Выборы
Политика

Выборы в режиме «спецоперации»

Станислав Андрейчук о том, как выборы переводятся во все более скрытый от общества формат

Фото: Scanpix

В декабре 2021 года в Госдуму внесли законопроект о дистанционном электронном голосовании (ДЭГ), а 14 марта Владимир Путин подписал уже принятый закон. За несколько дней до окончательного принятия Госдумой в законопроекте об онлайн-голосовании появились еще два блока поправок, изначально с ним не связанных — фактическое упразднение института членов избирательных комиссий с правом совещательного голоса и очередное расширение числа реестров для так называемых «иностранных агентов».

Такое ухудшение прав граждан (в данном случае — избирательных), которое проводится в режиме «спецоперации» через неожиданное включение без какого-либо общественного обсуждения поправок в законопроекты, которые вообще изначально были посвящены другим вопросам, стало для российских законодателей нормой. Например, в мае 2020 года в техническом законопроекте о возможности внесения изменений в схему избирательных округов неожиданно появились положения, существенно ограничившие пассивное избирательное право граждан, которые тут же были приняты.

Другая плохая традиция, проявлением которой стал нынешний закон, — ежегодное весеннее ухудшение избирательного законодательства. Оно происходит накануне старта очередной кампании Единого дня голосования, то есть обычно в период с февраля по май или даже июнь каждого года. В 2022 году, например, уже были приняты поправки, отменяющие обязательную пропорциональную часть на региональных выборах. После этого по стране пошло резкое сокращение или полное упразднение пропорциональных выборов: такие поправки в региональные законы были внесены на Алтае, в Чувашии, в Ярославле и других частях страны. Ухудшали избирательное законодательство и весной 2021 года, и в 2020-м, и в предыдущие годы.

Нынешний законотворческий «блицкриг» хоть и был проведен молниеносно, но в целом не стал большим сюрпризом.

Онлайн-голосование в режиме «черного ящика»

Первый блок поправок в законодательство, принятый этим законом, был ожидаемым (собственно, именно эти поправки изначально и были заявлены в декабре 2021 года), — закон ввел возможность проведения дистанционного электронного голосования на любых российских выборах. Еще в январе 2022 года группа экспертов направила 12-страничный отзыв на этот законопроект, в котором указала, что в нем отсутствуют гарантии правовой определенности и стабильности системы голосования, гарантии членов избиркомов по проведению и контролю ДЭГ, гарантии и процедуры наблюдения за ДЭГ, гарантии открытости и гласности при формировании списков участников ДЭГ, гарантии реализации активного избирательного права при сбоях в работе ДЭГ, гарантии личного участия в ДЭГ, гарантии свободы голосования, гарантии контрольного подсчета голосов и перепроверки, гарантии однозначного толкования закона со стороны избиркомов. Другими словами, в принятом формате онлайн-голосования отсутствуют практически все значимые гарантии избирательных прав. Критику экспертов в итоге просто проигнорировали: никаких значимых инструментов для прозрачности и наблюдения за ДЭГ в законопроекте не появилось.

Система ДЭГ будет представлять собой «черный ящик» с экраном, который показывает какие-то цифры, но как эти цифры получились не будут знать даже члены соответствующей избирательной комиссии, не говоря уже об обществе. Эта система будет даже хуже московской, которую так много критиковали все годы ее существования.

Снижение прозрачности «классического» голосования

Во втором чтении появился одобренный профильным комитетом Госдумы пакет поправок, который поменял изначальный смысл законопроекта, поскольку эти поправки не имели никакого отношения к ДЭГ. В первую очередь речь идет о радикальном сокращении института членов избирательных комиссий с правом совещательного голоса.

Кроме кандидатов и избирателей, раньше к проведению выборов имели отношение еще три большие категории: члены комиссий с правом решающего голоса (ПРГ), члены комиссий с правом совещательного голоса (ПСГ) и наблюдатели.

Первые (ПРГ) непосредственно проводят выборы: ведут документацию, считают голоса, выдают бюллетени. Их назначают сразу на пять лет и в них представлены, как правило, крайне лояльные или просто зависимые от власти люди. Еще в 2017 году движение «Голос» провело исследование составов избирательных комиссий. Выяснилось, что главную роль в их формировании играют администрации всех уровней, представительство и влияние «Единой России» оказывается непропорционально большим. Это делается несколькими несложными способами. Во-первых, в члены избиркомов включаются представители малых партий, которые на практике оказываются представителями администраций. Во-вторых, от имени общественных объединений и собраний избирателей в составы комиссий вводятся члены, связанные с «Единой Россией» (функционеры или члены партии, люди, которые выдвигались от нее на предыдущих выборах и т. д.). В-третьих, именно представители администраций и «Единой России» занимают руководящие должности в комиссиях. В итоге состав членов комиссий с правом решающего голоса оказывается на 80−90%, а иногда и на 100% подконтролен властям.

Наблюдателей назначают участвующие в выборах объединения и кандидаты. Проблема в том, что делать это приходится заранее, как минимум за три дня до старта самого голосования. На больших выборах почти никогда не удается покрыть наблюдателями все избирательные участки и организаторы фальсификаций заранее знают, где у них будут развязаны руки, а где лучше ничего противозаконного не делать. Кроме того, это дает возможность властям оказать давление на уже назначенных наблюдателей. При этом полномочия наблюдателей довольно ограничены — например, они не могут знакомиться с документами, да и наблюдать могут только в том регионе, где зарегистрированы по месту жительства.

Поэтому большинство кандидатов, партий и наблюдательских объединений использовали статус членов комиссий с правом совещательного голоса — их можно назначить в любой момент во время выборов и у них есть доступ к документам, то есть они реально могут многое контролировать. Теперь ПСГ остается только на уровне ЦИК России и региональных избиркомов. ПСГ не будет даже в окружных комиссиях по одномандатным округам, то есть у многих кандидатов вообще не будет полноценных представителей даже в комиссиях, которые осуществляют регистрацию этих кандидатов. Речь идет об упразднении сотен тысяч членов комиссий, которые теперь не смогут контролировать выборы в наиболее востребованном статусе.

Уничтожение института членов комиссий с правом совещательного голоса было предсказуемым шагом. В результате подконтрольность выборов обществу и кандидатам значительно снизится. Кроме того, расширяются возможности для удаления наблюдателей и отстранения членов комиссий от работы не только в ​​помещениях для голосования, но и в помещениях, в которых осуществляется прием и составление протоколов об итогах голосования по территории.

Другие ограничения избирательных прав граждан

Новый закон предусматривает и другие ухудшения избирательного законодательства. Например, увеличиваются сроки лишения пассивного избирательного права для осужденных по экстремистским статьям — до истечения пяти лет со дня снятия или погашения судимости. Учитывая признание экстремистской организацией компании Meta, которая владеет рядом социальных сетей и мессенджером, эта проблема может потенциально распространиться на миллионы россиян. Авторы этой инициативы говорят, что признание Meta экстремистской организацией не затронет простых пользователей, но никаких юридических гарантий этого в законодательстве на данный момент нет.

Также упрощается процедура переноса голосования при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. Теперь это можно делать без наличия угрозы жизни и здоровью избирателей. В связи с этим уже началось обсуждение необходимости отложить или совсем отменить губернаторские выборы этого года.

Одобренные поправки предлагают ввести и ряд других изменений — например, упраздняются комиссии муниципальных образований.

Все это вписывается в планомерное ограничение общества в праве наблюдения за выборами, которое происходило на протяжении последних нескольких лет (особенно активно с 2018 года). За это время были запрещены публичные видеотрансляции, происходили атаки на наблюдательские организации (последним актом стала блокировка сайта движения «Голос» 11 марта 2022 года), разжигание конфликтов между членами комиссий и наблюдателями, введение для журналистов аккредитации и ценза по стажу для освещения выборов, введение предварительной регистрации наблюдателей, а теперь и упразднение самого важного и эффективного для контроля статуса члена комиссии с правом совещательного голоса.

Отдельную оценку еще предстоит дать тому, как блокировки почти всех независимых СМИ и зарубежных соцсетей отразятся на состоянии предвыборной дискуссии.

Власти при активной поддержке ЦИК России (а зачастую — по ее инициативе) все больше выхолащивают институт выборов и ведут его в сторону белорусского варианта, когда даже сведений по участковым избирательным комиссиям получить невозможно. Все это не очень сочетается с данными о возросшей поддержке российских властей на фоне войны. Скорее это демонстрирует неуверенность в том, что осенние выборы пройдут спокойно. При этом до начала кампании в Украине каких-то серьезных вызовов для российских властей на осенних выборах не предвиделось — интрига кое-где теплилась только на местном уровне, вроде выборов депутатов гордумы Владивостока.

Однако теперь выборы переводятся в режим «спецоперации» — триумфа в обычных условиях, очевидно, не ожидается.

Самое читаемое
  • Промывка мозгов в аудиториях
  • Не будет вам коллапса
  • «Самиздат» для Владимира Путина
  • До дна еще далеко: мучительная мобилизация в России
  • Российские аудитории после февраля 2022 года
  • «Сентиментальная русофилия»

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Выборы вне поля зрения

Станислав Андрейчук о том, что происходит на региональных и местных выборах в России

Выборы в военное время: а есть ли смысл?

Андраш Тот-Цифра о том, как Кремль готовится обойти и запугать оппозиционные партии на сентябрьских выборах

Выборы военного времени

Станислав Андрейчук о том, в каких условиях в России проходят региональные и местные выборы

Поиск