Действующие лица
Политика

Кастинг преемников

Андрей Перцев о том, какие ресурсы могут помочь сменщикам Владимира Путина прийти к власти в России

Read in english
Фото: Scanpix

Владимир Путин явно готовится к походу на новый срок и фактически начал предвыборную кампанию. Он открывает объекты инфраструктуры, все чаще выходит на публику и старается доказать, что лично он и воюющая Россия имеют много сторонников среди лидеров зарубежных стран. Однако возраст российского президента, состояние его здоровья и не всегда адекватное публичное поведение делают сценарий его смены в относительно близкой перспективе достаточно вероятным. Сценарий классического преемничества в этом случае будет вряд возможен. В 2000-е и начале 2010-х гг. путинская верхушка вертикали власти была достаточно монолитной и немногочисленной, могла решить вопросы в узком кругу. Это значит, что она могла выдвинуть из своих рядов одобренного президентом преемника. Сейчас верхняя часть вертикали представляет собой пеструю мозаику из «старых питерских», «двора» (например, бывших охранников), детей «питерских» и чиновников-карьеристов. Эти элементы мало что объединяет, у них разные взгляды на будущее страны, мира и жизнь в целом. Поэтому вероятнее всего, что сменщик Путина получит свое место благодаря сочетанию факторов. Во-первых, технократического толка влиянию на президента. Во-вторых, накопленным ресурсам и инфраструктуре, а также личному крупному проекту. В-третьих, парадоксальному сочетанию амбиций и отсутствия личных конфликтов. Последние два пункта нужны для презентации себя элитам как лучшего «консенсусного кандидата», который справится со страной и учтет интересы ключевых групп влияния.

В высшей лиге российского чиновничества есть несколько персонажей, которые обладают таким влиянием и ресурсами. Они амбициозны и сознательно строили свои образы и обрастали ресурсами, чтобы как минимум сохранить свое место в вертикали, а как максимум — расти и дальше. Пока можно выделить пять таких фигур. Это премьер Михаил Мишустин, мэр Москвы Сергей Собянин, вице-премьер Марат Хуснуллин, первый замглавы АП Сергей Кириенко и полпред президента в Дальневосточном округе Юрий Трутнев. У каждого из них есть свой образ, свои ресурсы, а у многих и свой личный проект и инфраструктура, которая поможет при случае стать коллективным и консенсусным кандидатом элит на президентский пост. Сейчас самое время провести ревизию их ресурсов, поскольку после президентской кампании или даже до нее Путин может завершить кадровую паузу и реорганизовать высший бюрократический состав. Это перераспределит баланс ресурсов, но не перечеркнет его окончательно.

Михаил Мишустин: преемник в силу должности

Михаил Мишустин — премьер, второе лицо в государстве, и этот статус главный его ресурс. Владимир Путин — человек в возрасте, и в случае его болезни или смерти Мишустин автоматически будет исполнять его обязанности. Премьера успела узнать российская элита, он для нее вполне свой, влиятельным группам знаком стиль его работы. Считается, что глава правительства достаточно близок к главе «Роснефти» Игорю Сечину, однако даже если это так — за три года работы чиновник нарастил и собственную политическую субъектность. Он провел пиар-кампанию, в ходе которой доказал элитам, что он, все равно реальный премьер в рамках отведенных полномочий, которому интересна именно эта работа (в отличие от предшественников последнего времени). Вторая цель кампании — показать, что премьер — перспективный политик, который умеет общаться с населением, бюрократией и элитами. Мишустин совершает поездки по всей стране, беседует с людьми, дарит подарки детям, умеет пошутить с участниками встреч. В каком-то смысле он уже заменяет Владимира Путина, который все сильнее уходит в виртуальные «многополярные миры» и «государства-цивилизации», отрываясь от реальности. Ближайшее окружение президента делает этот разрыв еще глубже — оно организует для Путина подходящую публику в лице «волонтеров», «пионеров», «активистов», которые работают на развлечение главы государства. Михаил Мишустин работает на широкую публику сам. Он показывает, что может эффективно работать «интерфейсом» российской власти и заниматься оперативным управлением в тяжелые времена ковида и санкций.

У Мишустина есть явные минусы. За пределами правительства у премьера нет сети влияния. Кроме того, в силу особенностей вертикали, премьерский контроль достаточно размыт — у каждого направления работы есть свой куратор, одобренный лично Путиным и отвечающий лично перед ним. Однако магия должности и инерция в российской политике значат очень много. Главе правительства, который занимается оперативным управлением, будет несложно перехватить рычаги управления страной в случае форс-мажора.

Сергей Кириенко: король политической инфраструктуры

За семь лет работы руководителем внутриполитического блока администрации президента Кириенко сумел серьезно расширить формальные и неформальные полномочия, а также функционал этой должности. При Владиславе Суркове и Вячеславе Володине политблок занимался конструированием псевдоидеологического обвеса режима, кадровым сопровождением части губернаторских назначений и проведением выборных кампаний. Кириенко организовал систему обучающих курсов, семинаров и конкурсов для действующих и будущих чиновников. Они тесно переплетены между собой, поэтому можно говорить о том, что среди российских бюрократов средне-высшего звена появилось множество людей, лично связанных с Кириенко и его командой. Они могут принадлежать (и чаще всего принадлежат) к орбите какой-либо другой элитной группы, но они обязаны карьерными успехами и Кириенко тоже. Политблок всячески пиарит свои конкурсы и школу губернаторов, напоминая, сколько успешных управленцев через них прошли. Тем самым первый замглавы АП старается привлечь под свое крыло новых людей, а уже прошедшим обучение персонажам напоминает — «я вам помог». Связь с выпускниками школ и конкурсов постоянно поддерживается с помощью семинаров и форумов, для этого у АП и «Сбербанка» есть совместный проект — школа управления «Сенеж». Таким образом значительная часть российского среднего чиновничества (уровня губернаторов и замфедеральных министров) находится в постоянном взаимодействии с командой Кириенко. Это его сетка влияния, его кадровый резерв, серьезный ресурс, который можно использовать как козырь в ходе элитных торгов, и как преимущество для консенсусного для элит кандидата в главы России.

За время работы в Кремле Сергей Кириенко сумел организовать коллаборации с Министерством просвещения и Министерством науки, его соратники помогли им создать пропагандистские курсы и уроки для студентов и школьников. Преподавателей этих курсов и школьных наставников тоже обучают на форумах и семинарах Кириенко — для этого у политблока АП есть сеть круглогодично работающих площадок. Кроме того, команда первого замглавы администрации создала новую пионерию — «Движение первых». На местах его координируют мелкие и средние чиновники регионального и муниципального уровня, в школах — учителя. И это тоже серьезное расширение сетки Кириенко — координаторы «Движения первых» вовлечены в идеологическую обработку молодежи. Они опосредованно ориентированы на политблок АП. Коллаборации с федеральными ведомствами не только помогли Кириенко увеличить поле влияния, но и показали его договороспособность и контактность.

Благодаря развитию технологий Кириенко стал влиять на российское медиа-поле куда больше своих предшественников. Интернет традиционно входил в сферу кураторства «политического» первого замглавы АП. С начала нулевых и до конца десятых годов в сети действительно сидели наиболее политические активные россияне. ТВ и таблоиды, как основной источник информации для масс, курировал (и курирует) другой замглавы АП — Алексей Громов. Однако сейчас телевидение не смотрит уже 31% граждан, а все большее их количество получает основную информацию в интернете. Периферийная для Кремля сфера постепенно становится основной, и Кириенко ее уже контролирует. Его сын управляет крупнейшей соцсетью «Вконтакте», а координируемое президентской администрацией АНО «Диалог» занимается интернет-кампаниями на федеральном и региональном уровне. У Сергея Кириенко есть своя интернет-империя, и это очень серьезный ресурс. Такой же серьезный ресурс — корпоративная мобилизация на выборы, которая за время работы Кириенко была отлажена как часы. Политтехнологи, близкие к АП, умеют приводить на участки сотрудников госкорпораций и компаний, лояльных государству. В сочетании с мобилизацией бюджетников это дает впечатляющие результаты кандидатов от власти и огромную явку. Наличие баз такой мобилизации — неплохой козырь и ресурс первого замглавы АП.

В прошлом году Сергей Кириенко получил дополнительную сферу кураторства — аннексированные территории Украины (ДНР, ЛНР, части Запорожской и Херсонской области). Занимается он там не только политическими, но и вполне социальными и хозяйственными вопросами. Инспектирует инфраструктурные объекты, больницы и школы, обещает выплаты и помощь. Такое плотное кураторство Кириенко над оккупированными Россией территориями должно напомнить, что он не просто политический менеджер (а в прошлом — руководитель «Росатома»), но и хозяйственник. Симптоматично, что в поездках его сопровождают правительственные чиновники (например, «социальный» вице-премьер Татьяна Голикова), и ведут они себя не как начальники, а скорее как подчиненные Кириенко.

Таким образом, первый замглавы АП обладает влиянием на кадровый резерв, у него есть готовая инфраструктура губернаторов и средних правительственных чиновников. Он создает сетку финансово мотивированных бюджетников, завязанных на его блок, которые, в теории, могут быть агитаторами в условиях свободных выборов. Он наладил корпоративную мобилизацию и обладает базой данных сотрудников крупных корпораций. Параллельно он доказывает, что может неплохо справиться и в роли управленца, причем в экстремальных условиях.

Сергей Собянин: главный хозяйственник

Со времен управления Москвой Юрия Лужкова статус мэра столицы всегда сопровождается образом «крепкого хозяйственника», который знает толк в инфраструктуре и привлечении инвестиций. Этот имидж есть и у Собянина, однако в отличие от простоватого Лужкова, действующий мэр подчеркивает свою современность. Глава столицы управляет городом уже 13 лет и за это время не вступил в конфликт ни с одной крупной элитной группой. Мэрия заключает контракты с близкими к братьям Ротенбергам и Геннадию Тимченко компаниями, взаимодействует с «Курчатовским институтом» Михаила Ковальчука. Питание в столичные школы поставляла компания Евгения Пригожина «Конкорд». Многие российские губернаторы ориентируются на собянинские практики управления, для них мэр столицы — ролевая модель. Они стараются использовать схемы развития транспорта, пробуют провести реновацию жилья, организуют праздники и фестивали, пытаются заниматься урбанистикой.

Мэрия вполне может служить источником федеральных кадров: два бывших чиновника работают в федеральном правительстве на ключевых должностях — это вице-премьер по строительству Марат Хуснуллин и министр экономики Максим Решетников.

У Собянина есть и свои политические приемы. Его администрация взаимодействовала с умеренными либеральными оппозиционерами, например, с бывшим сопредседателем «Парнас» Владимиром Рыжковым, которому она позволила пройти на довыборах в Мосгордуму. Для обычных москвичей, которые сторонились как ультрапатриотизма, так и оппозиционности, мэрия постаралась создать супераполитичную атмосферу города услуг и сервисов, культуры и развлечений. Администрация столицы старается беречь эту атмосферу даже во время войны. Но это далеко не значит, что мэр Москвы — великий демократ и поборник свобод. Городские власти усвоили уроки выборов в Мосгордуму 2019 года, когда в столичный парламент прошло больше десятков кандидатов от «Умного голосования». К выборам в Госдуму 2021 года московские администраторы предусмотрели систему электронного голосования (ДЭГ), пользоваться которым настойчиво просили бюджетников и городских предприятий. На офлайн участках в большинстве одномандатных округов побеждали выдвиженцы оппозиции, опять же поддержанные «Умным голосованием», но после введения итогов ДЭГ все округа по официальным данным выиграли единороссы. На выборах мэра Москвы практика расширилась — голосовать через электронные терминалы москвичам предлагали и на оффлайн участках. Эту практику можно тиражировать на территории всей страны, получая нужные результаты голосования.

В активе Сергея Собянина есть образ главного хозяйственника страны, собственно столица как витрина передовых управленческих практик, опыт взаимодействия с большинством элитных групп и учет их интересов. Наконец, он может предложить альтернативную кремлевской политическую систему и систему «правильного» подсчета голосов.

Марат Хуснуллин и Юрий Трутнев: проектные мастера

Вице-премьеры Марат Хуснуллин (курирует строительство) и Юрий Трутнев (занимается Дальневосточным округом, совмещая пост в правительстве с должностью полпреда) тоже выглядят логично в ряду проектно-ресурсных преемников. Они пользуются расположением Путина, в силу работы взаимодействуют с крупными элитными группами и понятны им. Выходцы из их команд тоже получали посты на федеральном уровне. В активе Трутнева есть и достаточно активный политблок в его полпредстве, который пробует утихомирить протестный Дальний Восток и часто у него это получается. Вице-премьеры, конечно, менее заметны, чем Собянин, Мишустин и Кириенко, но они стараются заслужить расположение прежде всего Владимира Путина, а потом всех остальных. С другой стороны, менее «звездный» статус может стать весомым аргументом в пользу «консенсусности» — такие преемники, во всяком случае поначалу, будут меньше перетягивать одеяло на себя.

Не единственный, но возможный

Разумеется, выдвижение «консенсусного» сменщика Путина, который будет устраивать ключевые элитные группы, иметь свой проект и свои ресурсы, это только один из возможных сценариев. Преемника может попробовать определить сам президент, но и тут, вероятно, он остановится на ком-то из перечисленных персонажей. Все они так или иначе стараются заслужить его расположение и находятся в фаворитах. Путин может сделать ставку на одного из своих охранников. Но, судя по всему, эксперименты с продвижением сотрудников ФСО почти завершились. Тульский губернатор Алексей Дюмин, после мятежа своего хорошего знакомого Евгения Пригожина, ушел в тень, серьезные разговоры о его возможном преемничестве закончились. Какая-либо из элитных групп может попробовать навязать своего кандидата, но даже в случае успеха такая ситуация вряд ли продлится долго. Большинство представителей российских элит путинской эпохи не умеют делиться — начнутся неизбежные конфликты, а потом очень вероятные переговоры.

Поэтому вариант с «консенсусным» кандидатом выглядит наиболее реалистичным, а подходящие под этот типаж персонажи уже приготовили свои проекты и предложения на смотрины. Кстати, часть из них вполне могут вступить в ситуативные союзы друг с другом — премьер Собянин вполне представим при президенте Мишустине (как и наоборот), Хуснуллин может работать главой правительства при том же Собянине, Трутнев находится в неплохих отношениях с Кириенко. В отличие от «старых питерских», «проектные технократы» вполне умеют дружить и налаживать коллаборации, разумеется, в целях личной выгоды.

Нельзя сказать, что этот набор и баланс ресурсов стабилен и статичен. После президентских выборов Владимир Путин неизбежно будет решать кадровые вопросы, поскольку многие чиновники бьют рекорды нахождения на своей текущей должности в путинской системе (например, глава АП Антон Вайно или тот же Кириенко). Решение кадровых вопросов возможно и до выборов, например, в пиар-целях. Переход на другой пост обычно подразумевает потерю нажитых ресурсов, сетей влияния или инфраструктуры (по крайней мере частично). Перераспределенному на новое место чиновнику нужно нарабатывать базу заново — в том числе поэтому Владимир Путин раньше регулярно тасовал кадры, чтобы люди из его окружения не успевали прирасти к креслу.

Однако в списке «сменщиков» мы уже видим явное исключение: Сергей Собянин только что переизбрался мэром. Если ему двигаться, то только наверх — в премьеры, причем, с возможным сохранением своего человека во главе столице. В этом случае он становится фаворитом гонки сменщиков, сохраняя прежние ресурсы и приобретая новые. Скорее всего, рассчитывает на премьерский пост и Кириенко — ему уже удалось застолбить за собой «Росатом», которым управляет его старый соратник Алексей Лихачев. А мощные корни в системе воспитания, пропаганды, выборной мобилизации должны помочь ему остаться при своих. Карьерный трек в главы правительства логичен и для Марата Хуснуллина, но он точно не останется в обиде сохранив текущий пост, и даже при не горизонтальном перемещении, скорее всего, сможет сохранить часть контроля над строительной отраслью (так произошло в Москве, где Хуснуллин долгое время работал вице-мэром). Перетасовка мест может ударить по позициям Михаила Мишустина и Юрия Трутнева: первому надо держаться за должность, второму не растерять ресурсы Дальнего Востока. Кроме того, Трутнев может реально увеличить влияние и обеспеченность ресурсами только став премьером. Чтобы видеть динамику системы — например, пока нехарактерное для вертикали сохранение баланса ресурсов у ключевых бюрократов, либо грядущее перераспределение сил — нужно иметь картину вхождения этих персонажей в новый этап игры. Опись их резервов решает эту задачу, кроме того, она позволит следить за их потерями и приобретениями, а значит и следить за актуальным «преемническим» статусом.

Самое читаемое
  • Что изменилось на выборах президента России за шесть лет?
  • Проклятие «черной метки»: диффузия статуса «иностранного агента» в России и Казахстане
  • В защиту опросов общественного мнения
  • Социальные протесты в российских регионах: масштабы и роль политических партий
  • Российские города — проблема для Кремля

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Смотрины для «принцев»

Андрей Перцев о том, кто из молодых представителей элитных групп может занять место Владимира Путина

Пустые надежды на «большую перерассадку»

Андрей Перцев о том, как и почему заглохнет главный мотор путинской системы власти

Реакционное ускорение Путина

Иван Клышч о паттерне ультраконсервативных мер путинского режима после полномасштабного вторжения в Украину

Поиск