Действующие лица
Политика
Регионы

Двойка для путинского отличника

Андрей Перцев о том, почему Владимир Путин отправил Андрея Турчака в ссылку на Алтай

Read in english
Фото: Scanpix

Владимир Путин отправил секретаря генерального совета «Единой России» и первого вице-спикера Совета Федерации Андрея Турчака руководить республикой Алтай. Это один из самых малочисленных регионов России, его бюджет невелик и имеет дефицит, кроме того, население территории постоянно сокращается. Для амбициозного Турчака, который почти семь лет руководил генсоветом партии власти и был фактически ее главным фронтменом (из-за чего к нему приклеилось прозвище «генсек») это стало несомненным понижением и ссылкой, которую даже нельзя назвать почетной. До последних суток Андрей Турчак считался одним из перспективных принцев, пусть и не первого ряда. Его отец — Анатолий Турчак — знаком с Путиным со времен работы того в мэрии Санкт-Петербурга. Самого Турчака-младшего считали одним из главных претендентов на пост губернатора родного города либо спикера Совета Федерации, взамен стареющих действующих руководителей Александра Беглова и Валентины Матвиенко. Однако их полномочия были пролонгированы, а еще недавно перспективный принц отправился губернаторствовать в отдаленный регион. Разбираться ему придется не только с экономическими проблемами: местные элиты враждебно настроены к «варягам» и даже пытались отправить в отставку его предшественника.

Причины опалы Турчака на первый взгляд не очень очевидны. Он смог построить свой личный политический бренд, который идеально вписывался в публичный политический интерфейс путинского режима последних лет. Турчак сразу же поддержал начало войны, нарядился в хаки и стал одним из главных ястребов в российской публичной политике. Генсек ЕР постоянно ездил в оккупированные регионы Украины, общался с их пророссийским руководством, принимал участие в организации плебисцитов на этих территориях. Путин оценил рвение «принца» и назначил его главой рабочей группы по обеспечению взаимодействия органов публичной власти и организаций по вопросам мобилизационной подготовки и мобилизации. Можно сказать, что Турчак показал пример большинству депутатов и чиновников, как поддержкой войны обратить на себя внимание президента, а те активно стали пользоваться его наработками. В прошлом году близкий знакомый Андрея Турчака Артем Жога, экс-командир батальона «Спарта» и спикер «Совета» самопровозглашенной ДНР, предложил Путину выдвинуться в президенты и стал заместителем председателя его официального штаба. После путинских заявлений о том, что «участники СВО» должны стать «новой элитой», генсек единороссов объявил о том, что военные, заявившиеся на праймериз, будут получать дополнительные 25% голосов. Турчак выглядел одним из главных «отличников» путинской вертикали, который способен без запинок отвечать на актуальные вопросы и запросы учителя и предугадывать его настроения.

В партии достижения Турчака, успешно построившего личный бренд в вертикали, оказались куда скромнее. Посещаемость партийных праймериз начала падать, в их ходе стали все чаще возникать скандалы. Последний из них был связан с тем, что в Тыве местные единороссы якобы не допускают военных до выдвижения на предварительном голосовании. Обещания Турчака провести партийный ребрендинг так и не вылились в реальные перемены. Результаты на выборах единороссы получали благодаря применению корпоративной мобилизации и электронного голосования. Участие Турчака в разрешении конфликтов и кризисов тоже вряд ли можно назвать успешным. Например, генсек «Единой России» лично участвовал в кампании выдвиженца партии, депутата Госдумы Сергея Сокола на выборах главы Хакасии. Кремль и единороссы всеми силами старались победить действующего губернатора Валентина Коновалова, избранного на протестной волне по поводу пенсионной реформы в 2018 году, но так и не смогли этого сделать. Но вряд ли эти огрехи, которые к тому же мало влияли на представительство ЕР в федеральном и региональных парламентах, могли стать причиной ссылки Турчака в отдаленный депрессивный регион. В конце концов, сын путинского знакомого мог бы сохранить престижный и статусный пост в Совете Федерации, уступив партийное кресло более активному политическому менеджеру.

Главной причиной опалы и перевода в отдаленный регион, скорее всего, стала активность и амбициозность принца-отличника, который изо всех сил тянул руку. Андрей Турчак особенно не скрывал своих претензий на пост губернатора Санкт-Петербурга, активно участвовал в политической жизни города, старался стать значимым игроком в регионе. Пиар-усилия Турчака привлекали к нему внимание, которое в какой-то момент стало лишним и даже вредным. Политик стал считаться претендентом не только на петербургское губернаторство, но и на председательство в Совете Федерации или руководство политическим блоком Кремля. Своими усилиями Андрей Турчак как бы вынуждал Путина повысить его в должности. Но глава России, как правило, не любит, когда его подталкивают к тем или иным решениям, пусть и демонстрацией лояльности и угадыванием желаний. Вполне вероятно, что в какой-то момент «петербургский принц» оплошал и не смог попасть в путинский мейнстрим. Стоит вспомнить, что Турчак был в хороших отношениях с Пригожиным и критиковал Министерство обороны. В тот момент многим представителям российской элиты казалось, что у основателя «Вагнера» есть путинский мандат на его действия, и видели в Пригожине одного из новых фаворитов. Затем Турчак осудил пригожинский мятеж, но сделал это слишком поздно.

Случай Андрея Турчака демонстрирует, что даже полное следование правилам вертикали власти и даже формирование в ней трендов, которые нравятся лично Путину, не служат гарантией неприкосновенности. Любой активный «отличник» вольно или невольно будет выходить за рамки дисциплины, навязывая себя президенту. Он тянет руку над головами других, хотя не должен этого делать, ожидая, когда «учитель» сам вызовет его к доске для решения нужной задачи. Этот экзамен Турчак провалил, а в «классе» явно нашлись желающие посмеяться над выскочкой перед Путиным и указать президенту на его ошибки. Исключение генсека «Единой России» из рядов путинских отличников дает возможность проявить себя более спокойным персонажам из вертикали, а перед влиятельными кланами открываются кадровые окна для назначений их представителей. Место Турчака в партии и Совете Федерации, скорее всего, займет представитель группы мэра Москвы Сергея Собянина, полпред президента в Уральском округе Владимир Якушев, а вакансия в полпредстве пригодится для расчистки кадрового затора.

Андрей Турчак, за спиной которого не оказалось мощного клана, оказался в этих условиях очень удобной жертвой. Смириться с «двойкой» амбициозный отличник пока не готов. В политизированных телеграм-каналах (основной инструмент российских элит для отправки друг другу сигналов) появляется информация о том, что депрессивный Алтай — на самом деле важный с точки зрения инвестиций в туризм и границ с Китаем регион, а самому Турчаку якобы придется выполнять важную миссию по слиянию небольшой республики с соседним Алтайским краем. Отношения к реальности эти рассуждения имеют мало — основными инвестициями в туризм в республике занимается «Сбербанк». Даже если центр задумает объединять регионы, то основная нагрузка, а, следовательно, и заслуги, придутся на власти более крупного Алтайского края. Так что пока сценариев для перевода былого отличника с последней на первую парту в будущем не просматривается.

Самое читаемое
  • Лоскутное одеяло
  • Андрей Белоусов и трагедия советской экономики
  • Иран, Россия и война на Ближнем Востоке
  • Наследники кадыровского режима
  • Россия продолжает отрезать свой интернет от мира, на очереди — YouTube
  • На пороге посткадыровской Чечни

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Министерство обороны: «сборная», а не команда

Андрей Перцев о том, как Путин не дал министру обороны сформировать свою команду и чем это может закончиться

На пороге посткадыровской Чечни

Гарольд Чемберс рассматривает возможные изменения в силовой политике на Северном Кавказе в случае дальнейшего ухудшения здоровья чеченского лидера

Наследники кадыровского режима

Гарольд Чемберс о растущем влиянии детей Рамзана в чеченской политике

Поиск