Riddle news week

Очарование Белоусовым

Андрей Перцев подводит итоги недели (13−17 мая)

Read in english

Назначение министром обороны бывшего вице-премьера по экономике Андрея Белоусова стало неожиданным ходом Владимира Путина, особенно на фоне его кадрового ультраконсерватизма. Российского президента часто называют «мастером многоходовок», которые якобы застигают врасплох его противников и ведут Путина к победе. Приход Белоусова в Минобороны многим может показаться (и кажется) такой суперэффективной многоходовкой. В приходе гражданского чиновника часть экспертов видят угрозу Украине, часть — свидетельство перехода экономики на военные рельсы, часть воспринимают это как знак грядущих перемен в российской армии, которые значительно усилят ее. На Белоусова зачарованно смотрят и сторонники путинского режима, и его противники. От нового министра ждут буквально чудес, поскольку «путинские системные либералы и технократы» якобы спасли экономику России от санкций, а теперь — спасут и армию РФ.

Магические надежды на Белоусова или страх перед ним мало соотносятся с его предыдущей биографией. Если глава Центробанка Эльвира Набиуллина или министр финансов Антон Силуанов действительно эффективно проявляли себя в решении финансово-экономических проблем (вызванных в основном политикой самого же Путина) и до полномасштабной войны, то заслуги Белоусова и меру его эффективности определить трудно. Должность вице-премьера по экономике влиятельная и статусная, но реальные решения вырабатываются в министерствах и ЦБ. Сам Белоусов работал главой Минэкономразвития чуть более года и долгое время был помощником президента. Какой именно вклад внес Белоусов в развитие и укрепление российской экономики — сказать очень трудно. Полномочия министра обороны не предусматривают влияния на экономическую политику государства, а значит, ни о каком переходе России на военные рельсы (во всяком случае, из-за назначения Белоусова в Минобороны) говорить нельзя. Если бы речь шла об этом, то чиновник бы сохранил пост вице-премьера и получил бы от Путина новые поручения и задания, а заодно их получили бы в министерстве финансов и Центробанке. Но Белоусов экономикой теперь не занимается, а о новых указаниях Набиуллиной и Силуанову ничего не известно. Нового министра нельзя назвать крепким или талантливым хозяйственником, он экономист-теоретик. С реальным полем деятельности в Минобороны его предыдущие навыки имеют мало общего. Минобороны распоряжается огромными бюджетными средствами, но идут они в основном на обеспечении инфраструктуры — и здесь условный Марат Хуснуллин (вице-премьер по строительству) смотрелся бы куда уместнее. К действиям российской армии на фронте назначение Белоусова тоже будет иметь мало отношения — это практически прямым текстом высказал Владимир Путин, переназначивший руководство Генштаба, к которому у президента претензий нет. После всего вышеперечисленного не очень понятно, каких «чудес» можно ожидать от прихода Белоусова в оборонное ведомство и какого кардинального изменения на полях боя ждать.

При этом сказать, что назначение бывшего первого вице-премьера министром обороны совсем ни на что повлияет, нельзя. Белоусов может маршрутизировать финансовые потоки министерства, исключить неэффективные траты и попробовать бороться с коррупцией. Путин явно был недоволен непрозрачностью армии и хочет устранить ее руками своего доверенного лица. Белоусов, которого эксперты называют «государственником», а представители элит считают достаточно честным и ответственным игроком, действительно неплохо подходит на роль человека, который может провести чистки и отладить процессы. Это уже немало. Но на пути президентского эмиссара почти неизбежно возникнут препятствия. Военной техникой Министерство обороны обеспечивает «Ростех» во главе с Сергеем Чемезовым, и если у Белоусова возникнут претензии к работе этой госкорпорации, то это чревато серьезным конфликтом. Конфликт с Чемезовым, вероятнее всего, и привел к отставке Шойгу. Представители армии тоже не в восторге от назначения гражданского и могут саботировать его указания. Даже в силу этих причин ожидания от Андрея Белоусова успешных подвигов и чудес выглядят малооправданными.

Послушание Кириенко

Несмотря на пожелание получить новый пост в правительстве или одной из госкорпораций, первый замглавы АП Сергей Кириенко продолжает работать в своей должности куратора политики в Кремле. Скорее всего, послушание Кириенко продлится до выборов в Госдуму 2026 году: смена политического менеджмента накануне важной кампании выглядит нелогичным и вредным для системы власти шагом (хотя Путин все чаще делает такие шаги и сюрпризы исключать нельзя). Это значит, что мы будем наблюдать шествия»»управленцев новой волны", красивые декорации выставок, симулирующих реальность, кадровые конкурсы и молодежные форумы. Все то, что так полюбил Путин и научилась делать команда Кириенко.

Донбасс не дал губернаторов

На этой неделе Путин назначил губернаторов пяти регионов взамен четырех глав территорий, возглавивших федеральные министерства, и путинского адъютанта Алексея Дюмина, который стал президентским помощником. Кемеровскую область в статусе врио возглавил Илья Середюк, который работал в команде самого известного кемеровского губернатора Амана Тулеева и продолжил сотрудничать со сменившим Тулеева Сергеем Цивилевым (мужем двоюродной племянницы Путина). Тульской областью будет руководить Дмитрий Миляев, работавший замом Дюмина и начинавший карьеру еще при его предшественнике Владимире Груздеве. Врио губернатора Хабаровского края стал замгенпрокурора Дмитрий Демешин. Замгубернатора Курской области Алексей Смирнов вырос до временно исполняющего обязанности губернатора. А управлять Калининградской областью отправился теперь уже бывший замминистра промышленности Алексей Беспрозванных. Все назначенцы учились или учатся в так называемой «школе губернаторов», которую при РАНХиГС основал Сергей Кириенко, но главным критерием их назначения стала принадлежность к той или иной влиятельной группе или покровительство прежних глав. До Беспрозванных губернатором Калининградской области был такой же выходец из Минпромторга (сфера влияния «Ростеха») Антон Алиханов. Цивилев, Дюмин и курский губернатор Роман Старовойт фактически оставили преемников. Силовик во главе Хабаровского края, вероятнее всего, будет подавлять сторонников бывшего главы региона Сергея Фургала.

Симптоматично, что среди новых назначенцев нет ни чиновников, которые поехали работать на Донбасс в надежде на кадровый рост, ни чиновников и политиков, отправившихся с теми же целями на фронт. Несмотря на все заявления о «новых кадровых лифтах» и «новой элите», губернаторский корпус продолжает формироваться по прежним правилам, а ключевыми факторами назначения остается принадлежность к тем или иным кланам либо покровительство влиятельных персонажей из близкого круга Путина.

Самое читаемое
  • Как Ельцин на самом деле проложил дорогу Путину
  • Переменчива стабильность
  • Правые и виноватые: трагедия 1993 года и проблема «хороших парней»
  • Военно-патриотическое мученичество: РПЦ и память о Великой Отечественной войне
  • Как устроен кадыровский режим образца 2024 года
  • Лучшая версия коллективизма

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Умножение конфликтов

Андрей Перцев подводит итоги недели (10−14 июня)

Бенефис для Путина

Андрей Перцев подводит итоги недели (3−7 июня)

Страсти по Госсовету

Андрей Перцев подводит итоги недели (27−31 мая)

Поиск