Госкорпорации
Финансы
Экономика

Как Россия спасла свой бюджет на 2023 год

Янис Клюге о том, как ослабление рубля, сохраняющиеся санкции и колебания цен на нефть повлияют на сбалансированность российского бюджета

Read in english
Фото: Scanpix

Для тех, кто следит за российским бюджетом, нет интереснее месяца, чем декабрь. Так, например, в последний месяц 2022 года расходы российского бюджета неожиданно подскочили с 24 до 31 трлн рублей, полностью изменив весь бюджетный баланс за год. Поэтому анализировать общие показатели за 2023 год уже в ноябре может показаться делом довольно рискованным. Но общая картина года уже ясна: благодаря ослаблению рубля доходы России оказались на 10% выше, чем планировалось в первоначальном законе о бюджете на 2023 год. С другой стороны, расходы также выросли примерно на 10%, что привело к дефициту, схожему с первоначальным прогнозом Министерства финансов, согласно которому дефицит должен был составить 2% ВВП. Выступая на Валдайском форуме в октябре 2023 года, Путин даже предсказал более оптимистичный результат бюджетного года — дефицит на уровне 1% ВВП.

Под поверхностью этих цифр скрыты все возрастающие в 2023 году военные расходы, несколько закамуфлированные внутренними перестановками в расходной части бюджета. Запланированное увеличение расходов на национальную оборону до 10,8 трлн рублей в 2024 году (что составляет 6% ВВП) на самом деле не является таким уж большим скачком, а скорее продолжением уже существовавшей тенденции.

Доходная часть бюджета выигрывает от ослабления рубля

Несмотря на то, что в первые месяцы года доходная часть российского бюджета выглядела малоубедительно, в дальнейшем доходы стали точно соответствовать первоначальным оценкам Минфина, а в последние месяцы даже немного превзошли их. Это позволило министру финансов Силуанову повысить оценку доходов федерального бюджета на 2023 год на 10% (с 26,1 трлн рублей до 28,7 трлн рублей) в процессе разработки нового закона о бюджете на 2024 год (или на 1,6% ВВП).

Объем собранных внутри страны налогов (такие как НДС, акцизы, подоходный налог и налог на прибыль) почти точно соответствовал предсказаниям закона о бюджете на 2023 год. Более интересным аспектом доходной части бюджета стало все, что связано с торговлей. Гораздо больше колебаний в российских налоговых поступлениях было связано с экспортом нефти и газа, а также с налогами, связанными с импортом

Доходы — как импортные, так и экспортные — выигрывают от слабого рубля. Изначально Министерство финансов ожидало, что в 2023 году средний обменный курс составит 68,3 руб. за доллар США. В самых недавних документах (опубликованных вместе с бюджетом на 2024 год) этот предполагаемый курс значительно повышен по оценке на 2023 год до уровня 85,2 руб. за доллар США. То есть в среднем рубль оказался на 20% слабее, чем ожидалось.

Доходы российского бюджета от нефти и газа в основном зависят от цены на нефть марки Urals, выраженной в рублях. Ослабление рубля на 20% означает рост рублевой цены на нефть Urals на 20% при ее неизменной долларовой цене. Долларовая цена на нефть Urals оказалась на 10% ниже, чем ожидал Минфин ($ 63,4 вместо $ 70,1). Это произошло в основном из-за эмбарго ЕС на импорт нефти, которое оказало временное, но болезненное влияние на российские доходы, поскольку России пришлось в кратчайшие сроки найти новых (в основном индийских) покупателей. Ограничение цены на нефть (мера, введенная «Большой семеркой», которая пытается ограничить цену российской нефти, продаваемой странам, не входящим в зону санкций) усложнило логистику переориентации российской торговли нефтью, но в лучшем случае имело ограниченный эффект после зимы.

Несмотря на санкции, слабый рубль привел к тому, что итоговая цена нефти в российской валюте оказалась выше, чем ожидалось (5 400 вместо 4 800 рублей). Это позволило компенсировать сокращение объема экспорта Россией нефти для стабилизации цен на нефть Urals под давлением санкций. Российские нефтегазовые доходы будут очень близки к первоначальному плану в 8,9 трлн. рублей.

Между тем «американские горки» колебаний нефтяных доходов останутся с нами и в будущем. Из-за падения мировых цен на нефть в конце 2023 года, совпавшего с попытками России укрепить свою валюту с помощью контроля за движением капитала, рублевая цена на нефть марки Urals упала на 25% с октябрьских максимумов (с 8 000 до 6 000 рублей). Хотя это падение уже не сможет существенно повлиять на бюджет 2023 года, поскольку поступления от налога на добычу полезных ископаемых всегда отстают от динамики цен на 1−2 месяца, можно ожидать, что нефтяные доходы в следующем году снова снизятся.

Слабый рубль позволил вернуть российские нефтегазовые доходы на прежний уровень, несмотря на санкции, но он также способствовал росту другого вида доходов: налоги, взимаемые с российского импорта (НДС, акцизы и пошлины на импорт), превысили первоначальные прогнозы и обеспечили большую часть роста общих доходов бюджета в 2023 году.

В 2023 году объем российского импорта оказался выше и устойчивее, чем ожидалось, поскольку бюджетные расходы подпитывали спрос, а экономика работала с рекордной загрузкой мощностей. Внутреннее производство просто не успевало за таким темпом, что привело к увеличению импорта товаров. Первоначальная оценка объема импорта в законе о бюджете на 2023 год составляла $ 288 млрд, а позднее правительство России скорректировало эту оценку, повысив ее до $ 314 млрд. Кроме того, укреплению бюджета способствовало ослабление рубля: импорт, выраженный в рублях, оказался на 35% выше, чем ожидалось. Тот факт, что россияне платят более высокую цену за импортные товары, напрямую влияет на фискальную ситуацию в России: в октябре 2023 года налоговые поступления от импорта уже превысили заложенные в закон о бюджете ожидания на 1 трлн рублей. В ноябре и декабре эти поступления еще больше увеличатся, что означает, что тарифные доходы от импорта добавят в бюджет почти 1% ВВП в виде неожиданных налоговых поступлений.

Война — драйвер бюджетных расходов

Если в декабре не случится ничего непредвиденного, федеральные расходы России за весь 2023 год окажутся в диапазоне от 32 до 33 трлн рублей. В процессе планирования бюджета на 2024 год Минфин обновил прогноз по доходам на 2023 год с первоначально заложенных 29 трлн до 30,3 трлн. Еще более актуальные и свежие данные с сайта «Электронного бюджета» приводят ожидаемую цифру в 32,6 трлн рублей. Таким образом, расходы в 2023 году могут оказаться более чем на 3,5 трлн рублей (2% ВВП) выше, чем изначально планировалось в законе о бюджете. В то время как расходы выровнялись после резкого роста в первой половине года, сложившийся исторически паттерн позволяет предсказать большие расходы в декабре.

По состоянию на 20 ноября почти 22% бюджетных расходов России на этот год являются секретными. Более две трети этих секретных расходов традиционно относятся к категории «расходов на национальную оборону». Сейчас еще большая доля связана с войной, но частично попадает и в другие категории. Секретные расходы были особенно высоки в первые месяцы года, составив в первом квартале 33% от общей суммы бюджетных расходов.

Большинство категорий расходов на нужды граждан предсказуемы: они остаются в рамках первоначальных бюджетных прогнозов и постепенно увеличиваются в течение года. Это касается большинства видов социальных расходов в категориях «Социальная политика», «Здравоохранение» и «Образование».

В то время как ожидаемые расходы на национальную безопасность сократились в течение 2022 года (с 3,6 до 3,2 трлн рублей) и пока, похоже, остаются ниже даже этой цифры, есть две другие категории, которые продемонстрировали явный рост, связанный с войной против Украины: «Жилье» и «Межбюджетные трансферты регионам».

Расходы в категории «Жилье» включают в себя строительство и содержание общественных зданий. В 2020 году расходы по этой категории составили 372 млрд рублей. В 2023 году, согласно последним прогнозам, они составят 847 млрд, что значительно больше, чем 591 млрд, заложенный в первоначальном бюджете на этот год. При ближайшем рассмотрении подкатегорий расходов (квартальная бюджетная отчетность все еще очень подробна) выясняется, что этот внезапный рост связан с расходами на прифронтовые регионы, а также оккупированные и аннексированные Россией украинские территории. Аналогичная ситуация наблюдается и в разделе «Межбюджетные трансферты регионам». Эта категория в основном состоит из субсидий региональным бюджетам, которые обычно рассчитываются по строго предсказуемой формуле. В этом году произошло внезапное увеличение субсидий с 1252 млрд до 1530 млрд рублей. И вновь при ближайшем рассмотрении оказывается, что это увеличение связано со строительными работами вблизи линии фронта.

Вопрос на триллион рублей (в буквальном смысле) в бюджете 2023 года заключается в том, не взлетят ли секретные расходы в последние дни года, как это случилось в конце 2022 года. В начале 2023 года Министерство финансов утверждало, что высокие расходы в первые месяцы года позволят избежать экстремальных расходов в декабре, как в 2022 году, но, учитывая непредсказуемый характер военных расходов, Минфину, возможно, будет трудно предсказать расходы. В зависимости от последних дней года секретные расходы, скорее всего, будут находиться в диапазоне от 6,5 до 7,5 трлн рублей, явно превышая прошлогодний уровень в 6 трлн.

Исходя из исторических закономерностей, можно оценить объем секретных расходов, связанных с расходами на национальную оборону, двумя разными способами: один из способов — начать с опубликованной суммы расходов на оборону и умножить ее на коэффициент, полученный из прошлогодних данных (в прошлом году общие расходы на оборону были в 3,2 раза выше, чем опубликованные). Результат — «предварительная оценка 1» на следующем графике.

Второй способ — использовать текущий уровень секретных расходов и распределить их по другим категориям на основе данных за 2022 год (в прошлом году 63% секретных расходов приходилось на категорию «Национальная оборона»). Результат — «предварительная оценка 2» на графике ниже. Обе предварительные оценки не сильно отличаются друг от друга и прогнозируют общие расходы на национальную оборону в размере от 7,3 до 7,9 трлн рублей за год, что примерно на 1 трлн больше, чем последняя оценка Минфина в 6,4 трлн рублей. Опять же, это основано на закономерностях и паттернах прошлого года, которые могут не повториться.

Бюджет России ослабнет в 2023 году

На бумаге дефицит прошлогоднего бюджета составил 2,1%, в то время как в пояснительной записке к новому закону о бюджете дефицит этого года прогнозируется на уровне 1,8%. Даже если фактический дефицит окажется ближе к 1%, как предполагает Путин, базовая тенденция все равно будет негативной. Причина в том, что часть расходов на 2023 год уже была заложена в бюджет 2022 года.

2022 год был исторически прибыльным для России, так как Москва выиграла от высоких цен на энергоносители, которые, в свою очередь, получили толчок из-за военной агрессии, развязанной Россией: законы экономики часто бывают несправедливы. Россия использовала комфортную ситуацию с бюджетом для подготовки. В 2022 году правительство разрешило малым и средним компаниям откладывать взносы на социальное страхование, что означает меньший доход для государства в 2022 году и больший в 2023—2024 гг. Кроме того, в декабре 2022 года Министерство финансов сделало предоплату в «Социальный фонд России» (пенсии и социальные трансферты), фактически перенеся 1% ВВП с непредвиденных доходов 2022 года на 2023-й.

Вот почему само Министерство финансов оценивает «истинный дефицит» (без предоплат и других искажающих факторов) в 2022 году в 0,7% ВВП, а «истинный дефицит» в 2023 году — в 2,7%. Эти цифры лучше отражают способность российского правительства собирать налоги и потребности в военных расходах и показывают, что в 2023 году ситуация явно ухудшилась.

2024 год — момент истины?

В более широком экономическом плане 2023 год был отмечен динамичным ростом, в основном за счет военной промышленности России. Рост ВВП за весь 2023 год, скорее всего, превысит 3%. В отличие от 2023 года, 2024 год может стать «моментом истины» для российской экономики по нескольким параметрам.

Министерство финансов надеется на значительное увеличение налоговых поступлений (19,5% ВВП в 2024 году по сравнению с 17,3% ВВП в 2023 году) для дальнейшего наращивания финансирования военных действий против Украины. Увеличение налоговых поступлений будет означать частичный отказ от фискального стимулирования, которое способствовало росту экономики в последние пару лет. В сочетании с ключевой процентной ставкой в 15% и нехваткой рабочей силы предприятия, не производящие непосредственно продукцию для обеспечения фронта, столкнутся с серьезными трудностями.

Это означает, что 2024 год может стать годом, когда истинная цена войны наконец-то будет более остро ощущаться средним россиянином. В сентябре и октябре 2023 года потребительские цены уже выросли более чем на 0,8% в месяц, что означает годовую инфляцию на уровне 10%. До президентских выборов в марте 2024 года правительство, конечно, будет поддерживать стабильность рубля с помощью вновь введенного контроля за движением капитала и сохранять высокие бюджетные расходы.

Однако поддержка рубля сегодня приведет к еще большему давлению на него после окончания мер поддержки, а дополнительные расходы до выборов означают меньшие расходы после них. Более того, если Центральный банк серьезно настроен на снижение инфляции, то для достижения этой цели ему, возможно, придется ввергнуть российскую экономику в рецессию. Хотя Министерство финансов строило свой бюджет на 2024 год, исходя из ожидания роста ВВП на 2,3% в следующем году, последние прогнозы уже стали гораздо более пессимистичными, и даже рецессия не кажется такой уж невероятной.

Любой прогноз развития российской экономики принято заканчивать оговоркой о ценах на нефть. С момента начала полномасштабного вторжения в Украину Россия стала гораздо более уязвимой к колебаниям цен на нефть. Если цены упадут, правительство будет вынуждено допустить резкую девальвацию рубля, что приведет к высокой инфляции и быстрому падению реальных доходов населения. Защитить рубль будет очень сложно, даже если Центробанк захочет это сделать, поскольку западные санкции ограничивают доступные валютные резервы. Последний раз Россия переживала подобный период в 2014—2016 гг. В последующие годы Россия консолидировала свой бюджет за счет сокращения расходов (в том числе и на армию) и повышение пенсионного возраста. В условиях постоянно растущих военных расходов любая фискальная консолидация будет еще более болезненной для населения.

Автор благодарит сотрудника Bloomberg Алекса Исакова за предоставленные данные «Электронного Бюджета», использованные в данном анализе.

Самое читаемое
  • Андрей Белоусов и трагедия советской экономики
  • Иран, Россия и война на Ближнем Востоке
  • Наследники кадыровского режима
  • Министерство обороны: «сборная», а не команда
  • На пороге посткадыровской Чечни
  • Люди России в Африке

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Будущее и настоящее Роскосмоса

Павел Лузин о том, как Россия пытается сохранить и восстановить те возможности в космосе, которые у нее были раньше

Фиаско российского электромобилестроения

Вахтанг Парцвания о том, почему производство электромобилей в России лишено будущего

Рефлекс собаки Павлова: к пониманию «военного кейнсианства» в России

Ник Трикетт о том, как санкции и высокие военные расходы снижают стоимость рубля

Поиск