Внешняя политика
Россия – Китай
Энергетика

Нефтяной поворот на восток

Алексей Чигадаев о политических последствиях наращивания экспорта российской нефти в Китай

Read in english
Фото: Scanpix

Ситуация с нефтяными поставками из России в Китай претерпела значительные изменения после 2022 года. Если раньше Россия могла угрожать прекращением поставок нефти в недружественные страны, то теперь Китай и Индия могут остановить покупки нефти, что приведет к резкому снижению доходов в российский бюджет. Этот переход имеет глубокие политические последствия, которые лежат далеко за пределами дискуссий о «сырьевом придатке».

Прошлое и настоящее энергетической сверхдержавы

Понятие «энергетическая сверхдержава» стало одним из главных маркеров, которыми принято описывать первые два президентских срока Владимира Путина. Под этим понимается политизация энергетического бизнеса — сперва газового сектора, а затем и нефтяного.

В сентябре 2006 года на встрече с участниками дискуссионного клуба «Валдай» президент дистанцировался от этого определения: «Я, если вы обратили внимание, никогда не говорил о том, что Россия — какая‑то энергетическая сверхдержава. Но у нас больше возможностей, чем почти у всех других стран мира. Это очевидный факт. Все должны понять, что это прежде всего наши национальные ресурсы, и не раскрывать на них рот, как на свои собственные».

Экономическая эффективность была заменена планами на геополитическое превосходство, а «энергетические кулаки» стали главным инструментом внешней политики возрождающейся энергетической державы.

Торговля энергоносителями включала в себя не только экономическую составляющую, но и элементы политической поддержки либо наказания. Подобная политика может осуществляться в условиях высокого спроса и большого количества потенциальных покупателей. Если политическая администрация государства Х поддерживает внешнеполитический курс России либо установила близкие персональные отношения с ее политическим руководством или, как минимум, не выступает с критикой — в таких условиях можно обсудить не только преференциальный режим поставок, но и дополнительные скидки и отсрочку платежей, выгодные условия поставок на долгосрочные контракты. Бизнес-логика подсказывает — если на твой товар существует спрос, то в любой момент можно сослаться на обстоятельства непреодолимой силы, «перекрыть вентиль» и отправится на поиски другого клиента, с которым можно обсудить приемлемые условия продаж. В идеальном мире честной рыночной конкуренции клиенты пытаются избежать монополизации рынка и диверсифицируют пул импортеров, а продавцы стараются масштабировать бизнес для охвата максимального числа потребителей.

После полномасштабного военного вторжения России на территорию Украины в 2022 году ситуация кардинально изменилась. Экономические санкции против российского нефтегазового сектора ЕС и США привели к перестройке экспортных потоков — пространство принятия решений кардинально сузилось.

Россия больше не выбирает, кому из потребителей поставлять или не поставлять энергоресурсы и на каких условиях — если какое-либо государство хочет купить российскую нефть, несмотря на опасения попасть под вторичные санкции, то Россия готова сотрудничать. Количество лояльных покупателей снижается, покупка энергоносителей сопряжена с большим количеством дополнительных страховых, финансовых и логистических рисков — в таких условиях покупатели энергоносителей имеют полное право требовать как больших скидок, так и особых условий поставок и оплаты.

Вице-премьер РФ Александр Новак в интервью сообщил о том, что доля Китая в экспорте нефти и нефтепродуктов из РФ в 2023 году составляет 50%, на Индию приходится 40%. Россия готова продать столько нефти, сколько понадобится, но сколько нефти готов купить Китай?

Сколько нефти нужно Китаю?

С 2003 года Китай ежегодно устанавливал рекорд по импорту нефти — он поступательно рос, достигнув пика в первый год пандемии COVID-19.

В 2020 году Китай увеличил импорт нефти на 7,3% по сравнению с 2019 годом — до рекордного показателя в 542 млн тонн. Пандемия COVID-19 во многом определила объем закупок. В начале 2020 года в период пика распространения вируса Китай существенно снизил импорт нефти, а после обвала нефтяных цен в марте страна начала увеличивать закупки, формируя запасы нефти и наращивая загрузку НПЗ. В декабре 2020 года цены на нефть начали возвращаться на докризисный уровень, и Китай сократил импорт нефти.

В связи с комплексом накопившихся внутриэкономических проблем и последствиями пандемии и жесткого локдауна китайская экономика стала замедляться, что привело к снижению импорта нефти.

Таблица 1. Объемы импорта нефти согласно данным Главного таможенного управления КНР (ГТУ КНР)

Сколько нефти импортировал Китай в 2023 году?

В 2023 году Китай импортировал 564 млн тонн сырой нефти — на 11% больше, чем в 2022 году. Китай в очередной раз занял первое место в мире среди стран-импортеров нефти. Но такой объем выглядит, скорее, аномальным — ему не соответствует ни уровень экономического восстановления после пандемии COVID-19, ни ВВП по итогам 2023 года. Да, импорт сырой нефти увеличился, но китайский экспорт в 2023 году впервые с 2016 года сократился на 4,6% (до $ 3,4 трлн), импорт сократился на 5,5% (до $ 2,6 трлн).

Наиболее простым объяснением служит тактика закупки нефти, которую Китай уже использовал в 2020 году — мировые цены на нефть стабилизировались после непростого 2022 года, и, кроме того, были заключены долгосрочные контракты на поставку нефти с Россией и другими странами-поставщиками нефти.

В первую пятерку стран-поставщиков по итогам 2023 года вошли Россия, Саудовская Аравия, Ирак, Малайзия и ОАЭ. Пять стран экспортировали в Китай 348,85 млн тонн нефти, или 62% от общего объема китайского импорта.

Таблица 2. Страны-экспортеры сырой нефти в КНР в 2021—2023 гг. (согласно данным Главного таможенного управления КНР)

Сколько нефти экспортировала Россия в Китай в 2023 году?

В 2023 году Россия поставила в Китай 107 млн тонн нефти — на 24% больше, чем годом ранее. Стоимость поставок составила $ 60,6 млрд, она выросла на 3,5% в годовом выражении. На 20-м заседании Российско-китайской межправительственной комиссии по энергетическому сотрудничеству в декабре 2023 года вице-премьер Госсовета КНР Дин Сюэсян указал, что его страна готова наращивать торговлю энергоресурсами с РФ, продвигать взаимодействие по новым направлениям и углублять комплексное партнерство в данной сфере. Вице-премьер России Александр Новак заявил, что энергетическое сотрудничество двух государств находится на самом высоком уровне за всю свою историю.

При этом в 2022 году Китай купил у РФ 86,2 млн тонн нефти за $ 58,37 млрд.

Разница в объемах поставок и оплате бросается в глаза

Политические последствия нефтяного поворота на Восток

Не являясь экспертами в нефтегазовой отрасли, мы все же попытаемся охарактеризовать основные политические последствия роста экспорта российской нефти в Китай.

Если раньше российское политическое руководство угрожало прекратить поставки газа или нефти в недружественные страны, то после 2022 года ситуация складывается кардинально иначе. Теперь Индия и Китай могут угрожать России тем, что прекратят покупку нефти на условиях, которые покажутся им невыгодными. Ситуация с условиями поставок могла бы сложиться еще более драматично, если бы Индия и Китая смогли договориться между собой о получении дополнительных преференций в качестве ключевых покупателей. Однако комплекс экономических и политических противоречий между Индией и Китаем пока оставляет России пространство для маневра.

Китай воспользовался удачным моментом и нарастил объемы импорта нефти из России в 2023 году, но следующий логичный вопрос — сколько нефти может/хочет купить Китай в будущем? Китайская экономика не растет темпами, которыми могла похвастаться в самом начале 2000-х гг., китайской экономике на данный момент не нужно нефти больше, чем она уже импортирует.

Следующий вопрос — конкуренция за китайский рынок. Ни Саудовская Аравия, ни Ирак, ни ОАЭ, ни другие страны-экспортеры нефти не отказываются от китайского рынка, планируя либо сохранить, либо увеличить текущие объемы поставок. Чтобы Россия могла экспортировать больше нефти, другие страны должны экспортировать нефти меньше. Либо Россия должна обеспечить такие условия, которые позволят занять еще большую долю китайского рынка. Согласны ли с этим другие страны-экспортеры нефти?

Помимо Саудовской Аравии, одним из таких конкурентов является Иран. Внимательный читатель заметил, что Ирана нет в таблицах выше — за исключением пары грузов в декабре 2021-го и январе 2022 года. Главное таможенное управление КНР не регистрировало прямой импорт из Ирана с декабря 2020 года. Обратите внимание на Малайзию — большая часть иранской нефти, импортируемой в Китай, маркируется как поступающая из Малайзии или других стран Ближнего Востока. Нефть перевозится «серым флотом» старых танкеров, которые отключают свои транспондеры при погрузке в иранских портах, чтобы избежать обнаружения. Суда Ирана можно отследить через спутники вблизи портов Омана, ОАЭ и Малайзии. Затем они плывут в порты провинции Шаньдун. Иран и Россия играют в догонялки — для сохранения и потенциального увеличения своей доли на рынке Китая нужно снижать цены.

Помимо цен важна также транспортная инфраструктура и комфортная логистическая цепочка — это открытый вопрос, который контролирует не столько Китай, сколько заинтересованные в нем поставщики. Как доставить большие объемы нефти в Китай быстро и безопасно?

Ситуация, при которой Россия, к примеру, сможет взять под контроль треть импорта нефти в Китай, кажется сегодня маловероятной. Китай наблюдал, как быстро Россия может прекратить поставки энергоносителей и перекрыть нефтегазовый вентиль в течение пары часов — и он не пойдет на риски монополизации рынка энергоносителей. Зачем импортировать нефть исключительно из России, если можно играть на противоречиях Ирана, России и других поставщиков, добиваясь каждый раз все более выгодных дисконтов?

Китай понимает масштабы и привлекательность собственного рынка. И если Россия использовала поставки нефти и газа в качестве инструмента внешнеполитического давления, то Китай в качестве аналогичного инструмента использует квоты на импорт нефти для китайских нефтепереработчиков. По данным Bloomberg, в этом году их объем вырос на 60% по сравнению с 2023 годом — квоты сразу на год были выданы в январе. Очевидно, что борьба за них между странами-экспортерами нефти только усилится.

Подводя итог, стоит еще раз обратиться к высказываниям Владимира Путина. В 2006 году в речи на саммите в Сочи, говоря о том, почему Россия не спешит присоединиться к Энергетической хартии, Путин заметил: «Нам нужно понять, что мы получим взамен. Это легко очень понять, если вспомнить наше детство. Во двор вышел, конфетку держишь — тебе говорят: „Дай конфетку“. В потный кулачок зажал: „А ты мне что?“. Мы хотим знать: а они нам что?».

Объемы поставок энергоносителей в Китай вырастут, но не на порядки — китайская сторона и дальше будет стремиться к диверсификации поставщиков, а китайская экономическая модель больше не требует такого объема нефти. Китай также получает в руки мощный рычаг влияния на политическое руководство России. Может ли Китай резко сократить или нарастить объемы поставок, может ли Китай покупать нефть с большим дисконтом, может ли Китай управлять инструментами оплаты и валютой оплаты? На все эти вопросы можно ответить утвердительно. Что в ответ на это может сделать Россия? Перекрыть вентиль и уйти к другому потребителю уже не получится.

Самое читаемое
  • Будущее и настоящее Роскосмоса
  • «Элегантное» решение: потому что нам нужнее

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Гибридный ответ Приднестровья на планы Кишинева по реинтеграции

Денис Ченуша о том, как власти Молдовы используют войну в Украине для давления на Приднестровье в вопросе реинтеграции

Невыносимая легкость грузинского реэкспорта автомобилей

Вахтанг Парцвания о том, как, куда и почему развивается реэкспорт автомобилей из Грузии на фоне войны в Украине и растущих санкционных рисков

Новая геополитика Южного Кавказа

Нурлан Алиев о процессах, произошедших в регионе после отвоевания Азербайджаном Нагорного Карабаха

Поиск