Внешняя политика Россия - ЕС

Германия-Россия в 2021 году

Дмитрий Стратиевский о том, что происходило в германо-российских отношениях в 2021 год

Фото: Scanpix

2021 год нельзя назвать судьбоносным для отношений между Россией и Германией. Скорее он закрепил состояние «замороженной конфронтации». Однако негативные события в этом году выделялись на страницах СМИ еще сильнее, чем в прошлые годы. Обычно немецкие политики (особенно симпатизирующие России) на вопрос о состоянии контактов между двумя странами любили упомянуть гуманитарную составляющую, чтобы несколько смягчить категоричные оценки. 2021-й был первым годом, полностью прошедшим под знаком мировой пандемии Covid-19, что не могло не сказаться на «неполитических» проектах. В условиях закрытия границ или жестких ограничений передвижения, связи между неправительственными организациями и городами-побратимами оказались крайне ограничены. Программы обмена сократились до формата Zoom, а мэры населенных пунктов лишь направляли друг другу видеообращения. Единственное крупное мероприятия российских и германских городов-побратимов прошло в июне 2021 года в Калуге, собрав в основном чиновников, политиков и функционеров. Таким образом политика и экономика оставались единственными доминантами в германо-российском дискурсе. В этом контексте выделим пять основных событий года.

Требования прекратить кибератаки

Серверы правительственных институций и частных компаний Германии неоднократно становились мишенями кибератак из России. В некоторых случаях выдвигались подозрения в причастности к этим действиям государственных структур РФ. В сентябре 2021 года Берлин выступил с жестким заявлением: «Федеральное правительство с особой настойчивостью требует от российского правительства немедленно остановить недопустимую активность в киберпространстве». Руководство ФРГ оставляло за собой право прибегнуть к ответным «обширным мерам». Спикер МИД Германии также заявила: «Федеральное правительство рассматривает эти действия как несущие угрозу безопасности ФРГ и как тяжелый фактор, осложняющий двусторонние отношения». Отмечалось, что в распоряжении правительства есть «надежные доказательства» причастности к «кибератакам российского государства, конкретно — военной разведки ГРУ».

С одной стороны, это заявление стало реакцией на действия группы хакеров непосредственно перед выборами в Бундестаг, с другой — частично выразило совокупное беспокойство Берлина растущими угрозами в киберпространстве. Последнее десятилетие виртуальным нападениям подвергались различные стратегически важные объекты, включая правительственные коммуникационные узлы стран НАТО и предприятия, работающие в оборонной промышленности, в частности, выполнявшие заказы для ВВС и космической отрасли. В 2021 году на адреса ряда германских политиков поступили электронные письма, в точности копировавшие образцы официальной переписки с крупных германских почтовых серверов. С их помощью хакеры хотели получить доступ к паролям с целью «собрать информацию о немецких политиках и, возможно, их дискредитировать». По словам специалистов, злоумышленникам удалось завладеть некоторыми данными. Генеральная прокуратура начала расследование.

Продолжались атаки и на крупный бизнес. В июне 2021 года в СМИ появилась информация о попытке взлома «крайне важных объектов инфраструктуры, а также банковской системы ФРГ». В ноябре мишенью стал известный баварский торговый дом Hirmer. Россия последовательно отрицает какую-либо причастность государства к кибератакам.

Давление на гражданское общество в России

В мае 2021 года Генпрокуратура РФ признала нежелательными три германских неправительственных организации (НПО): «Немецко-русский обмен», близкий к политикам из партии «Зеленых» «Центр либеральной современности» и «Форум русскоязычных европейцев». Это не первый вердикт, вынесенный против германской НПО: в 2018 году в список нежелательных была включена «Европейская платформа за демократические выборы».

Однако именно в 2021 году решение вызвало синхронную негативную реакцию в Германии. Глава МИД ФРГ Хайко Маас выразил свое возмущение: «Ничто в их деятельности не может обосновать и оправдать такой резкий шаг. Поэтому я призываю Россию отменить этот шаг и поддержать свободный обмен между двумя гражданскими обществами. Представители гражданского общества должны иметь возможность работать, не будучи признанными криминальными организациями». Маркус Бееко, генеральный секретарь Amnesty International в Германии, был более резок: «Это атака на международный диалог гражданского общества. Очевидно, российское руководство готово разрушить обмен, если оно само не может его контролировать». Особое удивление обозревателей вызвал подбор «целей» для такой атаки. Во-первых, «Центр» и «Форум», выступающие с острой критикой политики российского руководства, практически не проявляли активность непосредственно на территории России. Во-вторых, «Немецко-русский обмен» (одна из крупнейших и старейших организаций в этой области, основанная в 1992 году) был флагманом в сфере образовательных поездок и проведения просветительских семинаров и считался чуть ли не наиболее «защищенным» от «гнева» Кремля.

Не менее остро в Германии была воспринята новость о начале процедуры ликвидации «Международного Мемориала» и правозащитного центра «Мемориал» в ноябре-декабре 2021 года. Десятки германских НПО, университетов и музеев много лет плодотворно сотрудничают с «Мемориалом» в области изучения истории сталинизма. В ФРГ выразили солидарность с письмом комиссара Совета Европы по правам человека Дуньи Миятович в адрес Генпрокурора РФ Игоря Краснова. С осуждением выступили германское отделение Amnesty International и «Мемориал Германия». Журнал «Восточная Европа» организовал петицию против «атаки на маяк исторического просвещения», которую подписали около трех тысяч человек, включая ряд известных ученых.

Заключительный визит Ангелы Меркель в Москву

В августе 2021 года Меркель в последний раз посетила Москву в должности Федерального канцлера и провела переговоры с Владимиром Путиным. Качественного прорыва в отношениях не произошло. Меркель ожидаемо потребовала освободить Алексея Навального и попросила у Путина помощи в выстраивании контактов с афганскими талибами. Влиятельная Süddeutsche Zeitung, хотя и озаглавила статью «Больше, чем прощальная встреча», перечислила обсуждавшиеся темы скорее в телеграфном стиле: Афганистан, Навальный, восток Украины, «Северный поток-2», Беларусь. Обозреватели газеты констатировали: «Конечно, решены далеко не все проблемы. Ангела Меркель провела столько времени в беседах с Путиным не только потому, что он уже был в Кремле, когда она стала Федеральным канцлером. Российский президент в последние годы понял, как сделать себя неизбежным собеседником в вопросах разрешения различных региональных конфликтов: в Ливии, Сирии, а теперь и в Афганистане». Deutsche Welle была более категоричной: «Мантра „продолжать диалог с Россией“ более не ведет нас ни к какой цели. Германии нужна новая концепция отношений с автократом Путиным». Основная новостная программа ARD, первого канала ТВ ФРГ, так отозвалась о встрече: «Хорошими их отношения не были никогда. Сейчас они находятся в состоянии продолжающейся отчужденности». И далее, подводя итог двух десятков встреч двух лидеров за 15 лет: «Меркель много общалась с Путиным? Но чего она добилась на практике? По крайней мере ясно, что такого российско-германского дуэта уже не будет. Оба политика говорят на языках собеседника. Оба имеют опыт жизни в поздней ГДР, где служил бывший на тот момент офицером КГБ Путин». Несмотря на эти точки соприкосновения, отношения между двумя политиками всегда были напряженными. В свой первый официальный визит в Москву в качестве главы правительства ФРГ в январе 2006 года Меркель отказалась от формулы «дружба» применительно к отношениям между двумя государствами, бытовавшей в период правления Герхарда Шредера. «Дружбу» Меркель сменила на «стратегическое партнерство».

«Северный поток-2»

«Северный поток-2» (СП-2), формально коммерческий проект частных компаний, еще до момента начала строительства стал камнем преткновения в отношениях между Германией, США, Россией и странами Центральной и Восточной Европы. Если в Вашингтоне отрицательное отношение к газопроводу объединяло даже таких разных политиков как Барака Обаму и Дональда Трампа, то в Берлине большинство политических акторов поддерживали проект. В 2020 году Меркель в очередной раз открыто выступила в защиту газопровода, а год спустя отметила, что «Россия пока не использовала СП-2 в качестве инструмента давления». Олаф Шольц (СДПГ) и Армин Лашет (ХДС), будучи кандидатами на пост канцлера, рассматривали возможность остановки СП-2 лишь в случае проблем с поставками газа и возникновения угроз безопасности Украины. Исключение из всех претендентов на канцлерство составляла Анналена Бербок, лидер списка «Зеленых»: «От СП-2 выигрывает только путинская система. Германии срочно нужен ясный внешнеполитический курс по отношению к режиму в России. Что это за внешняя политика, которая, с одной стороны, требует введения более жестких санкций, а с другой — их хоронит, придерживаясь этого газопровода? СП-2 противоречит европейским экологическим целям, а также энергетическим планам и геостратегическим интересам ЕС».

Дипломатия Германии потратила много усилий, чтобы добиться пересмотра отношения новой американской администрации к СП-2. Первоочередным для Берлина был отказ Вашингтона от санкций против ключевых компаний ФРГ, участвующих в проекте. В июле 2021 года стороны пришли к соглашению, которое журнал Spiegel назвал «внешнеполитической победой канцлера»: США отказываются от санкций, а Германия берет на себя обязательство смягчить для Украины последствия от введения в эксплуатацию газопровода и не допустить использования Россией этого проекта в качестве «оружия» против соседнего государства. Несмотря на «разницу во мнениях» с Берлином относительно СП-2, которую неоднократно подчеркивал Байден, и новый законопроект республиканцев, все же предусматривающий санкционные меры в 2022 году, договоренность между двумя странами была воспринята как символ ликвидации последнего главного препятствия на пути реализации проекта. В сентябре 2021 года строительство СП-2 было полностью завершено.

Однако укладка последней трубы не означает немедленный запуск газопровода. Иск германских экологов был отклонен судом в Грайфсвальде, но в области соблюдения европейского права Высший земельный суд в Дюссельдорфе вынес решение не в пользу проекта. Газопровод, часть которого проходит по территории Германии, может эксплуатироваться только в соответствии с регуляторными предписаниями ЕС. В середине ноября 2021 года Федеральное сетевое агентство со ссылкой на европейское законодательство приостановило процесс сертификации газопровода.

Приостановка вызвала смешанную реакцию в Германии. Бербок уже в должности главы МИД заявила, что проект в нынешнем виде не может получить разрешение. Новый канцлер Шольц в ходе своего визита в Польшу выразил мнение, что газопровод, напротив, является инструментом сдерживания России против агрессивных действий в отношении Украины. Руководство германского регулятора заявило, что итогов рассмотрения заявки на разрешение эксплуатации не стоит ожидать раннее второго полугодия 2022 года.

Парламентские выборы и смена правительства в Германии

В конце сентября 2021 года в ФРГ состоялись очередные выборы в Бундестаг, на которых (неожиданно для многих) победу одержала СДПГ. Меркель более не выдвигала свою кандидатуру и ХДС показала худший результат на федеральных парламентских выборах в истории партии. После коалиционных переговоров было сформировано новое правительство в составе СДПГ, «Зеленых» и свободных демократов. В начале декабря министры были приведены к присяге. Социал-демократ Олаф Шольц стал девятым федеральным канцлером ФРГ, а МИД возглавила Анналена Бербок. Сопредседатель «Зеленых» является в среде германского истеблишмента, пожалуй, одним из самых последовательных критиков авторитаризма и нарушения прав человека. Она не скрывает своей антипатии и к нынешней кремлевской администрации. После отравления Навального она заявила, что «Германия не должна более поддерживать этот коррупционный режим» и потребовала «больше жесткости» от тогдашнего главы МИД Хайко Мааса. В то время как представители правящей коалиции осторожно говорили о возможной причастности российской власти к покушению и требовали от Москвы предоставить информацию, Бербок отказалась от дипломатических оборотов: «Это попытка убийства, управляемая из Кремля. Поэтому правильно, что Ангела Меркель нашла резкие слова. Но одних слов недостаточно. Теперь нужны действия. Это уже серия заказных убийств и покушений в России. Мы, европейцы, не можем лишь заниматься своими делами и делать вид, что ничего не происходит. Четким ответом федерального правительства стала бы немедленная остановка проекта СП-2». Буквально на следующий день после начала исполнения обязанностей министра иностранных дел ФРГ Бербок заявила: «Россия заплатит высокую политическую и в первую очередь экономическую цену за повторное нарушение украинской государственности».

Немецкие СМИ говорят о новом витке споров вокруг СП-2 как о «первой дуэли между Бербок и Шольцем» и в целом исходят из того, что конфликты между двумя политиками можно считать «запрограммированными». Однако говорить лишь о противоречиях внутри коалиции было бы упрощением. Во-первых, проблема состоит в более глубинных различиях между подходами и пониманием настоящего и будущего германо-российских отношений. Что является приоритетным: ценности или прагматизм интересов? Председатель фракции СДПГ в Бундестаге, опытный специалист по международным делам Рольф Мютцених применительно к конфликту между Украиной и Россией призвал к деэскалации с двух сторон, с целью «разорвать спираль угроз и ответных угроз». Норберт Реттген, не менее опытный специалист во внешнеполитической области, председатель Комитета по международным делам в прошлом созыве Бундестага и кандидат на пост председателя ХДС, на своей странице в Facebook назвал такие слова «ошибочным сигналом», указал на концентрацию российских войск у украинской границы и отметил: «есть только один агрессор». Социал-демократ Гернот Эрлер, бывший правительственный уполномоченный по отношениям с Россией, настаивает на диалоге с Москвой. Он предложил НАТО отказаться от расширения, созвать представительную конференцию под эгидой ОБСЕ и возобновить работу Совета Россия-НАТО. Мануэль Саррацин, до недавнего времени спикер парламентской фракции «Зеленых» по Восточной Европе, напротив, считает, что «примирения с Россией не добиться одним лишь примирением с Кремлем». Диалог нужно вести, по мнению политика, «в первую очередь с российским гражданским обществом».

Во-вторых, в рядах СДПГ есть различные взгляды на «российский вектор» Берлина. Процитированные выше слова Мютцениха и Эрлера отражают отнюдь не весь спектр мнений внутри новой основной правящей партии. Непосредственно после переизбрания спикером по внешней политике парламентской фракции социал-демократов Нильс Шмид выразил поддержку линии ЕС и подчеркнул: «Рассматриваются все опции. Это должно быть понятно Путину». Его однопартиец Михаэль Рот, новый председатель Комитета по международным делам Бундестага, высказался в пользу новых санкций против Москвы, если «российские войска перейдут украинскую границу».

Несомненно, нынешний германский МИД во главе с Бербок будет более жестко оппонировать Кремлю. Вопрос в том, насколько риторика трансформируется в конкретные действия. Баланс трех институций, влияющих на внешнеполитический курс Германии (парламент, МИД и Федеральный канцлер), вряд ли позволит Бербок кардинально изменить политику в отношении России. Наряду с Комитетом по внешней политике, влияние на внешнеполитический вектор ФРГ оказывает и Комитет по обороне. Его возглавила Марие-Агнес Штрак-Циммерман от СвДП, которую прочили на пост министра обороны, но либералы не получили это министерство. Штрак-Циммерманн, с одной стороны, критикует Москву за размещение крупного контингента на границе с Украиной, но, с другой, подчеркивает значение хороших отношений с РФ, в том числе и в связи с развитием событий в Афганистане. В первом своем интервью в качестве главы комитета она прокомментировала телефонный разговор между Байденом и Путиным: «Это хорошая новость. Нам нужно поменьше военного компонента и побольше дипломатии и диалога». Политик поддерживает Украину, но не считает возможным вступление страны в НАТО.

Также в области внешней политики следует ожидать активизацию Ведомства Федерального канцлера. Шольц в своей карьере лишь минимально соприкасался с внешнеполитическими вопросами, в особенности с восточноевропейским регионом. Желая усилить это направление, новый канцлер пригласил в свое Ведомство на должность основного советника по вопросам внешней политики и безопасности Яна Плетнера, с 2019 года работавшего политическим директором МИД ФРГ. Впрочем именно с назначением Плетнера на ключевой пост в министерстве, фактически правой рукой министра, во многом связывают сворачивание курса на пересмотр «Восточной политики» не в пользу России. В 2014 году Плетнер был руководителем офиса Штайнмайера и принимал непосредственное участие в выработке позиции ФРГ во время событий в Киеве и позднее на востоке Украины. Плетнер известен своим прагматизмом и склонностью к осторожной дипломатии. Он станет одним из «сдерживающих факторов» Бербок, особенно в плоскости отношений с РФ и КНР. С учетом определенного «кадрового голода» в руководстве МИД на «российском направлении» (ни один из назначенных статс-министров и статс-секретарей никогда не занимался Россией, а место политического директора пока остается вакантным), эта политико-административная конструкция вполне может достигнуть желаемого результата. Однако подобная стратегия будет осуществляться только в случае сохранения статус-кво. Если любой из конфликтов с участием Москвы перейдет в активную фазу, например, возобновятся широкомасштабные боевые действия на востоке Украины, подобное «сдерживание» утратит всякий смысл.

Фото: Scanpix
Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Фашистская Россия?
  • Бедные против войны?
  • Сто дней российско-украинской войны
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Приведет ли война в Украине к распаду России?

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Юлия Петровская о том, почему вопрос введения Сербией санкций против Москвы остается открытым, несмотря на выгодный газовый контракт

Путин и «триединый народ»

Олеся Захарова о риторике Путина в отношении Беларуси

Россия и европейский нелиберализм: частичный развод?

Марлен Ларюэль и Джон Хробак о том, как французские крайне-правые с переменным успехом преодолевают свою русофилию

Поиск