Гражданское общество Конфликты Общество Постсоветское пространство Социология

Вторжением в Украину Путин усугубил раскол российского общества

Станислав Андрейчук о том, как война Путина с Украиной постепенно превращается во внутрироссийский гражданский конфликт

Фото: Scanpix

Новая, горячая, фаза войны России с Украиной расколола российское общество. Нет даже намека на повторение «Крымского консенсуса». Еще до начала нынешнего противостояния «Левада-центр» (внесен в список «иностранных агентов») 17−21 февраля 2022 года провел опрос об отношении россиян к ситуации вокруг Украины и так называемых ЛНР и ДНР. Тогда, за несколько дней до начала российского вторжения, 51% опрошенных сказали, что перспектива войны их «очень пугает» или «во многом пугает», еще 22% — «не сильно пугает».

Расколы, которые нынешняя стадия противостояния выявила или породила, — лишь частично старые, есть и много новых. Против войны еще до ее начала выступил, например, генерал-полковник в отставке Леонид Ивашов — бывший высокопоставленный сотрудник Министерства обороны России, известный своими национал-патриотическими взглядами. Борис Межуев, один из идеологов «Русской весны» 2014 года, 24 февраля написал в своем аккаунте в Facebook, что закрывает свой сайт «Русская идея», посвященный консервативной идеологии и «Русской весне» в связи с тем, что «России нужен сейчас свой „разумный“ палеоконсерватизм, который был бы в чем-то похож на палеоконсерватизм американский, который некоторые его критики называли „изоляционизмом“ или „анти-интервенционизмом“». По сути, Межуев призывает сосредоточиться на внутренней политике, не вовлекаясь во внешнеполитические дела. В последующие дни он еще несколько раз высказался против войны.

Уже после начала военных действий с призывами остановить их выступили проголосовавшие несколькими днями ранее за признание ЛНР и ДНР отдельные представители КПРФ и «Новых людей». Например, против войны высказался депутат Госдумы от «Новых людей», бывший КВНщик Сангаджи Тарбаев. Осудили войну три депутата Госдумы от КПРФ: Михаил Матвеев, Олег Смолин и популярный экс-сенатор Вячеслав Мархаев. Все они говорят примерно одно: признание ЛНР и ДНР — это одно, но то, что происходит сейчас, недопустимо. «К моему большому сожалению, вся кампания по признанию ДНР и ЛНР имела совсем иной замысел и план, который изначально скрывался, и в результате — мы оказались в состоянии полномасштабного противостояния и войны между двумя государствами», — написал Мархаев.

К миру призывают крупные бизнесмены — Михаил Фридман написал проникновенное письмо сотрудникам одной из своих компаний. Олег Дерипаска в ТГ-канале критикует сложившуюся экономическую ситуацию, не стесняясь в выражениях. Олег Тиньков требует прекратить войну. Роман Абрамович стал посредником в переговорах по просьбе Украины.

При этом признание ЛНР и ДНР поддержали члены движения «Общество.Будущее» популярного в московской либеральной среде политика Романа Юнемана, который участвовал в выборах депутатов Московской городской Думы. Юнеман является одним из наиболее ярких противников вводимого сейчас онлайн-голосования. Формально осудив вторжение российских войск, участники движения опубликовали в своих аккаунтах в соцсетях его официальную позицию. Там, в частности, говорится: «…мы — русские люди, не можем в тяжелый час отказаться от собственной армии и собственного народа. Не собираемся мы и сочувствовать Украине, которая методично убивала русских Донбасса восемь лет. А потому мы с русским народом и с русской армией. Ведь хуже войны лишь проигранная война. Все наши надежды сейчас устремлены на скорейшее прекращение конфликта и переход к дипломатической фазе. И помните, что Россия может быть не права, но это наша Родина» (примечательно, что на сайте движения этого заявления найти не удалось, а все его лидеры в последующие дни старались ничего не комментировать публично). 28 февраля Юнеман написал, что «Общество.Будущее» занимается сдачей крови для российских больниц и помощью эвакуированным.

«Пацифисты» называют оппонентов «фашистами» и «оккупантами», «ястребы» в ответ обзывают их «трусами», «предателями» и «пятой колонной». Война России с Украиной на глазах превращается в гражданское противостояние уже внутри России.

Роль официального дискурса

Как ни странно, свой вклад в превращение «войны империалистической» в «войну гражданскую» (по ленинской формуле) внес официальный дискурс. Алексей Юрчак в книге «Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение» показал, как это работало в СССР: официальный дискурс одновременно клеймил «космополитизм», но поддерживал «интернационализм», критиковал «буржуазную музыку», но поддерживал музыку западных «угнетенных классов». Председатель комсомольской ячейки вполне мог заниматься организацией джаз-концертов или обмениваться записями британских рок-музыкантов.

Что-то похожее, кажется, происходит и сейчас. На официальном уровне на протяжении многих лет говорится об украинском народе как «братском» и при этом не отрицается, что это сейчас отдельное государство (и даже принадлежность ему территорий ЛНР и ДНР до прошлой недели официально не ставилась под сомнение).

В результате противники агрессии в отношении Украины воспринимают эту войну, с одной стороны, как вторжение в независимое государство, а с другой — часто вполне искренне желают поражения российской армии, т.к. рассматривают эту войну не как войну армий двух государств, а как войну против режима Владимира Путина, который ощущается ими оккупационным, посягающим на их суверенитет как граждан России.

Как признал еще один из идеологов аннексии Крыма в 2014 году, Алексей Чадаев, вместе с присоединением Крыма в 2014 году россияне присоединили гражданскую войну (сейчас этот пост недоступен).

Примирение России

В нынешней ситуации выглядит все так, что позитивные сдвиги как во внешней, так и во внутренней политике России возможны только при изменении самого политического режима — да и то нет никаких гарантий. А для этого нужны какие-то общие действия оппозиции: от самой радикальной, до самой умеренной.

Однако проблема в том, что такие расколы, как показанные выше, лежат в основе путинского доминирования во внутренней политике. Люди, критически относящиеся к Путину, с упоением ругаются друг с другом и накапливают претензии и обиды. Для некоторых «либералов» оказывается, что за Алексея Навального нельзя голосовать, потому что он когда-то ходил на шествия националистов, за КПРФ — потому что они «сталинисты», за «Новых людей» — потому что те поддержали признание ДНР и ЛНР, за «Яблоко» — потому что это вождистская партия, за Романа Юнемана — потому что он поддерживает российскую армию в этой войне и т. д. Этот список может быть бесконечным. У условных «левых» есть свой похожий список — кого-то обвиняют в развале СССР, кого-то в религиозности, а кого-то, наоборот, в отходе от «традиционной российской религиозности», то есть в атеизме.

С ухудшением социально-экономической обстановки, вероятно, расколы будут углубляться, а их число увеличиваться — вспыхнут и социальные разногласия, и регионально-этнические. Однако во внутренней политике придется договариваться и вступать в компромиссы: те, кто был за войну, и те, кто был против, будут вынуждены садиться и договариваться на основе более общего консенсуса — недовольства нынешними российскими властями. С высокой долей вероятности в эти переговоры придется вовлекать еще и многих из тех, кто сегодня сидит в кремлевских кабинетах и российских министерствах. Для этого лидерам разных политических групп придется успокоиться самим и — что гораздо более сложная задача — попробовать успокоить своих сторонников.

Другим вариантом могла бы быть революция во главе с какой-то одной силой, но, кажется, Россия в ее нынешних границах такое испытание не переживет, а постепенное «загнивание» под санкциями все равно рано или поздно упрется в необходимость смены режима и элит.

Россиян ждут очень непростые годы. Гражданская война в начале XX века закончилась ровно сто лет назад. Из нее Россия вышла с большими потерями в территориях и численности населения, не говоря уже об экономическом ущербе и исторических последствиях. Нынешний конфликт имеет потенциал к развитию до не менее трагических последствий. Возможностей на то, что его удастся остановить, остается все меньше.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Бедные против войны?
  • Билет в один конец
  • Конец России как нефтяной державы
  • Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Холодная гражданская война

Михаил Турченко о том, как Путин годами раскалывал российское общество

Ставка Кремля на общественное мнение в контексте войны с Украиной

Гульназ Шарафутдинова о том, как Путин вновь использует войну для повышения своего рейтинга

Кнут, пряник и не только: управление гражданским обществом в путинской России

Всеволод Бедерсон и Андрей Семенов о том, как автократии сочетают «кнут и пряник» для управления гражданским обществом

Поиск