Мировая экономика
Постсоветское пространство
Россия - Мир
Экономика

Война нарративов: продовольственная безопасность на фоне войны России против Украины

Михаил Симановский, Владимир Куликов, Николас Пирс и Эван Самски о том, как Украина и Россия формулируют и преподносят свои действия и политику в сфере продовольственной безопасности

Read in english
Фото: Scanpix

В ряде научных работ, аналитических отчетов и записок рассматривается влияние полномасштабного вторжения России в Украину в 2022 году на мировой рынок продовольствия. В них объясняется стратегия России по использованию продовольствия в качестве оружия и последствия этой стратегии для глобальной продовольственной безопасности. В этой статье мы уделим основное внимание войне нарративов об отсутствии продовольственной безопасности, проанализируем то, как Украина и Россия формулируют и преподносят свои действия и политику в сфере продовольственной безопасности, особенно в отношении зависимых от поставок стран Глобального Юга.

Россия и Украина используют отсутствие продовольственной безопасности в качестве рычага для достижения политических целей, причем некоторые стратегии двух государств пересекаются. Украинская версия происходящего описывает Россию как неоколониальную, ревизионистскую империю и проводит параллели с различными историческими событиями, например, с политикой Сталина, которая привела к Голодомору в 1932—1933 гг. Россияне представляют «коллективный Запад» как безответственного игрока, который из-за своей поддержки Украины и введенных против РФ санкций ведет Глобальный Юг к продовольственному кризису. Этот нарратив лишает Украину самостоятельности и агентности как суверенного государства. Он подразумевает, что Украиной манипулируют, и тем самым принижает ее значение на мировом рынке и позиционирует Россию как жизнеспособную альтернативу.

Россия и Украина подчеркивают проблему отсутствия глобальной продовольственной безопасности для того, чтобы достичь собственные политических целей, что заставляет сравнивать их нарративы. Однако это сравнение не подразумевает эквивалентности их действий или позиций, учитывая, что Россия — агрессор, а Украина вынуждена защищаться. Кроме того, многие официальные заявления России о причинах роста глобальной продовольственной небезопасности были опровергнуты; риторика России на эту тему явно ложная.

Украина

Будучи жертвой российской агрессии, Украина продвигает нарратив отсутствия продовольственной безопасности, чтобы проиллюстрировать свои заявления о разрушительной роли России, создать международную коалицию в поддержку своей «Формулы мира» (инициативы и дипломатической платформы, которая предложена Украиной мировому сообществу для достижения завершения войны) и предотвратить международные закупки российского урожая. Президент Владимир Зеленский — главный голос в Украине, призывающий не только Запад, но и страны Глобального Юга осудить односторонний выход России из Черноморской зерновой инициативы (также известной как «Зерновая сделка») и поддержать усилия Украины по обеспечению безопасного транспортного коридора вне «Зерновой сделки». Президент Зеленский и министр иностранных дел Дмитро Кулеба находятся на переднем крае этого процесса, обращаясь напрямую к странам Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки и Азии. Кулеба и Министерство иностранных дел Украины приложили много усилий, чтобы построить фундамент для сотрудничества своей страны с Глобальным Югом, беспрецедентно расширив дипломатическое присутствие Украины в Африке с 10 до 18 посольств и предприняв два масштабных визита на континент. В конце 2023 года Украина приняла Стратегию коммуникации Украина-Африка. Этот документ направлен на расширение культурных и экономических обменов, укрепление продовольственной безопасности и содействие «возрождению отношений между Украиной и Африкой».

Президент Зеленский также регулярно принимает у себя иностранных журналистов, чтобы достучаться до слушателей за пределами западной аудитории и «посмотреть друг другу в глаза». Вопросы, связанные с продовольственной безопасностью и экспортом зерна, лежат в основе стратегии Украины, цель которой заключается в том, чтобы подорвать давние отношения России с Глобальным Югом, восходящие к советскому периоду истории и Движению неприсоединения времен холодной войны. В некоторых случаях Украина также использует свое наследие в качестве Украинской Советской Социалистической Республики для продвижения своих позиций в отношениях с Глобальным Югом и оспаривания монополизации Россией советского прошлого в отношениях со многими из этих стран.

Украина провела два международных саммита «Зерно из Украины» под девизом «Храбрость кормит планету», призванных консолидировать усилия по обеспечению глобальной продовольственной безопасности и разработать альтернативные логистические маршруты для экспорта украинской сельскохозяйственной продукции. Украина представляет мероприятия и проекты, связанные с продовольственной безопасностью, как гуманитарные инициативы для стран Глобального Юга, а Россию — как безответственного игрока, который использует голод в качестве оружия против наиболее незащищенных членов международного сообщества. Эти инициативы опираются на недавно установившуюся практику украинских лидеров связывать нынешнюю ситуацию с продовольственной безопасностью с Голодомором 1932−1933 гг., вызванным сталинской политикой насильственной коллективизации в Украине и во всем Советском Союзе. Признание Голодомора геноцидом украинского народа (что Россия категорически отрицает) уже давно является одной из ключевых целей Украины, но война придала мощный импульс этим усилиям. Разрушение Россией украинского сельского хозяйства, имеющего сегодня (в отличие от ситуации девяностолетней давности) глобальный охват, позволяет Украине ссылаться на свои исторические претензии к России и подчеркивать их перед остальным миром, который из-за войны страдает от отсутствия продовольственной безопасности.

Не имея тесных экономических связей, связей в области обеспечения безопасности и достаточных ресурсов, чтобы привлечь на свою сторону Глобальный Юг, Украина обходится агрессивной публичной дипломатией, в центре которой — потенциальная роль Украины как гаранта продовольственной безопасности. Оспаривание исторически сложившихся тесных связей России со многими странами Глобального Юга оказалось для украинских дипломатов вполне реализуемой задачей, позволяющей использовать вопросы продовольственной безопасности в своих интересах. Усилия публичной дипломатии Украины также имеют решающее значение для привлечения международной поддержки для инициативы президента Зеленского «Формула мира», которая предусматривает обеспечение продовольственной безопасности и окончание войны на выгодных для Украины условиях. Хотя жизнеспособность «Формулы мира» сомнительна, Украина демонстрирует, что может в одностороннем порядке смягчить продовольственный кризис и экспортировать сельскохозяйственную продукцию, создавая проблемы для Черноморского флота России и удерживая его от нападений на украинские суда, транспортирующие зерно даже вне «Зерновой сделки». Эти последние достижения побудили Дмитро Кулебу заявить, что Украина «выиграла битву за Черное море».

Россия

Российское правительство, в частности МИД, воспользовалось глобальной озабоченностью по поводу отсутствия продовольственной безопасности, чтобы позиционировать себя как надежного партнера для стран Юга, в которых продовольственная безопасность имеет первостепенное значение. Для достижения этой цели МИД России опубликовал множество статей в странах, в значительной степени зависящих от экспорта из Украины и России, с целью склонить общественное мнение этих стран в свою пользу. Информационная кампания российского правительства исходит из того, что Россия рассматривает продовольственную безопасность как арену, на которой можно изменить общественное мнение в пользу России, тем самым бросив вызов нарративам, которые выдвигают Украина и ее западные союзники.

Преобладающий российский нарратив направлен на то, чтобы представить Запад циничным и лицемерным: Запад якобы использует Украину для достижения своих неоколониальных целей. В статье посла России в Камбодже Анатолия Боровика «Западные ограничения против России разжигают глобальные продовольственный и энергетический кризисы» приводится типичный аргумент: «Коллективный Запад использует [зерновой кризис] для разжигания антироссийских и русофобских настроений во всем мире… Конечная цель этих действий очевидна — подорвать российскую экономику, включая агропромышленный комплекс (…) Россия — ключевой мировой поставщик основных сельскохозяйственных продуктов, в том числе в страны с низким уровнем дохода, которые подвержены рискам нехватки продовольствия». Украина здесь представлена как марионетка «коллективного Запада», поэтому возвращение Украины в сферу влияния России, утверждает Боровик, является единственным путем к достижению глобальной стабильности.

По данным МИД России, западные страны пытались, хотя и безуспешно, подорвать экономику России с помощью санкций, что привело к сбоям в глобальной цепочке поставок продовольствия. В своей статье «Кто виноват в глобальных экономических потрясениях?» посол России на Ямайке Сергей Петрович утверждает, что западные страны не только уклоняются от ответственности за пагубное влияние своих антироссийских санкций на мировую экономику, но и скрывают тот факт, что крупные западные сельскохозяйственные предприятия наживаются на росте цен на продовольствие и удобрения и на вызванной этим нестабильности. МИД России использует формулировки, отдающие конспирологией: российские дипломаты высказывают предположения, что, продолжая поддерживать Украину без мирных переговоров, Запад является критическим фактором ухудшения ситуации с продовольственной безопасностью во всем мире.

Еще одна повторяющаяся тема в официальных заявлениях России — утверждение, что вклад Украины в мировой рынок зерна незначителен. Президент Путин отметил, что идея о том, что украинское зерно необходимо для того, чтобы накормить голодающих по всему миру, — «спекуляция и ложь». Более того, Россия заявляет, что готова восполнить этот дефицит, частично на благотворительной основе. В начале 2024 года Россия объявила о поставке 200 тысяч тонн зерна в африканские страны, чем выполнила свои предыдущие обязательства. Президент Путин объяснил, что таким образом Россия делится той прибылью, которую получает от роста цен на продовольствие, последовавшего за ее выходом из «Зерновой сделки». Этот шаг контрастирует с действиями некоторых западных стран-экспортеров продовольствия, которые, по его словам, оставляют такую прибыль себе.

В то время как Украина часто изображает Россию неоимперской и неоколониальной державой, Кремль использует антизападные и антиколониальные настроения бывших колоний на Глобальном Юге. В своей речи перед делегатами Второго саммита Россия-Африка, который состоялся в Санкт-Петербурге 27−28 июля 2023 года, президент Путин последовательно говорил о России как законной наследнице Советского Союза, подчеркивая поддержку Советским Союзом африканских стран в борьбе с колониализмом, расизмом и апартеидом. Путин настаивает на том, что Россия — правопреемница Советского Союза, а значит и советского наследия. Однако позже он признал, что Украина, входившая тогда в состав Советского Союза, в целом поддерживала позитивные отношения с африканскими странами.

Путин утверждает, что западные страны продолжают свои неоколониальные практики, что означает, что наследие колониализма сохраняется и поддерживается бывшими колониальными державами. Он раскритиковал «Зерновую сделку», заявив, что Запад представил это соглашение как акт заботы об Африке. Однако по его мнению, это соглашение было «беззастенчиво использовано исключительно для обогащения крупного американского и европейского бизнеса, вывозившего и перепродававшего зерно с Украины».

Глобальный Юг

Страны глобального Юга, в том числе некоторые страны Африки, которые в значительной степени зависят от экспорта продовольствия из Украины и России, без особенного энтузиазма наблюдают войну нарративов, которую ведут Украина и Россия, не отдавая предпочтение версиям ни одной из сторон. Несмотря на важность этой статьи экспорта, мы обнаружили мало свидетельств серьезного обсуждения войны через призму продовольственной безопасности как по официальным дипломатическим каналам, так и в правительственных СМИ. Например, Министерство иностранных дел Египта до сих пор никак не отметилось в международном обсуждении последствий нарушения торговли для Глобального Юга. То, что иногда публиковалось, в том числе в египетских СМИ, поддерживаемых правительством, таких как «Аль-Ахрам», демонстрирует успешное проникновение российских нарративов в египетскую прессу. Это, возможно, свидетельствует о поддержке Египтом России в рамках Черноморской зерновой инициативы. Или же это может быть отражением того, что неприсоединившийся Глобальный Юг извлекает выгоду там, где это возможно, но в первую очередь концентрируется на поддержании стабильности минимальными усилиями и затратами.

Несмотря на публичную поддержку Путина со стороны многих лидеров на Втором саммите Россия-Африка, прошедшем в 2023 году, президент ЮАР Сирил Рамафоса особо коснулся обещания Путина передать в дар Африке 50 тысяч тонн зерна. Рамафоса подчеркнул: «Мы (африканские страны) приехали сюда не за „подарками“. Хотя мы благодарны за предложение предоставить зерно некоторым нуждающимся африканским странам, наша главная цель не в этом. Наша главная цель — не просто получать такие пожертвования», — заявил он. Комментарии Рамафосы подчеркнули стремление Африки к равноправному партнерству, а не к зависимости от помощи.

Последствия

Украина и Россия используют схожие концепции для создания нарративов военного времени, связанных с отсутствием глобальной продовольственной безопасности. Эти нарративы опираются на советское прошлое, неоколониальную и неоимперскую тематику. Однако нет никаких доказательств того, что интерпретации какой-либо из сторон особенно убедительны. Нарратив России сконструирован более эффективно благодаря уже давно существующим интенсивным экономическим, культурным и дипломатическим связям со странами Глобального Юга. Россия также часто использует антизападную риторику, представляя Запад неоколониальной силой. Украина же не использует подобную риторику в отношении своих союзников.

Украине может быть полезно избрать менее эгоцентричный подход к повествованию о продовольственной безопасности. Описание Украины как объекта российской имперской экспансии пока не вызвало существенного сочувствия на Глобальном Юге. Вместо этого Украина могла бы улучшить свой имидж, обратившись к проблемам респецификации, экстрактивизма (идеология и соответствующая ей практика извлечения максимально возможного объема ресурса для получения максимальной прибыли) и неоколониализма, тем самым присоединившись к проблемам других развивающихся стран. Несмотря на свое ограниченное влияние, эти нарративы войны имеют вполне практические политические последствия, поэтому их необходимо принимать во внимание при разработке стратегий борьбы с продолжающейся инструментализацией продовольственной безопасности.

Самое читаемое
  • Лоскутное одеяло
  • Андрей Белоусов и трагедия советской экономики
  • Иран, Россия и война на Ближнем Востоке
  • Наследники кадыровского режима
  • Россия продолжает отрезать свой интернет от мира, на очереди — YouTube
  • На пороге посткадыровской Чечни

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
«Обогащаясь Россией»: как китайский бизнес осваивается в российской отрасли грузового автомобилестроения

Вахтанг Парцвания о том, как китайские производители коммерческой техники обогащаются на наследии европейского бизнеса, покинувшего российский рынок

Невыносимая легкость грузинского реэкспорта автомобилей

Вахтанг Парцвания о том, как, куда и почему развивается реэкспорт автомобилей из Грузии на фоне войны в Украине и растущих санкционных рисков

Исчезающий профицит российской торговли

Владислав Иноземцев о произошедшем сдвиге в направлениях и организации российской внешней торговли

Поиск