Действующие лица
Общество
Социология

Зубья тревожности

Андрей Перцев о том, как новости из Кремля начали пугать и беспокоить общество

Read in english
Фото: Scanpix

Начиная с 20-х чисел сентября 2022 года российское общество окончательно потеряло спокойствие. После начала мобилизации доминирующим его настроением стала тревога — об этом говорят регулярные опросы Фонда Общественное Мнение, организации, которая сотрудничает с Кремлем. В начале мобилизации тревожность подскочила до 70%. Таких пиковых показателей тревоги не было даже в разгар пандемии ковида. Только в начале марта 2023 года доля «спокойных» россиян немного превысила уровень тревожных (соотношение 48% на 46%). Списывать тревогу только на войну нельзя: в начале полномасштабного вторжения России в Украину о тревожных настроениях говорили 55% респондентов, но уже с начала мая спокойные настроения начали снова доминировать, а в июле доля «спокойных» респондентов достигла 62% от общего количества опрошенных ФОМ. Непосредственно перед мобилизацией уровень спокойствия составлял 57%, тревожности — 35%. Таким образом, именно мобилизация влияет на уровень тревожности. Телезрители могут поддерживать войну, но не хотят, чтобы в ней участвовали они сами и члены их семей. Мобилизация вызвала отрицательные чувства и заставила беспокоиться: существенная часть сторонников войны предпочитает «болеть за Россию» со стороны.

Политический блок Кремля, ответственный за общественные настроения, попытался гасить эту тревожность с помощью позитивных новостей с участием Владимира Путина. Сложно сказать, преуспел ли он в этом, но прекратившаяся массовая мобилизация граждан успокоила. Например, в середине ноября и в середине декабря тревожность снижалась до 47% и 49% соответственно, при этом она все равно доминировала над спокойствием. Однако через какое-то время негативные эмоции снова взлетали вверх до 59−57%. Что происходило в это время? В конце ноября СМИ, причем вполне провластные, начали распространять информацию, что к концу года Владимир Путин обратиться к федеральному собранию и объявит о «мобилизации страны» и собственно мобилизации мужчин на войну. В Кремле эти сообщения опровергли и кривая тревожности поползла вниз. В декабре мобилизация вновь стала обсуждаться с подачи Генштаба ВСУ — как результат беспокойство российского общества снова стало нарастать. Если посмотреть на линию настроений россиян от ФОМа, то можно обнаружить, что она напоминает пилу с зубцами: уровень тревожности постоянно скачет. Эти скачки отражают появление слухов о новых волнах мобилизации или дальнейшей эскалации конфликта.

Последний подъем тревожности совпал со временем ожидания послания Владимира Путина Федеральному Собранию. От него ждали перемен — изменения статуса «спецоперации», объявления военного положения и новой волны мобилизации. Кремль и сам способствовал распространению таких слухов. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков обещал, что текст послания будут «тщательно изучать» во всем мире. По телевидению анонсировали «судьбоносное» событие. Интерес к посланию должны были подогревать встречи Путина с лидерами думских фракций, с которыми президент якобы советовался перед принятием неких важных решений. Кроме того, администрация президента пообещала провести в Лужниках митинг-концерт после послания, а Госдума и Совет Федерации поставили в график внеочередные заседания. Эти анонсы должны были воодушевить российских граждан, вызвать интерес к посланию и поднять рейтинги российской власти, которая якобы готова действовать и запланировала нечто важное.

Однако предвкушение послания вызвало у граждан все ту же тревогу. Оказалось, что новости из Кремля их не успокаивают, а, наоборот, заставляют переживать и ждать худшего. Эти настроения хорошо отражает мем: сотрудник погранпункта в Казахстане спрашивает парня о целях визита в республику, а тот отвечает, что приехал послушать послание президента. Когда ожидания не оправдались тревога стала снижаться.

Мобилизация, которую непосредственно перед ее объявлением Кремль отрицал, научила граждан скептически относиться к анонсам и новостям от российской власти. По умолчанию они ждут от чиновников и политиков плохого, а именно — новой волны мобилизации и ужесточения режима войны. Об их негативном восприятии говорят эмоции, с которыми живут россияне — они тревожатся. АП раскачивает эти качели и рисует пилу тревожности по долгу службы. Чиновники должны подогревать интерес к президентским мероприятиям, Путин народное внимание любит и явно не хочет от него отказываться. Сам он при этом публично заявляет, что 99,9% граждан «готовы положить все в интересах родины». Президент либо верит в то, что говорит, либо настолько пренебрегает общественным мнением, что готов выдавать за него пропагандистские установки. Поэтому громкие анонсы и подогревание ожиданий перед мероприятиями с участием главы государства будут продолжаться — «пила тревожности» самого Путина не тревожит.

Тревогу раскачивают и члены «партии войны» в российской элите. В качестве примера можно привести информационный фон вокруг пересечения российской границы членами так называемого «Русского добровольческого корпуса» в составе ВСУ. Провоенные Telegram-каналы стали анонсировать внеплановое заседание Совбеза, на котором Путин якобы должен был объявить о введении военного положения и, конечно, мобилизации. Эту информацию озвучил и депутат-единоросс, бывший генерал Андрей Гурулев, попали эти слухи и в независимые СМИ. Дмитрий Песков их опроверг. Ничего не произошло и на плановом заседании Совбеза. Но информационная тряска от сторонников эскалации гарантированно повлияла на пилу тревожности и будет влиять на нее и впредь.

Кремль оказался в своеобразной ловушке. Объявлением мобилизации Владимир Путин научил граждан ждать от новостей из Кремля в первую очередь плохого. Долгое время администрация президента подчеркивала важность и значимость мероприятий с участием Путина, даже если те в итоге были не такими уж значимыми и важными. Она продолжает делать это и сейчас. Например, Дмитрий Песков сулил, что выступление президента на Валдайском форуме войдет в десятку самых важных путинских речей. Монолог оказался достаточно проходным.

Для выхода уровня тревоги и спокойствия на плато российскому руководству достаточно не подогревать ожидания публики перед выходами Путина к ней. И кратковременные успехи, похожие на мартовский спад, случаются. Однако в повестку снова врывается мобилизация: военкоматы объявили о сверке данных и раздаче повесток якобы для добровольцев. Скорее всего, зубья тревожности вновь начнут расти, а подчиненные президента снова помогут им это сделать, подогревая слухи перед очередным появлением Путина перед народом. «Пила тревожности» наглядно демонстрирует нам неустойчивые настроения российского общества и его отношение к власти. Во-первых, колебания, совпадающие с ожиданием новостей из Кремля, свидетельствуют о том, что граждане не ждут от руководства страны хороших новостей, предчувствуя ухудшающие жизнь инициативы (в первую очередь, связанные с мобилизацией). Президент не воспринимается как источник позитива. Как только Путин и его подчиненные перестают генерировать анонсы «судьбоносных событий» — тревожность падает. Во-вторых, «пила тревожности» с ее пиками демонстрирует нам, что никакой устойчивой уверенности в будущем, его позитивного восприятия у россиян нет. Это пессимистичное общество, которое качается на эмоциональных качелях, а не монолит, которым хочет представить его Владимир Путин и Кремль.

Самое читаемое
  • Ждет ли Россию новая мобилизация?
  • О причинах роста популярности Telegram
  • Рекордная фальсификация
  • Гибридный ответ Приднестровья на планы Кишинева по реинтеграции
  • Партии в коме
  • Нефтяной поворот на восток

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Политблок без границ

Андрей Перцев об империи Сергея Кириенко

Смотрины для «принцев»

Андрей Перцев о том, кто из молодых представителей элитных групп может занять место Владимира Путина

Пустые надежды на «большую перерассадку»

Андрей Перцев о том, как и почему заглохнет главный мотор путинской системы власти

Поиск