Право и институты Россия - ЕС Россия - США Санкции Энергетика

Гудбай, «Северный поток-2»

Макс Гесс о последствиях приостановки сертификации газопровода «Северный поток-2»

Фото: Scanpix

22 февраля канцлер Германии Олаф Шольц приостановил проект «Газпрома» «Северный поток-2». Это решение Шольца фактически похоронило газопровод. Глава правительства Германии наконец признал политический характер этого проекта, что долго отказывалась делать его предшественница. Это решение будет иметь далеко идущие последствия для европейских рынков газа, немецкой политики, российско-германских отношений, трансатлантического сотрудничества, а также для «Газпрома» и его доверчивых европейских партнеров.

Как строили газопровод

О проекте «Северный поток-2» объявили в июне 2015 года. Он получил поддержку немецкой компании E. ON и австрийской ÖMV. Хотя после аннексии Крыма прошел всего год, газопровод все равно получил широкую поддержку у политического класса Германии. На самом деле впервые о газопроводе задумались задолго до крымского кризиса. Его обсуждение началось почти сразу после запуска первого «Северного потока» в 2011 году. Ангела Меркель видела в экономическом сотрудничестве с Россией возможный способ смягчить раскол между Западом и Россией, который возник после начала вторжения Путина в Украину.

Этому мнению Меркель вторила Социал-демократическая партия (СДПГ), которая присоединилась к «Христианско-демократическому союзу» (ХДС) Меркель как младший партнер в так называемой «Большой коалиции» двумя годами ранее. В последний раз СДПГ входила в правительство в 2005 году под началом предшественника Меркель Герхарда Шредера. Оба немецких политика искренне верили в российско-германское экономическое сотрудничество — наследие «восточной политики», которую Вилли Брандт провозгласил в начале 1970-х гг., и в рамках которой газопроводы уже использовались как средство сближения Бонна с СССР при преемнике Брандта Гельмуте Шмидте.

Хотя в ХСС Меркель имелось некоторое несогласие с решением о строительстве газопровода (в частности, со стороны влиятельного члена Бундестага Норберта Реттгена, который баллотировался в преемники Меркель на посту главы партии), СДПГ Шольца в основном поддерживала проект. Это отразилось не только в том, что Шредер был назначен в совет директоров «Роснефти», а затем и «Газпрома», но и в действиях Эрвина Зеллеринга, бывшего главы СДПГ и премьер-министра (аналог губернатора) федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания.

Как ранее сообщало агентство Reuters, Зеллеринг помог создать немецкий «фонд», предназначенный специально для обхода санкций США против «Северного Потока-2», поскольку государственные организации стран ЕС были исключены из последнего американского законопроекта, включавшего санкции против газопровода.

Однако такой крупный проект невозможно построить на одной только благосклонности политиков. «Газпром» также действовал совместно с консорциумом европейских энергетических компаний, которые должны были стать конечными потребителями газа, который Россия хотела поставлять через Балтийское море в обход Украины. К австрийской ÖMV присоединились французская Engie, нидерландско-британская Shell и немецкие Wintershall и Uniper (которую в 2018 году выделили из состава E. ON). Эти компании первоначально планировали стать долевыми партнерами проекта, однако после вмешательства польского антимонопольного регулятора в 2017 году пятерка компаний вместо этого согласилась одолжить на строительство газопровода каждая по 950 млн евро. Остальные 4,75 млрд евро оплатил «Газпром».

Решение Шольца

Формально Шольц приостановил сертификацию газопровода. Однако на самом деле это решение окончательно похоронило проект.

Во-первых, заявление Шольца наконец признало реальность, которую предыдущие германские правительства беспечно игнорировали: этот проект является политическим. Шольц назвал свое решение «явным сигналом Москве», указав, что решение Путина официально ввести войска в марионеточные «Луганскую народную республику» («ЛНР») и «Донецкую народную республику» («ДНР») привело к «фундаментальному изменению ситуации», что потребовало переоценки проекта.

Сам Шольц, будучи министром финансов в последнем правительстве Меркель, преуменьшал опасения в отношении газопровода. Учитывая также его карьеру в СДПГ, его решение остановить проект может выглядеть неожиданным, однако именно благодаря такому прошлому он пользуется достаточным доверием, чтобы это сделать. Говорят, что «только Никсон мог поехать в Китай», поскольку его ястребиная антикоммунистическая политика в предыдущие десятилетия отвела от него любые подозрения. Решение относительно газопровода заслуживает доверия потому, что его принял именно Шольц.

Во-вторых, Шольц делает это в согласии с собственными партнерами по коалиции — «Зелеными» и Свободной демократической партией (СвДП). «Зеленые» давно выступают против газопровода, а сопредседательница партии Анналена Бербок в первые дни работы правительства, в котором она занимает пост министра иностранных дел, выступала по этому вопросу более жестко, чем Шольц, что вызвало первые крупные внутренние противоречия в коалиции. Либеральная СвДП, которая считается «партией бизнеса», выступает по этому вопросу менее резко, однако в их предвыборной программе 2021 года содержался призыв к мораторию на строительство газопровода из-за обращения с российским оппозиционером Алексеем Навальным и ситуации с правами человека в России. Таким образом, решение Шольца только сильнее сплотит его новую коалицию, а отмена этого решения грозит, возможно, непоправимым расколом.

Наконец, действия Шольца сразу после начала нового российского вторжения в Украину также демонстрируют, в какой степени его правительству и администрации Байдена удалось наладить рабочие отношения. Европа и США также совместно вводят санкции против российского госдолга, а президент США Джо Байден будет благодарен за шаг Шольца, который упредил действия Конгресса, угрожавшего преодолеть исключения, введенные Байденом из последнего санкционного законопроекта. Отмена решения предвещает крайне негативную реакцию Вашингтона, и, вероятно, даже приведет к тому, что Конгресс введет санкции против газопровода законодательным путем.

Издержки

И Шольц, и Байден отметили в своих заявлениях 22 февраля, что санкции против России наверняка обернутся экономическими издержками для их собственных стран. Россия также активно стремится наложить такие издержки.

Дмитрий Медведев, занимающий сейчас пост замглавы Совета безопасности России, предупредил в Twitter, что Европе следует готовиться платить $ 2000 за тысячу кубометров газа (контракты «Газпрома» с союзниками России обычно заключаются по цене $ 120−160 за тысячу кубометров). Ранее природный газ торговался на спотовом рынке по такой цене только единожды — в декабре прошлого года, когда многие обвиняли в этом Москву. Россия сохраняет возможности для новых ударов. Эта ситуация только ухудшилась из-за некоторых ошибок газовой политики Европы.

Хотя большая часть немецких закупок российского газа до сих пор происходит по контрактам с фиксированной ценой, в последние годы наблюдается противоположная тенденция. Официальная политика ЕС — стремиться к рыночным, а не долгосрочным фиксированным ценам. Использование Россией различных схем ценообразования для разных членов ЕС и ограничения на перепродажу вызывали гнев европейских властей. Действия самой Германии также усугубили проблему. Разделение E. ON, которое началось в 2014 году и было завершено в 2016 году, оказалось болезненным процессом и сопровождалось некоторым отходом от контрактов по фиксированной цене. Осуществленное в 2019 году слияние немецких компаний Wintershall и DEA, где 33% акций объединения достались LetterOne российского олигарха Михаила Фридмана, означает, что дальнейшие западные санкции против России грозят возможными новыми осложнениями.

Перед Wintershall и Uniper стоят вопросы о будущем их кредитов на финансирование «Северного потока-2». Учитывая риторику Медведева, трудно представить, что Россия будет вести консервативную игру. Важно, что газопровод считается юридическим лицом, отдельным от первого «Северного потока». Если (когда) Россия смирится с тем, что газопровод отменен окончательно, «Газпром» вряд ли будет стремиться вернуть европейским партнерам их кредиты.

В интервью 23 февраля генеральный директор Uniper Клаус-Дитер Маубах рассказал CNBC, что сохраняет надежду на то, что «Северный поток-2» еще можно спасти, и оптимистично считает, что приостановка «только временная». При этом он признал, что другие в Берлине не разделяют его мнения. Он рассказал агентству Reuters, что его компания пока не планирует предпринимать правовых действий из-за отмены проекта. Однако в итоге Европе, вероятно, придется оказать поддержку своей газовой промышленности и покупателям газа, по крайней мере для защиты от краткосрочных последствий.

Выводы

Сильнее всех пострадает «Газпром», который потратил $ 4,5 млрд, чтобы проложить по дну Балтийского моря бесполезную трубу. Однако это предприятие — в первую очередь средство распределения ренты, цель которого — поддержка внутренней политики Кремля (и благополучия его друзей). Новый газопровод «Сила Сибири-2», о котором Путин и китайский лидер Си Цзиньпин объявили 4 февраля, дает множество подобных возможностей. По иронии, расчеты по проекту будут проводиться в евро в рамках политики двух государств по постепенному отказу от доллара.

Тем временем отмена «Северного потока-2» приведет к тому, что Германия быстрее уйдет от российских трубопроводов и перейдет на сжиженный природный газ (СПГ). Здесь Россия также может быть важным поставщиком: российские компании больше инвестируют в инфраструктуру экспорта СПГ, чем Германия до сих пор инвестировала в инфраструктуру его импорта. Однако сейчас, когда США развивают собственный экспорт сжиженного природного газа и углубляют партнерство с Катаром (крупнейшим производителем СПГ в мире), это вероятно станет новым полем для конкуренции. Как и в случае с «Северным потоком-2», сначала вопрос, кто победит на этом рынке, будет решать цена — но в конце концов все решит политика.

Самое читаемое
  • Что представляет собой российская «партия войны»
  • Кто умирает за «Русский мир»?
  • Вперед в прошлое?
  • Война в Украине: триумф изоляции России
  • Не раскаявшаяся армия
  • О чем говорят диктаторы

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
О шести сортах путинской элиты

Иван Фомин об идеологической неоднородности российской политической верхушки

Российское гражданское самолетостроение в 2030 году

Павел Лузин о том, как война и санкции влияют на одну из ключевых отраслей российского машиностроения

Вместо эмбарго

Владислав Иноземцев об альтернативной стратегии давления на Россию

Поиск