Внешняя политика Конфликты Постсоветское пространство Россия - ЕС Россия - США Санкции

Беспрецедентный ответ Запада на войну в Украине

Мария Шагина о том, как сочетание мощных санкций и их последствий разрушит российскую экономику

Фото: MOSCOW, RUSSIA - FEBRUARY 28, 2022: Russian Presidential Aide Maxim Oreshkin (R) and Russian Central Bank Governor Elvira Nabiullina attend a meeting on economic issues held by Russia's President Vladimir Putin at the Moscow Kremlin. Scanpix

Всего за несколько дней Запад усилил санкционный ответ на российское вторжение в Украину до исторического максимума. Ничем не спровоцированное нападение Москвы на своего соседа сделало любые варианты возможными. Противодействуя преступлениям России в Украине, Запад ведет финансовую войну, превращая Москву в государство-изгой. Принятые санкции беспрецедентны по масштабам, скорости введения и скоординированности. Полные блокирующие санкции против российских банков, заморозка активов Центробанка и отключение нескольких финансовых институтов от SWIFT — все это беспрецедентно для страны, входящей в G20. Быстрого ввода таких жестких мер не ожидал никто, учитывая, что ЕС имеет обыкновение не торопиться и беспокоиться, как бы санкции ни ударили по ним самим. Российское вторжение привело к невиданному ранее уровню многосторонней координации, изолировав Москву на международной арене. В санкционную коалицию вошли даже такие страны, как Тайвань, Сингапур, Швейцария и Южная Корея, ни одна из которых ранее не присоединялась к западным санкционным мерам против России.

Полные блокирующие санкции

Ответ Запада начался с полных блокирующих санкций против российских банков. В 2014 году против российских финансовых институтов ввели секторальные санкции, но ни один крупный банк тогда не попал в санкционный список. Вторжение в Украину подогрело аппетит Запада на «крупную рыбу». США и союзники ввели санкции против второго по масштабам государственного банка ВТБ, а также некоторых других финансовых учреждений («Совкомбанка», «Открытия» и «Новикомбанка»). США и Великобритания также запретили транзакции в долларах и фунтах «Сбербанку», крупнейшему российскому финансовому учреждению, на которое приходится 37% российской финансовой системы. В результате наиболее системно важный российский банк оказался отрезан от американской и британской финансовых систем.

После недели под санкциями «Сбербанк» объявил, что выходит с европейского рынка из-за проблем с ликвидностью. За ним готовится последовать и ВТБ. Членство этого банка в Лондонской фондовой бирже было приостановлено. Поскольку ВТБ внесен в черные списки всех западных юрисдикций, любые транзакции с ним, как входящие, так и исходящие, запрещены. Visa, Mastercard и American Express приостанавливают все свои операции, заставляя российские банки изучать возможности сотрудничества с китайской системой UnionPay.

SWIFT

Запад также объявил об отключении некоторых финансовых учреждений от SWIFT (в основном тех, что уже находились в санкционных списках). Основных системообразующих банков это не коснулось. Например, «Газпромбанк», через который проходят основные платежи по энергоносителям, избежал жестких санкций. Из-за значительной зависимости от российских углеводородов у ЕС нет особого желания бить по энергетической отрасли или расчетам за нефть и газ.

Запад воздержался от поголовного отключения от SWIFT всех российских банков, поскольку США отдают себе отчет в долгосрочных последствиях. Точечный подход к «десвифтизации» России призван предотвратить создание альтернативных платежных систем, которые могли бы подорвать мировую финансовую систему, завязанную на США. Отключение от SWIFT, которого все так опасаются, вряд ли имеет то же разрушительное воздействие, что и полная блокировка, однако оно является важным дополнением. Любая альтернатива SWIFT — например, электронная почта или факс — будет медленнее, менее защищенной и более громоздкой. Краткосрочное воздействие будет крайне неприятным, поскольку российским банкам придется искать новые способы сообщения о переводах. Собственная российская система СПФС в настоящее время не имеет сетевого эффекта и не придерживается таких же высоких технических стандартов, как SWIFT. Это ограничивает операционные возможности системы по передаче сообщений.

Санкции против Центробанка

Санкции против «Банка России» (ЦБ РФ) — настоящий «ядерный вариант», который не имеет аналогов в мире. В прошлом такие драконовские меры применялись только против государств-изгоев вроде Ирана, Венесуэлы, Сирии и Кубы. Еще неделю назад невозможно было представить, чтобы к ним присоединилась Россия, страна-участница G20. Тогда аналитики заявляли, что Россия — не Иран, и что такие жесткие меры невозможны. Теперь, когда эти санкции уже введены, повторяют, что Россия — не Иран, и поэтому воздействие санкций против Центробанка на экономику России будет разрушительным.

$ 630 млрд резервов в иностранной валюте лежали в основе стратегии «осажденной крепости», к которой стремилась Москва. После того, как США и их союзники согласились заморозить российские резервы (сейчас заморожены около $ 400 млрд), российская крепость быстро становится замком из песка. Без доступа к резервам Россия не сможет стабилизировать экономику. ЦБ РФ ограничен в возможностях поддерживать курс рубля, предотвращать банковскую панику и спасать коммерческие финансовые учреждения. Несмотря на российскую стратегию дедолларизации, все, что осталось у Москвы — золото на сумму около $ 140 млрд и китайские юани (около $ 80 млрд). И то, и другое сложно быстро продать или конвертировать. Продать 2000 тонн золота в слитках можно только поэтапно, поскольку число покупателей ограничено. Москва может захотеть продать свои резервы в юанях, однако китайская валюта имеет проблемы с ликвидностью.

Помимо мощных санкций, Россия также испытывает массовый уход западных компаний из-за репутационных издержек. Неясность новых мер и отсутствие единой политики усиливают эффект испуга среди иностранных банков и международных конгломератов. Сейчас, когда вся страна представляется токсичной, Россия переживает серьезный разрыв коммерческих, финансовых и технологических связей. В долгосрочной перспективе страна станет более изолированной, обиженной и менее прозрачной, когда от нее отвернутся международные партнеры.

Цель санкций

Новые санкции призваны не изменить расчеты Кремля, а скорее подорвать экономическую базу России, не дав ей возможности финансировать войну. После провала стратегии сдерживания беспрецедентные санкционные меры Запада в основном являются мерой наказания и ограничения. Российские элиты учитывали возможность серьезных санкций еще до вторжения, но они значительно просчитались с невиданным ранее уровнем международной реакции. Западная экономическая война поставила российскую экономику на путь к дефолту и стагфляции.

По 10-балльной шкале текущее санкционное давление оценивается в 7−8. Дополнительные санкции могут лечь еще большим грузом на российскую экономику. США раздумывают над запретом импорта российской нефти. Многие российские банки еще можно внести в санкционные списки, многие финансовые учреждения можно отключить от SWIFT. Вашингтон может прибегнуть к вторичным санкциям, чтобы предотвратить сколько-нибудь серьезные транзакции с нейтральными странами.

Санкции лучше использовать как рычаг давления. Однако у нынешних санкций отсутствует явная цель. Экономический ущерб ради ущерба встретит ненависть и непокорность. США и союзники должны использовать меры, связанные с «масштабными последствиями», чтобы выдвинуть жесткие требования. Эти беспрецедентные меры нельзя тратить на перемирие или компромиссное соглашение. Их следует использовать, чтобы заставить Россию пойти на максимальные уступки, начиная с полного вывода войск из Украины.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Бедные против войны?
  • Сто дней российско-украинской войны
  • Конец России как нефтяной державы
  • Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Сербия в ловушке кремлевской спецоперации

Юлия Петровская о том, почему вопрос введения Сербией санкций против Москвы остается открытым, несмотря на выгодный газовый контракт

Путин и «триединый народ»

Олеся Захарова о риторике Путина в отношении Беларуси

Россия и европейский нелиберализм: частичный развод?

Марлен Ларюэль и Джон Хробак о том, как французские крайне-правые с переменным успехом преодолевают свою русофилию

Поиск