Действующие лица
Политика

Мастер проектного метода

Андрей Перцев о том, как Марат Хуснуллин стал одним из самых любимых чиновников Путина

Read in english
Фото: Scanpix

На фоне полномасштабного вторжения российской армии в Украину в российской элите усиливают свое влияние фигуры, непосредственно с войной не связанные. Один из таких персонажей — вице-премьер по строительству Марат Хуснуллин. Он наращивал политический вес и до войны — например, продвигал своих подчиненных на губернаторские посты, замыкал на себя бюджетные потоки. Во время войны Хуснуллину удалось стать куратором восстановления инфраструктуры на оккупированных территориях и стать одним из президентских любимчиков среди правительственных чиновников. Сейчас вице-премьер подчеркивает статус особого президентского порученца и явно готов брать новые карьерные высоты или выгодные подряды для близкого окружения.

«По поручению Президента посетил новые регионы, осмотрел объекты, провел совещания по региональным программам социально-экономического развития. Также посетил Артемовск. Город поврежден, но восстановить его можно. Такой опыт у нас есть. Как только позволит оперативная обстановка будем заходить и шаг за шагом работать», — так описал в Telegram-канале свою поездку в украинский город Бахмут (российские власти называют его Артемовском) вице-премьер по строительству.

Хуснуллин стал первым высокопоставленным правительственным чиновником, который выехал не в абстрактную «зону СВО», а в самый горячий участок фронта. До этого именно он, а не первый замглавы АП Сергей Кириенко, ответственный в Кремле за Донбасс, сопровождал Владимира Путина в его ночной поездке в аннексированный Мариуполь. Он показал президенту новостройки на фоне разрушенных домов и рассказал о том, что эти дома якобы целенаправленно разрушили украинские военные. Вице-премьер даже попросил у президента разрешения «пожить» в городе. Судя по реакции Путина, рассказ Хуснуллина ему явно пришелся по душе. Вице-премьер по строительству знает, как найти подход к российскому президенту, который его не раз хвалил публично.

«Специалисты, выходцы из Татарстана, добились при активном участии всего комплекса выдающихся результатов в жилищном строительстве в прошлом году. И в советское время в нашей стране таких показателей, по-моему, не было», — заявил Путин в январе этого года. В 2021 году он также говорил о «рекордных показателях» в строительстве.

Проект за проектом

Марат Хуснуллин — представитель не самого распространенного типажа среди российских чиновников. Вице-премьер по строительству — упорный карьерист, который точно знает, каким проектом в какое время выгоднее всего заняться, готов наступать на интересы других людей и не прислушиваться к их мнению. Или прислушиваться, если начальству такой подход нравится. Хуснуллин начинал карьеру в Татарстане в команде первого президента республики Минтимера Шаймиева, в достаточно молодом возрасте (35 лет) он возглавил министерство строительства региона и проработал на этом посту десять лет. Хуснуллин курировал подготовку Казани к тысячелетию города и к Универсиаде 2013 года и убедился, что громкие проекты привлекают высшее руководство страны. Именно в это время ему удалось впервые встретиться с Путиным, когда тот приезжал в регион. Кроме того, Хуснуллин занимался другим важным проектом — расселением, вернее, сносом ветхого и аварийного жилья в Татарстане. Формально процент старых домов в республике уменьшался, на их месте строилось современное жилье. Только часто «ветхим» домом признавали вполне крепкие строения, а их жители получали не новую квартиру в современном здании, а компенсацию, которая не позволяла без доплаты купить жилье в том же районе. Люди из снесенных домов выходили на протесты, но безрезультатно. Республиканским властям были важны рекорды по ликвидации ветхого жилья для их демонстрации Кремлю. Позже Хуснуллин заявлял, что работать в республике ему было достаточно просто — «система» в ней была управляемой, а «вертикаль — выстроенной».

В 2010 году исполнительный карьерист приходит на работу в мэрию Москвы: сначала возглавляет департамент строительства, а потом быстро становится вице-мэром. После отставки мэра Юрия Лужкова и прихода на пост главы столицы бывшего главы АП, бывшего руководителя аппарата правительства и экс-губернатора Тюменской области Сергея Собянина, в Москве ожидали изменения подходов к застройке. При Лужкове исторические здания активно сносились или «реконструировались» до неузнаваемости. При Собянине и Хуснуллине эта политика продолжилась — разве что из столицы исчез так называемый «лужковский ампир», безвкусный неоклассический стиль.

Стройкомплекс стал активнее «осваивать» парки и зеленые зоны, мэрия затевала громкие инфраструктурные проекты — например, строительство хорд (крупных магистралей, пронизывавших город по диагонали). Горожане пытались защитить территории, которые считали своими, но мэрия не отступала. В 2017 году городские власти начали очередной мегапроект — «реновацию». Публично мэрия заявляла, что намерена сносить давно устаревшие хрущевки и переселить их жильцов в комфортные, новые квартиры в свежепостроенных домах в том же районе. Но быстро выяснилось, в список на снос попали вполне крепкие кирпичные пятиэтажки, предложить новое жилье могли в не самом удобном месте, а квартиры были не так уж хороши и требовали вложений в ремонт. После массовых протестов планы мэрии немного поменялись, но от проекта в целом городская администрация не отказалась. Для достаточно большой части населения города действия мэрии выглядели благом: власти строят дома и дороги, чего еще надо. В глазах жителей «остальной России» масштабные стройки были символом сверхэффективности столичного руководства. Конечно, лицом этих действий был Собянин, но Хуснуллин тоже был заметен — и в первую очередь, Кремлю. В 2020 году московско-татарстанского строительного менеджера забрали наверх: он стал вице-премьером по строительству.

Земляки на марше

Реализуют проекты, которые курирует Хуснуллин, как правило, его земляки из Татарстана. Соответственно, они же осваивают сотни миллиардов рублей, которые госструктуры тратят на строительство. Например, компанию Мосинжпроект — одного из крупнейших заказчиков московских строек — вскоре после назначения Хуснуллина вице-мэром Москвы возглавил выходец из Татарстана Марс Газизуллин. После ухода Хуснуллина в правительство Газизуллин был назначен председателем Совета директоров Мосинжпроекта. Другой соратник Хуснуллина — Дамир Газизов — руководит

казенным предприятием мэрии «Управление гражданского строительства».

Подряды и контракты во время работы Хуснуллина в мэрии уходили компаниям из Татарстана. Распределением госсредств в нужную сторону история не заканчивается. Трансперенси-интернешнл обнаружила, что фирмы, связанные со знакомыми Хуснуллина по выгодным ценам получают от города участки для коммерческой застройки. Центр расследований «Досье» узнал, что ближайшие родственники вице-премьера владеют усадьбой под Парижем, виллой на Лазурном берегу и другой дорогой недвижимостью за рубежом. Несмотря на эти скандалы, чиновник продолжал расти по вертикали, действуя по вполне привычным для нее методам.

Серьезных союзников на верхних уровнях российской элиты у Марата Хуснуллина нет. Чиновник сработался и с мэром Сергеем Собяниным, и с премьером Михаилом Мишустиным. Несмотря на экспансию татарстанских застройщиков, подряды в Москве продолжили получать компании, связанные с людьми из ближнего круга Владимира Путина, — братьями Ротенбергами и Геннадием Тимченко. Хуснуллин до последнего старался не обижать крупных игроков, при этом не забывая и свой интерес. Но вполне вероятно, что после дальнейшего усиления влияния чиновник начнет активнее продвигать своих людей и близкие к ним фирмы, наступая на интересы ближнего президентского круга. Братья Ротенберги, Геннадий Тимченко и Хуснуллин работают на одном поле — поле крупных строительных заказов за госсчет. Поэтому конфликт между ними выглядит достаточно предсказуемым, хотя и не запрограммированным.

Вице-премьер активно и успешно лоббирует своих людей на самые разные должности. Вице-мэром Москвы по строительству стал бывший подчиненный Хуснуллина Андрей Бочкарев. Федеральным министром строительства — его соратник Ирек Файзуллин. Бывшие подчиненные вице-премьера стали руководителями Тамбовской и Смоленской областей, они же работают в пророссийских администрациях аннексированных территорий.

Технократ и льстец

Марат Хуснуллин применил эффективную в рамках российской управленческой системы карьерную стратегию — он начал инициировать громкие проекты или быстро вписываться в них в расчете на внимание руководства. Он не выказывает политических амбиций, но любит выступать на публику, выставляя себя технократом, который думает только о работе. В этих выступлениях он озвучивает идеи, которые могут понравиться Путину. Например, вице-премьер предлагал использовать на стройках труд заключенных. Хуснуллин, не раздумывая о последствиях, вписался в военную повестку с «восстановлением территорий», хотя другие правительственные технократы всеми силами старались держаться от войны подальше. Умелый карьерист не стесняется льстить начальству. И если раньше Хуснуллин постоянно хвалил Собянина и Мишустина, то теперь он все чаще адресует свою лесть Путину, давая понять, кого он считает своим реальным руководителем. Вполне вероятно, что этому помогают и взгляды вице-премьера. Он одобрительно высказывался о советских временах, называя их «хорошими», и призывал брать на вооружение советский опыт. «Состояние вполне приличное. Даже у паркета. Его, как говорится, еще при Советах клали, тогда не экономили на качестве. Видите, до сих пор стоит без трещин», — с ностальгией описывал Хуснуллин свой кабинет в Белом Доме. Эти рассуждения вполне рифмуются с сожалениями Владимира Путина о распаде СССР. Знакомые Хуснуллина говорили «Медузе», что чиновник — давний сторонник системы «ручного управления». И это тоже не выбивается из общих правил работы вертикали. В своем комментарии по поводу поездки в Бахмут Хуснуллин поставил на первый план «поручение президента», провозгласив себя доверенным лицом Путина.

Карьеризм и конъюнктурность подхода Хуснуллина могут привести его на новые карьерные высоты. Траекторий у вице-премьера может быть несколько. Во-первых, он может вернуться в родной Татарстан в качестве руководителя республики. Центр активно давит на республику и лишает ее последних остатков реального федерализма. Хуснуллин, как человек, получивший прививку «вертикали» и лояльный лично Путину с одной стороны, а с другой — как выходец из Татарстана, может стать компромиссной фигурой для местных элит и жителей, которые не примут чистого варяга. Такое назначение не будет для вице-президента понижением. Татарстан один из крупнейших, богатейших и развитых российских регионов. Под Хуснуллина могут создать крупную госкорпорацию по строительству — и это тоже вписывается в логику системы. В госкорпорации уходили статусные вице-премьеры Игорь Сечин и Игорь Шувалов. Наконец, в отдаленной перспективе Хуснуллин может получить и премьерский пост. А сейчас статус особого президентского порученца открывает дополнительные возможности в получении государственных контрактов или заказов от крупного бизнеса для близких к чиновнику фирм. Очевидно одно — останавливаться в карьерном движение вице-премьер явно не собирается.

Самое читаемое
  • Будущее и настоящее Роскосмоса
  • «Элегантное» решение: потому что нам нужнее
  • Лучшая версия коллективизма
  • Как устроен кадыровский режим образца 2024 года
  • Как Ельцин на самом деле проложил дорогу Путину

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Как Ельцин на самом деле проложил дорогу Путину

Джефф Хон о Ельцине как сознательном могильщике демократии, а не ее затравленном защитнике

Как устроен кадыровский режим образца 2024 года

Гарольд Чемберс о потенциальной трансформации Кавказского региона, которую сулит ухудшающееся здоровье чеченского лидера

Политблок без границ

Андрей Перцев об империи Сергея Кириенко

Поиск