Внешняя политика
Россия – Китай

Как в России отреагировали на визит Си Цзиньпина в Москву

Антон Барбашин о разных взглядах на визит главы КНР в Россию

Read in english
Фото: Scanpix

Пожалуй, главным событием марта 2023 года стал визит главы КНР в Москву. По крайней мере, так может показаться, посмотрев на объем комментариев в СМИ до, во время и после двухдневного общения Владимира Путина и Си Цзиньпина. При этом оценки этого события настолько разнородны и противоречивы, что кажется, будто в СМИ и социальных сетях публиковались данные сразу из нескольких параллельных реальностей.

В англоязычном пространстве самыми популярными были тезисы об окончательном закреплении доминирования Китая над Россией и превращении России в вассала Китая. Также отмечалось, что Путин не смог добиться желаемого от китайского лидера. С другой стороны, некоторые комментаторы сделали вывод, что теперь и сам Си Цзиньпин стал заложником Путина, поддержав его переизбрание в 2024 году и тем самым став частично ответственным за продление его политической жизни и вытекающего из его президентства курса, включая войну в Украине. В зависимости от профиля изданий и экспертов, главной становилась то тема участия или неучастия Китая в «мирном урегулировании» в Украине и влияния войны на отношения двух стран в целом, то тема экономической экспансии юаня в российско-китайской торговле.

В российских СМИ публиковалось не меньше, а, возможно, и больше комментариев, в которых визит Си предсказуемо получал позитивные оценки. Однако если проанализировать, что именно хвалили российские эксперты, то становятся заметными существующие в их среде разногласия.

В чем провыв?

В целом российские эксперты согласились друг с другом в том, что визит главы КНР имеет символическое значение и демонстрирует солидарность КНР с Москвой в «непростое время». Однако подобное можно написать о практически любом визите главы крупного государство в воюющую страну. В чем именно выражается эта солидарность и был ли в ходе переговоров достигнут какой-то «провыв»?

Главный редактор «России в АТР» Владимир Ларин говорит о «глобальном значении» этого визита: «В нынешнем противостоянии этот визит символизирует формирование коалиции, вокруг которой будут сплачиваться силы, заинтересованные в строительстве нового мирового порядка». Директор департамента стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов считает, что важнейшим был прорыв «в вопросах энергетики и поставок углеводородов». Глава Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин отмечает, что «визит Си стал демонстративным жестом поддержки Москвы на фоне СВО и не может интерпретироваться иначе». По мнению Кашина, противостояние Китая и США окончательно лишило Пекин возможности оставаться нейтральным и подтолкнуло его в сторону «тесной экономической, технологической и военно-промышленной привязки России и Китая друг к другу».

Несколько выделяются на этом фоне Андрей Кортунов, пишущий о миротворческом потенциале Китая, и отдельные эксперты, характеризующие визит как очередную «рабочую встречу», которая не принесла заметных прорывов.

Рассмотрим каждый из этих тезисов отдельно.

«Формирование коалиции»

О том, что Россия и Китай будут совместными усилиями строить «новый порядок», «многополярный мир» или ранее популярную «Большую Евразию» российские международники писали годами. Совершенно непонятно, чем конкретно мартовский визит наполнил эту обтекаемую тему. Российские эксперты, впрочем, как и международные, так и не могут договориться, какой именно статус носят эти взаимоотношения. Василий Кашин уверен, что это уже «больше, чем союз», а Федор Лукьянов рассуждает о том, что обе страны не склонны заключать союзы. Лукьянов подчеркивает, что ни Москва, ни Пекин не хотят брать на себя обязательства и больше всего ценят «свободу действий и максимальную степень суверенности». Другие эксперты считают, что раз у России и Китая есть «общий враг, который хочет нас уничтожить», то формальности вторичны: отношения — вне зависимости от названий — обязаны быть взаимовыгодными и партнерскими, и общих интересов для этого должно быть достаточно.

Некоторые эксперты подсчитывают, сколько раз кто кого назвал другом и рассматривают факт того, что первым после переизбрания стал визит Си именно в Москву, как доказательство первенства России в иерархии партнеров Китая.

Если ничего нового по части миропорядка в рамках этой встречи не произошло, то, может быть, «прорывом» стала экономическая часть?

Где газ?

Вопреки заявлениям некоторых экспертов об успешном согласовании параметров «Силы Сибири-2», ничего подобного не произошло. Кремль заявил, что согласованы «почти все параметры» и эта тема обсуждалась главами двух стран. Со стороны Си вообще никакой конкретики по этой теме не было обозначено. Стоит отметить, что даже если бы проект был полностью одобрен, его строительство растянулось бы как минимум на десятилетие. «Силу Сибири-1» строили пять лет, а протяженность «Силы Сибири-2» в три с лишним раза больше. Другими словами, при всем желании Москва не может заместить Китаем выпадающий европейский экспорт газа, который к 2027 году должен сойти на нет.

Нам известно, что во время встречи главы государств подписали ряд межправительственных соглашений и меморандумов. На экономический «прорыв» это никак не тянет. Экономическая зависимость России от Китая объективно растет, но Пекин при этом позволяет себе постоянно «забывать про великую дружбу» и, опасаясь санкций, обрубает важнейшие для России экономические лазейки по обходу санкционного режима, продвигаемого странами Запада. Так, всего через два дня после завершения встречи Путина и Си стало известно о прекращении работы крупнейшей логистической компании Китая с Россией. Хотя справедливости ради нужно отметить, что и до санкций и войны Китай не был заинтересован масштабно инвестировать в Россию: за последние десять лет в страны «одного пояса и пути» он вложил не менее $ 1 трлн, а в Россию всего $ 13 млрд.

Поддержал ли Китай Путина в войне?

Военный эксперт Василий Кашин пишет о том, что визит Си Цзиньпина в Москву на фоне российской войны в Украине нужно интерпретировать как поддержку позиции России, а решения, принятые на этой встрече, якобы приведут к «тесной военно-промышленной привязке России и Китая». Кашин считает, что время, когда Китай старался «не переступать черту» и не провоцировать сильную реакцию Вашингтона, прошло. Аргументируя свою позицию, эксперт обращается к теме поставок вооружений. Возможно, Кашин ознакомился с материалами Politico, где доказывается, что такие поставки уже осуществляются Китаем. С общим посылом Кашина соглашается и Федор Лукьянов, который считает, что взаимодействие двух стран по этому вопросу будет нарастать.

Противоположного мнения придерживается Андрей Кортунов, пишущий о том, что Китай заинтересован выступить посредником в мирном урегулировании между Россией и Украиной. То есть о готовности «переступить черту», по мнению Кортунова, ничего не свидетельствует.

Можно предположить, что Китай действительно готов выступить посредником на тех условиях, которые удовлетворят Москву. Но Пекину, кажется, важнее не дать «коллективному Западу победить Россию». В любом случае углубление «военно-промышленной связки» между Россией и Китаем мало способствует возможности КНР превратиться в реального посредника между Москвой и Киевом, поскольку украинская сторона изначально будет относиться к такой модерации со скепсисом.

Что хочу, то и вижу

Принципиальная разница между оценками в англоязычной среде и в России нисколько не удивляет. Более странным кажется, насколько по-разному оценили этот визит российские эксперты, международники и китаисты. И это не тот случай, когда разнообразие интерпретаций обусловлено принципиально разным отношением к контексту и фактам. Все оценили визит положительно, но в деталях разошлись диаметрально. Судя по всему, либо обозначенные эксперты имеют доступ к непубличным деталям переговоров (что маловероятно), либо же в силу необходимости подтверждать свои предыдущие предположения и для пропагандистского эффекта они готовы добавить любых красок к итогам пусть и «символичного», но малосодержательного визита Си к Путину.

Самое читаемое
  • Будущее и настоящее Роскосмоса
  • «Элегантное» решение: потому что нам нужнее

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Нефтяной поворот на восток

Алексей Чигадаев о политических последствиях наращивания экспорта российской нефти в Китай

Гибридный ответ Приднестровья на планы Кишинева по реинтеграции

Денис Ченуша о том, как власти Молдовы используют войну в Украине для давления на Приднестровье в вопросе реинтеграции

Невыносимая легкость грузинского реэкспорта автомобилей

Вахтанг Парцвания о том, как, куда и почему развивается реэкспорт автомобилей из Грузии на фоне войны в Украине и растущих санкционных рисков

Поиск