Информационная политика
Культура и образование
Политика

Звездные войны

Андрей Перцев о том, как и зачем Кремль борется с не поддерживающими войну артистами

Read in english
Фото: Scanpix

Российские власти продолжают борьбу с оппозиционно-настроенными музыкантами и артистами. Их признают иноагентами и возбуждают уголовные дела. Концерты неугодных исполнителей и музыкальных групп отменяются. Критикующих войну актеров увольняют из театров. Депутаты, чувствуя настроения вышестоящего начальства, предлагают вырезать из кинофильмов сцены с опальными артистами или помечать их в титрах как «предателей».

В Кремле хотели бы полной поддержки войны от деятелей культуры, но получают ее только от сверхлояльных и близких к власти актеров и музыкантов, популярных у старшего поколения. Исполнители и исполнительницы, популярные среди молодежи, критикуют действия власти и начало войны. Это поле битвы Кремль проигрывает и действует привычным ему способом — запрещает и репрессирует. Проблемы это не решает и лишь подогревает интерес молодых людей к оппозиционным артистам и музыкантам.

В бой идут одни старики

Российская музыкальная сцена, кино и театральная индустрия с начала войны оказались поделены на три лагеря. В одном из них находятся звезды, осуждающие вторжение, во втором — публично не поддержавшие его, в третьем — персонажи, выразившие полную лояльность российской власти и поддержку войне. В первых двух лагерях находится значительное число исполнителей и актеров, это люди действительно популярные (в первую очередь в молодежной аудитории). В поддержку войны высказались либо звезды второго и третьего эшелона (например, Юлия Чичерина), либо артисты, чью аудиторию составляет старшее поколение россиян. Кремль эта ситуация явно не устраивала и не устраивает. По социологическим опросам молодые люди наиболее скептично настроены в отношении войны и власти в целом, а «лидеры мнений» — популярные рэперы и рокеры — со своей аудиторией солидарны и не пытаются переубедить ее в нужном власти ключе.

Кто из российских звезд выступил с провоенными заявлениями? Как правило, это персонажи, завязанные на свое продвижение через телеканалы, или зарабатывающие выступлениями на корпоративах крупных государственных или окологосударственных компаний. Они давно лояльны власти, потому что понимают — она источник их благополучия. Работают эти исполнители и актеры в основном на старшую аудиторию, которая как раз телевизор и смотрит. Для звезд второго эшелона (типа Сергея Галанина или Александра Скляра) или тем более третьего эшелона поддержка войны стала шансом заработать на организованных властью концертах. Лояльность таких артистов ничего не прибавляет рейтингам власти и не увеличивает степень поддержки войны в обществе. К примеру, на YouTube «Зверобоя», чьи песни транслируют по ТВ, а сама группа выступает на концертах на Васильевском спуске Кремля, подписано всего 46,5 тысяч человек. Группа Сергея Галанина «Серьга» имеет 11,5 тысяч подписчиков. Поп-певец Олег Газманов, который давно играет в стиле патриотического попа, может похвастаться почти 300-ми тысячами подписчиков. У самого раскрученного представителя «z-сцены» Шамана — 1,8 млн подписчиков.

Сравним эти цифры с запрещенным Little Big (7,2 млн подписчиков) или Моргенштерном (11 млн подписчиков). Не стремившийся в поп-чарты Оксимирон без всякой медийной поддержки (в отличие от Шамана) имеет 2 млн подписчиков. При этом надо понимать, что YouTube для российской аудитории, особенно для молодого поколения, это новый телевизор, а не нишевая площадка. А телеаудитория и так представляет собой электорат Путина, который выступает за войну. Она смотрит «Z-концерты» и клипы потому, что медиаменеджеры ничего другого ей не предлагают, а общий сигнал этого творчества совпадает с сигналом пропагандистских передач и ничего ему не прибавляет.

Кэнселинг по-кремлевски

Звездам первой величины поддержка государства не нужна, их аудитория не смотрит телевизор, а может найти клипы и концерты любимого исполнителя в YouTube. На их концертах будут распроданы билеты, за которые заплатят зрители, а не государство. То же самое касается и по-настоящему популярных актеров и телеведущих — они могут зарабатывать сами с помощью того же YouTube и выступлений. Звезды первой величины могут позволить себе независимость и делают это. Власть не может заставить этих людей поддерживать войну и поэтому репрессирует их как может: самых рьяных критиков помещает в ряды иноагентов и возбуждает дела, умеренным — запрещают концерты в России и отстраняют их от эфира.

Достается от государства даже тиктокерам. Одного из самых популярных блогеров — Некоглая — задержали и депортировали из России после того, как он спародировал жесты российского военного, который выкидывал из своего окопа гранату. При этом Некоглай не критиковал войну, армию в целом и даже этого солдата. Блогер заявил, что перед депортацией его пытали в полиции и даже угрожали изнасилованием.

Параллельно власти стремятся провести «импортозамещение», пытаясь раскрутить в YouTube новых звезд, типа певца Шамана или Акима Апачева, либо вдохнуть новую жизнь в уже привычных исполнителей (примером может служить клип патриотических рок-звезд «Я остаюсь»). Но провластные исполнители и актеры проигрывают популярным собратьям, которых государство не поддерживает.

В итоге Кремль, который пытается применять к музыкантам, телеведущим и актерам цензуру, запретить их, репрессировать и лишить средств к существованию, проигрывает это поле битвы. Оксимирона продолжают смотреть после объявления иноагентом и признания одной из его песен экстремистской: его новые клипы на YouTube набирают стабильные 13−14 млн просмотров. У Шамана при всей медийной поддержке последние песни получали 2−3 млн.

На этом фоне для молодых зрителей и слушателей заявления о том, что в России, в отличие от западных стран, никто не «отменяет» деятелей культуры, звучат фальшиво. Раньше молодые люди могли без проблем сходить на концерт любимого исполнителя в своем родном или соседнем городе. Сейчас сделать этого не получится. У аудитории, даже если часть ее была и остается деполитизированной, неизбежно возникнут вопросы. А почему концерты любимой звезды отменили? Что, собственно, произошло? Почему музыкант, чье творчество мне нравится, выступает против власти и войны? Эти вопросы с логической точки зрения неизбежны. Параллельно радикализируются и сами звезды, попавшие под репрессии и запреты. Вместо умеренно оппозиционных артистов Кремль получает политизированных и даже политических деятелей культуры. Оксимирон пишет антикремлевские песни на политические темы. Монеточка записывает юмористические тиктоки с критикой власти. Максим Галкин сосредоточился на политической сатире. Тиктокер Некоглай донатит ВСУ Украины. Творчество артистов неизбежно воздействует на их аудиторию — табуированные темы становятся публично проговоренными. Для этого достаточно посмотреть, как аудитория оценила клип Оксимирона «Ойда» — комментаторы хвалят политизированность песни, сравнивают ее с творчеством оппозиционных рокеров в СССР.

В истории немало примеров, когда музыканты оказывали серьезное влияние на антивоенные или оппозиционные настроения граждан. Например, против войны США во Вьетнаме выступали многие рок-звезды, в том числе Джон Леннон. Они были одними из главных моральных авторитетов и лидеров антивоенно-настроенной молодежи, которая в итоге одержала верх. Еще больше нынешняя ситуация походит на времена позднего СССР, когда старшее поколение смотрело «разрешенную» эстраду по ТВ и ходило на одобренные чиновниками концерты в филармонии, а молодежь переписывала кассеты «запрещенных» «Кино», «Аквариума» и ДДТ (последние две группы оказались под запретом и сейчас). Словосочетание «запрещенная группа» было синонимом «качественной группы». Концерты таких артистов проходили в полуподпольных или подпольных условиях, зрители могли попасть в милицейский участок, чтобы послушать своего любимого музыканта фанатам иногда приходилось выезжать в другой город. Сейчас таких трудностей нет: кассеты переписывать совсем необязательно, есть YouTube или сервисы прослушивания музыки. Очень хочешь попасть на концерт? Можно отправиться в Казахстан или Армению, где запрещенные звезды теперь часто выступают. Нет денег на дорогу? К твоим услугам YouTube.

Власть пытается отгородиться от волны оппозиционных критиков не только запретами, но и формирующими опросами. Например, согласно исследованию ВЦИОМ, самый популярный российский певец — это Олег Газманов. Мы вспоминаем его 300 тысяч подписчиков на YouTube и удивляемся — а так вообще можно было? Даже Шаман, которому было отдано второе место, в качестве нового официально-объявленного короля российской сцены выглядел бы правдоподобнее. Однако эти опросы работают на ту же самую аудиторию, которая и так поддерживает власть.

После распада СССР прежде запрещенные рокеры стали собирать стадионы, а множество разрешенных артистов, выступавших по ТВ и филармониям, стали завсегдатаями провинциальных ДК. Критики войны свои стадионы уже и так собирали. Вполне возможно, настанет время, когда они будут собирать площади.

Самое читаемое
  • Будущее и настоящее Роскосмоса
  • «Элегантное» решение: потому что нам нужнее
  • Лучшая версия коллективизма
  • Как устроен кадыровский режим образца 2024 года
  • Как Ельцин на самом деле проложил дорогу Путину

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
О причинах роста популярности Telegram

Ольга Логунова о том, Twitter и Meta после начала полномасштабного вторжения в Украину помог Telegram выйти в лидеры по охвату российской аудитории

Цифровой железный занавес: стремление России к суверенитету в Интернете

Ана Микадзе о попытках российского правительства контролировать Рунет

«Русофобия» как оружие

Мими Райц о том, как путинский режим унифицирует идентичность россиян

Поиск