Армия Безопасность Внешняя политика Вооружения Конфликты Постсоветское пространство

Военная интеграция Союзного государства

Павел Лузин о том, что стоит за последними инициативами в российско-белорусском военном сотрудничестве

Фото: Mil.ru

Российско-белорусские учения «Союзная решимость-2022», официально завершившиеся 20 февраля 2022 года, а также анонсированное привлечение белорусских военных к российским учениям «Восток-2022» и договоренность об их размещении на российской авиабазе в Сирии свидетельствуют о качественных изменениях во взаимодействии вооруженных сил России и Беларуси. И это взаимодействие значительно отличается от сотрудничества с другими членами ОДКБ. При этом вопрос о перспективах постоянного военного присутствия российских военных на территории республики остается открытым.

Очевидно, что Москва и Минск ведут друг с другом сложную игру по вопросу о том, какую степень военной автономности от России сохранит Беларусь в рамках дальнейшей интеграции Союзного государства. От решения этого вопроса зависит и будущая степень политической самостоятельности самой Беларуси, а также белорусской политической элиты. Насколько можно судить, Лукашенко пока всеми силами сопротивляется непосредственному появлению полноценной российской военной базы на территории республики. Однако у Кремля в этом вопросе сегодня прослеживается определенная гибкость и готовность получать желаемое через последовательное углубление взаимодействия между вооруженными силами двух стран, которое бы не сводилось к одним лишь учениям.

Главные отличия учений «Союзная решимость — 2022» и «Запад — 2021»

Первым и главным отличием является внезапность, с которой учения «Союзная решимость — 2022» (они даже называются не учениями, а проверкой сил реагирования Союзного государства) вообще появились на горизонте. Если о проходивших за несколько месяцев до этого, в сентябре 2021 года, регулярных стратегических учениях «Запад» было известно заранее (они проводятся каждые четыре года), то о нынешних стало известно всего за три недели до начала. И если учения «Запад» лишь частично проходят на белорусской территории, то учения «Союзная решимость» официально проводились только там.

При этом число переброшенных российских войск в последнем случае даже превзошло количество военных, приезжавших из России в Беларусь на учения «Запад» в 2017 и 2021 годах. Например, тогда это было 2,53 тысячи человек, а сейчас звучали оценки вплоть до 30 тысяч. Хотя консервативно эту цифру можно оценить в 5−7 тысяч, учитывая и видимый характер учений, и заверения со стороны российского и белорусского командования в строгом соблюдении параметров Венского документа. Последний позволяет избежать официального уведомления о планируемых учениях, если число задействованных войск не превышает 9 тысяч человек. Таким образом, количество прибывших в Беларусь в январе-феврале 2022 года из Восточного военного округа российских войск, как минимум, в два раза превысило численность, обычную для учений «Запад».

Понятно, что это было связано с российской игрой на повышение ставок в отношениях с Западом в целом и в украинском вопросе в частности. Однако учения, помимо стандартной отработки действий войск в обороне и наступлении, предполагали и отработку охраны ключевых государственных и военных объектов, а также стабилизацию гуманитарной обстановки. Фактически это говорит о том, что российские военные учились действиям на случай острого внутриполитического кризиса внутри самой Беларуси. Судя по всему, возможные сценарии такого кризиса, из которых исходят в Москве, выходят за рамки того, что происходило, например, в Казахстане в январе 2022 года. Российская власть предполагает, что любой возможный белорусский внутриполитический кризис и российская реакция на него будут неизбежно означать серьезный кризис в отношениях с НАТО. Или же наоборот: любой серьезный кризис в отношениях с НАТО, способный быстро перерасти в открытый конфликт, может привести к внутриполитическому кризису в Беларуси, на который Москва будет вынуждена жестко реагировать.

Кроме того, относительно большая численность российских войск, прибывших на нынешние учения в Беларусь, свидетельствует о том, что Россия взяла курс на дальнейшее военное освоение белорусской территории. И в этом контексте вопрос о постоянном присутствии российских войск там становится для российского руководства все насущнее.

Военная база, которую избегает Лукашенко

Ранее на страницах Riddle уже поднимался вопрос о том, почему Россия заинтересована в появлении своей военной базы в Беларуси. Однако Минск упорно сопротивляется появлению такой базы. Взамен Лукашенко предложил базирование российских самолетов на имеющихся белорусских базах и совместное их использование, что привело к созданию учебно-боевого центра подготовки специалистов военно-воздушных сил и противовоздушной обороны на авиабазе в Барановичах осенью 2021 года. Также Лукашенко регулярно использует разнообразные риторические уловки — от гиперболического обещания принять всю российскую армию на белорусской территории в случае реальной угрозы со стороны НАТО до желания приобрести ракетные комплексы «Искандер-М» и совсем уж завиральной готовности разместить у себя российское ядерное оружие.

При этом Лукашенко не может не понимать, что экспорт комплексов «Искандер-М» (дальность до 500 км) невозможен вследствие российских обязательств в рамках Режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ/ MTCR). Конечно, Россия в теории может поставить в Беларусь комплексы «Искандер-Э» (дальность менее 300 км), но вряд ли Лукашенко торгуется за эти ракеты. Что касается ядерного оружия, пусть и нестратегического, то за десятилетия после распада СССР в России сформирована такая организационная и техническая система управления, хранения и логистики ядерного оружия, что она максимально осложняет и делает практически нецелесообразным, если не невозможным, его размещение в Беларуси. Точнее, даже если бы Россия приняла решение о таком размещении, то оно означало бы гораздо большее, нежели создание одной простой военной базы. И этот факт Лукашенко тоже не может не понимать. Все это лишь способ каждый раз откладывать вопрос о российской военной базе, пользуясь тем, что этот вопрос ему приходится обсуждать всего лишь с одним человеком в России, и, вероятно, играя на сложности российской бюрократической системы, неизбежных противоречиях и конфликте приоритетов внутри нее.

Однако Москва, судя по всему, изменила свой подход. Вместо траты времени на решение постоянно откладываемого вопроса о военной базе, по российско-белорусской военной повестке она действует там, где результат достижим и в любом случае работает на конечную цель — военное освоение белорусской территории и никем не оспариваемый контроль над республикой.

Молчаливое согласие Запада на постоянное военное присутствие

Наряду с упомянутым выше учебно-боевым центром на белорусской авиабазе, два подобных совместных центра должны быть созданы в Нижегородской области и под Калининградом. Таким образом, военная интеграция в рамках Союзного государства продолжается вне зависимости от сопротивления Лукашенко появлению российской военной базы.

То же самое можно сказать и об анонсированном участии белорусских военных в учениях «Восток-2022». Казалось бы, ничего необычного в этом нет: в конце концов, несколько сотен из них не раз участвовали в учениях «Запад» на российской территории. А в учениях «Восток» принимали участие другие иностранные государства, вроде Китая и Монголии. Однако в нынешнем случае, как и в ситуации с переброской белорусских миротворцев в Казахстан, логистика будет полностью зависеть от России и отработка их прибытия на Дальний Восток, судя по всему, станет одной из составляющих этих учений.

Не менее важным фактом является и соглашение об участии белорусских военных в оказании гуманитарной помощи в Сирии с размещением до 200 человек на российской авиабазе за счет российской стороны. Несмотря на сравнительно скромный масштаб такой миссии, она имеет как символическое, так и прикладное значение — российское военное командование учится на повседневной основе взаимодействовать с ВС Беларуси и руководить их подразделениями. Кроме того, не стоит исключать, что Россия могла бы расширять свое военное присутствие на белорусской территории аналогичным образом — через размещение российских подразделений и частей на ключевых белорусских базах. То есть в какой-то момент собственная военная база может оказаться уже не очень нужна Москве — постоянное и весомое российское военное присутствие будет и так обеспечено.

Последней важной составляющей российской тактики на белорусском направлении является нынешний международный кризис. За общей концентрацией войск вдоль украинских границ, обострением на Донбассе и жесткой риторикой со всех сторон никто уже не ставит вопрос о том, до какой степени Россия планирует укреплять свое военное присутствие в Беларуси. Похоже, что Запад негласно согласился с происходящей военной интеграцией Союзного государства.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Бедные против войны?
  • Сто дней российско-украинской войны
  • Конец России как нефтяной державы
  • Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Сто дней российско-украинской войны

Майкл Кофман о том, что ситуация на фронте складывается не в пользу России, несмотря на некоторые локальные преимущества

Моральная амбивалентность использования новых технологий для опознания погибших в Украине

Джихан Эрдост Акин и Жаклин Дюфалла анализируют правовые и этические аспекты рассылки фотографий мертвых российских солдат их семьям

Не раскаявшаяся армия

Джефф Хон о том, почему российской армии так никогда и не удалось преодолеть жестокое и бесчеловечное наследие своих советских истоков

Поиск