственной измене.

Замена действующих чиновников коллаборационистами — это стратегия, которую мы уже видели в ходе оккупации Россией Донбасса. На захваченных сейчас территориях, как и ранее на Донбассе, предпринимаются меры по закреплению оккупации. В конце марта появилась информация о том, что оккупанты планируют с апреля ввести в обращение на территории Херсонщины рублей. Российские телеканалы также содействуют целям оккупации. 13 марта «гражданский» оккупационный режим в Мелитополе призвал население смотреть российские федеральные каналы, чтобы получать «правдивую информацию» о происходящем в регионе. Также сообщалось, что школы в Мелитополе продолжат работу, но с 1 апреля перейдут на обучение на русском языке. Тревогу вызывают поступающие сведения о том, что могут быть уничтожены некоторые книги из захваченных библиотек, в частности книги по истории на украинском.

Попытки кооптации и создания муниципальных администраций не увенчались успехом. С начала оккупации гуманитарная ситуация значительно ухудшилась. Есть проблемы с доступом к продовольствию. Сообщалось, что российские силы не пускают на оккупированные территории гуманитарную помощь от украинских источников. Какая-то гуманитарная помощь якобы поступала из Чечни и Крыма, но ее явно недостаточно (если он вообще была). Руководство Украины заявило, что ситуация в оккупированном Херсоне приближается к гуманитарной катастрофе — дефицитными становятся не только продукты питания, но и важнейшие лекарственные препараты. Некоторые торговые центры продолжают работать, но огромные очереди свидетельствуют о неустойчивости поставок.

Планы Кремля

Со временем появляется все больше признаков того, что Россия нацелена на длительную оккупацию территорий Украины. Это действительно может стать итогом войны. Как 9 марта писал Лоуренс Фридман, если прекращение огня будет введено по принципу «оставь себе то, что уже захватил», Кремль может сохранить контроль над несколькими новыми частями Украины. Россия несет в этой войне неожиданно высокие потери, поэтому она может с большим упорством держаться за территории, захваченные ценой огромных затрат и кровопролития. В итоге новые фактические границы могут быть начерчены там, где проходит линия фронта. Переговоры в основном были сосредоточены на нейтральном статусе Украины, а обсуждение судьбы оккупированных территорий было отложено на потом. При этом до сих пор дискуссии в основном ведутся вокруг статуса Крыма, Донецка и Луганска, что оставляет подвешенным в воздухе вопрос о новых оккупированных территориях.

Можно предположить, что стратегия «государственного строительства» была заложена в планах Кремля с самого начала войны. Сообщается, что Девятое управление ФСБ до войны проводило в Украине опросы, чтобы оценить отношение общественности к известным фигурам, из которых будут составлены марионеточные власти. Несмотря на эти и последующие усилия, украинское сопротивление — как внутри, так и за пределами оккупированных территорий — препятствует формированию российского оккупационного режима. Украинское контрнаступление уже превратило Херсон в оспариваемый город. Но намерения Москвы понятны. Только полное освобождение оккупированных территорий остановит создание на этих территориях марионеточных режимов.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Бедные против войны?
  • Сто дней российско-украинской войны
  • Конец России как нефтяной державы
  • Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Юлия Петровская о том, почему вопрос введения Сербией санкций против Москвы остается открытым, несмотря на выгодный газовый контракт

Путин и «триединый народ»

Олеся Захарова о риторике Путина в отношении Беларуси

Россия и европейский нелиберализм: частичный развод?

Марлен Ларюэль и Джон Хробак о том, как французские крайне-правые с переменным успехом преодолевают свою русофилию

Поиск