История
Общество

Тень республики

Алексей Уваров о том, как в автократии продолжают отмечать падение коммунистической диктатуры

Read in english
Фото: Scanpix

Среди общероссийских государственных праздников есть два особенных. Их нельзя отнести ни к имперско-советской истории, ни к традиционным памятным датам. Речь о Дне России (Дне принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации) и Дне Государственного флага Российской Федерации. Отсчет истории современной России следует вести именно с двух этих дат: 12 июня 1990 года, когда была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР, и 22 августа 1991 года, когда в Москве была одержана победа над ГКЧП. Но даже в ельцинской России эти праздники не пользовались большой популярностью, а при Путине их смысл и вовсе оказался забыт. Вместо того, чтобы создавать образ новой Российской республики, политическая элита России предпочла использовать понятные символы из советской и имперской истории. Почему это произошло?

День независимости?

Праздник, отмечающийся в России 12 июня, в 1994—2002 гг. назывался «День принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации», а с 2002 года — День России. Однако и Борис Ельцин, и многие другие использовали другое название — День независимости. Читатель может спросить: день независимости России от кого? Если верить Путину, СССР — это и есть «историческая Россия». То есть 12 июня — это день независимости от самих себя?

Ответ на этот вопрос потребует небольшого экскурса в историю понятия «Россия» или «Российское государство». На начало XX века под таким названием существовала Российская империя, имевшая в составе Польшу, страны Балтии, Финляндию, Центральную Азию, Южный Кавказ, Украину и Беларусь. В июле 1918 года на территории бывшей Российской империи большевики провозгласили создание Российской Советской Федеративной Социалистической Республики — РСФСР. Новая республика однозначно не была национальным государством «россиян» или «русских». Речь шла о федерации всех народов, проживающих на территории бывшей Российской империи (за исключением тех, чью независимость уже признали). В 1922 году РСФСР вместе с БССР, УССР и Закавказской Федерацией образовали Советский Союз. После образования Советского Союза из территории РСФСР были выделены новые союзные республики — Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан. Те границы, в которых Россия стала независимым государством в 1991 году, сложились внутри СССР примерно к 1939 году.

Положение РСФСР в составе СССР было достаточно странным и противоречивым. Юридически все союзные республики внутри СССР были равны. Фактически же РСФСР была лишена политической субъектности и служила ресурсной базой советской экономики. Так, у нее не было собственной партии и многих государственных органов, которые имелись у прочих советских республик. Только с началом масштабной политической реформы в СССР в 1989 году российская бюрократия начинает действовать самостоятельно.

В марте 1990 года в РСФСР проходят выборы в новый орган власти — Съезд народных депутатов. Политический состав делегатов был достаточно разнообразным: говорить о каком-либо демократическом большинстве на Съезде не приходится. Важно другое: и российские коммунисты, избранные на Съезд, и отъявленные «демократы», и, наконец, Борис Ельцин — все имели общего врага в виде руководства СССР, которое держало РСФСР «на голодном пайке» и ограничивало ее полномочия в рамках Советского Союза. 12 июня 1990 года Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете, которая значила одно: Российская республика в составе СССР начинает играть самостоятельную роль. Советский Союз лишается своей главной опоры и начинает сильно шататься. Уже в декабре 1991 года РСФСР будет переименована в Российскую Федерацию (Россию).

Безусловно, понятие «Россия» 1906 года достаточно сильно отличается от понятия «Россия» 1991 года. Соотносить современную Россию с Россией начала XX века не совсем корректно, это было государство с другими границами, политическим устройством и правовой системой. Международно признанные границы РФ — бывшие административные границы РСФСР внутри СССР. Современная Россия буквально вышла из 12 июня 1990 года, когда РСФСР перестала быть «становым хребтом» СССР и начала самостоятельную политику.

День российского флага: почему 22 августа?

Современный российский флаг — триколор — появился в истории России во времена Петра I. Логично было бы предположить, что праздник «День государственного флага» относится еще ко временам Российской империи. Но это не так.

Дата праздника — 22 августа — выбрана потому, что именно в этот день в 1991 году ГКЧП потерпел поражение, а Ельцин и его сторонники победили. Напомним, 19−21 августа 1991 года именно Ельцин (Президент) и Верховный Совет РСФСР организовали сопротивление ГКЧП в Москве. Фактически в эти дни происходило силовое противостояние союзной (ГКЧП) и российской (Ельцин) властей, и к 22 августа победа оказалась на стороне России.

Примечательно, что в 1990—1991 гг. флагом РСФСР оставалось коммунистическое знамя с серпом и молотом, принятое еще в 1954 году. Только 22 августа 1991 года несколько депутатов Верховного Совета России обратились к Ельцину с призывом вывесить над зданием Верховного Совета (Белым домом) не коммунистический, а «национальный флаг», триколор. Важно отметить, что депутаты отнюдь не были сторонниками возвращения к Российской империи. Для них триколор был флагом российской «февральской» демократии — короткого периода между падением самодержавия и установлением диктатуры партии большевиков в 1917 году.

Таким образом, через принятие «национального флага» в виде триколора рождался образ новой Российской Республики, которая наследовала исторические традиции России и в то же время была не прямым продолжением Российской империи, а новым государством.

Отчасти эта линия была продолжена созданием первой награды независимой России, учрежденной в июле 1992 года, — «Медали защитника свободной России». Согласно Положению о медали, ею награждаются «за мужество, проявленное в защите конституционного строя в период попытки государственного переворота 19−21 августа 1991 года, за заслуги в проведении в жизнь демократических преобразований, экономических и политических реформ, укрепление российской государственности, за вклад в решение национальных проблем». По мнению современных исследователей, эта медаль была построена на «отсылках к наградам Российской империи и антибольшевистского сопротивления в годы Гражданской войны». Основной период награждений пришелся на 1992−1994 гг., хотя юридически медаль по-прежнему может вручаться.

Победа над ГКЧП, впрочем, так и не стала основным праздником новой России. Лишь в 1994 году Борис Ельцин подписал Указ «О Дне Государственного флага Российской Федерации», который узаконил празднование 22 августа. При этом мотивировка принятия нового праздника в Указе описана максимально обтекаемо: «В связи с восстановлением 22 августа 1991 г. исторического российского трехцветного государственного флага, овеянного славой многих поколений россиян».

Проблемы символической политики Ельцина

Почему 12 июня и 22 августа не стали основными праздниками новой России?

Во-первых, как свидетельствуют события осени 1991 года, приоритетом и для Ельцина, и для российского руководства в целом было отнюдь не основание нового государства, а проведение рыночных реформ. Напомним, в октябре-ноябре 1991 года проходил V Съезд народных депутатов России, который рассмотрел уже готовый проект Конституции России, но отложил его принятие «на потом». Вместо этого он предоставил Ельцину и его правительству чрезвычайные полномочия на год для проведения экономической реформы.

Во-вторых, принятие такого рода праздников и создание нового государства — Российской республики — было возможно в достаточно короткий период конца августа — начала октября, когда Ельцин неожиданно для всех уехал в отпуск и отстранился от принятия решений. В тот момент его возможности как политического лидера были наиболее сильны, а в России, да и в СССР в целом не было силы, которая могла бы бросить ему вызов.

В-третьих, несмотря на фактическую победу Ельцина и его сторонников над ГКЧП в августе 1991 года, у них не было уверенности в собственной политической популярности за пределами крупных городов. Десятки тысяч москвичей пришли к Белому дому 19 августа 1991 года. Но какой отклик новые праздники и переоснование государства встретили бы у 150 миллионов россиян — на этот вопрос Ельцин и его команда ответить не могли.

Кроме того, самой концепции нового государства, ясно сформированной и понятной, у них не было. Многие решения принимались спонтанно — как, например, решение о возвращении трехцветного знамени. Наибольшая сложность в создании такой концепции как раз и состояла в том, что банального возвращения к докоммунистическому прошлому у России быть не могло. Так, Ельцин, «первый всенародно избранный глава российского государства», представить не мог буквальное возвращение Российской империи, и тем более возвращение к каким-либо советским «основам». Но проблема заключалась в том, что относительно «демократический» период истории России в феврале-октябре 1917 года был слишком коротким, чтобы на его основе строить новое государство. Да, был использован флаг, а впоследствии и герб, вдохновленный Российской империей, но фактически перед российским руководством стояла нетривиальная задача: необходимо было сформулировать концепцию новой Российской Республики в границах 1991 года.

Политический кризис 1991—1993 гг. явно не способствовал такой работе, а затем внимание российского руководства было в большей степени сфокусировано на войне в Чечне, экономическом кризисе и борьбе с коммунистической оппозицией. В итоге на протяжении всех 1990-х гг. попытки выстраивания нового российского республиканского дискурса были очень фрагментарными и спонтанными. На смену им все чаще приходило совмещение российских имперских и советских символов (как, например, сделал Ельцин 9 мая 1995 года, проводя Парад Победы). Его преемник — Владимир Путин — и вовсе не был заинтересован в поиске новой идеи, предпочтя ей слияние советского и имперского. Отнюдь не случайны его первые шаги на посту Президента России — принятие законов о возвращении мелодии советского гимна и советского (красного) знамени Вооруженных сил наряду с триколором и двуглавым орлом на гербе.

Память о 1990-х в современной России

Отношение к эпохе 1990-х гг. в современной политической элите России амбивалентное. С одной стороны, легитимация режима Путина построена на осуждении «лихих девяностых» («распад СССР как величайшая геополитическая катастрофа XX века») и на противопоставлении им «стабильных» путинских времен. С другой стороны, именно благодаря распаду СССР и появлению новой России современная российская элита смогла занять свое привилегированное положение.

Проявлением такого «двойственного» подхода может служить как интервью Путина для фильма «Дело Собчака» в 2018 году, так и существование «Ельцин-центра», несмотря на всю критику со стороны «патриотической общественности». Важно упомянуть, что в 2015 году Путин лично приехал в Екатеринбург, чтобы принять участие в церемонии открытия «Президентского центра Б.Н. Ельцина». По путинской же инициативе еще в 2007 году была открыта «Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина».

Именно таким двойственным отношением к эпохе 1990-х можно объяснить существования в России двух столь странных праздников, как День России и День государственного флага. Почему странных? По сути, оба этих праздника напрямую связаны с падением коммунистического режима и распадом СССР. Провозглашение суверенитета РСФСР в 1990 году существенно ослабило союзную власть, а неудача августовского путча в 1991 году добила ее и предопределила распад СССР.

Важно отметить, что смыслы, связанные с разрушением советского строя и созданием нового государства, в современном праздновании «Дня России» отсутствуют. Но так было не всегда. В 2000 году Путин отмечал, что «принятие Декларации о государственном суверенитете стало событием, завершившим эпоху. Была изменена природа российской государственности и российского политического строя». А в 2001 году Путин говорил, что в 1990 году «начался новый этап в истории страны — история строительства демократического государства, основанного на гражданских свободах и верховенстве закона». Посылы о важности демократического развития и связи Дня России с демократией звучали в речах Медведева и Путина примерно до 2013 года. Однако в 2014 году Путин вложил в праздник новое значение: «Сегодня он (День России) знаменует не только кардинальные демократические и экономические преобразования, не только события новейшей истории России, но и весь цельный, мощный, многовековой путь нашего родного Отечества». В последующие годы в речах президента звучали такие фразы, как «гордость за Отечество» и «величие ее тысячелетней истории», но изначальный смысл праздника был окончательно утерян.

Праздники «День России» и «День государственного флага» стали реликтами демократической революции 1990−1991 гг., предопределившей создание постсоветской России. Они могли бы быть основными символами новой России, но стали лишь тенью важных событий без какого-либо внятного смыслового наполнения. Впрочем, они по-прежнему напоминают о том, что у России есть иной путь, отличающийся от Российской империи и Советского Союза.

Самое читаемое
  • Лоскутное одеяло
  • Андрей Белоусов и трагедия советской экономики
  • Иран, Россия и война на Ближнем Востоке
  • Наследники кадыровского режима
  • Россия продолжает отрезать свой интернет от мира, на очереди — YouTube
  • На пороге посткадыровской Чечни

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Андрей Белоусов и трагедия советской экономики

Яков Фейгин о многолетних битвах за курс экономической политики, которые вел новый Министр обороны России

Правые и виноватые: трагедия 1993 года и проблема «хороших парней»

Алексей Уваров о сторонах политического кризиса 1993 года и их ответственности за его кровавый итог

Военно-патриотическое мученичество: РПЦ и память о Великой Отечественной войне

Екатерина Клименко о том, как РПЦ использует историю для легитимации путинского вторжения в Украину

Поиск