Действующие лица Политика Протесты Регионы

Цена протеста в Чечне

Гарольд Чемберс о причинах эскалации связанного с Чечней насилия

Фото: Scanpix

Рубеж 2021−2022 гг. отметился бурной деятельностью главы Чечни Рамзана Кадырова. Он то призывал к чеченскому вторжению в Украину, то вспоминал про свои претензии на Ингушетию, а в конце года развязал кампанию похищений членов семей диссидентов. Все это может показаться обычным делом для Кадырова, однако в совокупности эти действия формируют реакционную политику отвлечения внимания и репрессий. Но на что реагирует Кадыров?

Внутри Чечни социально-экономическая ситуация стала достаточно тяжелый, чтобы вызвать реальный уличный протест в центре Грозного. За рубежом оппозиция в диаспоре, по-видимому, укрепляет связи и достигает определенных успехов. Соответственно, репрессивные силы государства пытаются реагировать на крепнущую силу оппозиции.

Цена протеста

10 декабря десятки женщин собрались у входа на рынок «Беркат» в Грозном, протестуя против цен на аренду лотков. Крупные протесты на Северном Кавказе — это большая редкость, особенно в Чечне. Однако социально-экономические проблемы стали вызывать значительное недовольство.

Новости о протесте на рынке «Беркат» дошли до оппозиционного движения 1ADAT (признано в России экстремистской организацией), и режим Кадырова не мог этого не заметить. Это движение заявило о себе в Telegram в апреле 2020 года. Оно стремится раскрывать факты насилия и коррупции кадыровского режима. Через два дня после того, как движение заявило о протестах, оно также объявило, что завершило первый месяц оказания продуктовой помощи пострадавшим по политическим мотивам. Такая тактика оказалась крайне эффективной для калифорнийских «Черных Пантер» в 1970-х гг. — в частности, она помогла обеспечить бесплатные школьные завтраки для детей на всей территории США. В Чечне эта тактика сработала подобным образом, побудив государство к действиям. К концу месяца режим Кадырова уже сам стал публично закупать еду для своих «подданных».

Все это указывает на то, что и власти, и оппозиция, и население рассматривают социально-экономическую напряженность в республике как возможность мобилизации.

В России существует положительная корреляция между уровнем нищеты и протестными настроениями — «массовый протест возможен только в том случае, если терять будет совсем нечего». Учитывая, что с 2017-го по 2020 год Чечня опустилась в рейтинге регионов по уровню жизни с 68 на 74 место, и что республика постоянно лидирует по уровню безработицы, «терять совсем нечего» — вполне удачное описание нынешнего положения в Чечне.

Ухудшение экономической ситуации наверняка будет продолжаться. Москва находится в тяжелом положении, пытаясь найти баланс между стимулированием экономического развития и поддержанием стабильности государственной власти на Северном Кавказе. И федеральные, и региональные власти жалуются на отсутствие частных инвестиций, что часто связывают с коррумпированными финансовыми практиками режима. За последние несколько лет федеральные субсидии в адрес Чечни только выросли, благодаря настойчивости Кадырова, но они все равно составляют только половину от тех сумм, которые предоставлялись десятилетие назад. Это меньше половины той суммы, которую получает Дагестан. Кадыров недавно подчеркнул полную финансовую зависимость его республики от Москвы, пытаясь усилить публичное давление на переговоры о бюджете, которые проходят за закрытыми дверями.

Победы из-за рубежа

На фоне ухудшения условий внутри республики Кадыров уделяет основное внимание контролю над всеми чеченцами вне зависимости от того, где они проживают. Эта политика долго была успешной, позволяя режиму безнаказанно запугивать и убивать оппонентов в Европе и на Ближнем Востоке. Однако если тянуться слишком далеко, вам могут дать по рукам или вообще обрубить их — впрочем, европейские государства пока что не могут или не хотят этого делать. Оппозиции в диаспоре это удается куда лучше.

Чеченская правозащитная организация VAYFOND, базирующаяся в Швеции, опубликовала несколько отчетов, в которых раскрыты сторонники режима Кадырова в Европе («еврокадыровцы»). Согласно отчету одной из европейских разведок, именно Кадыров организовал попытку убийства Тумсо Абдурахманова. Проживающий в Турции диссидент Хасан Халитов, как и 1ADAT, и Telegram-канал Security Turkey ответственны за начало ухудшения отношений Кадырова с Турцией. Дипломатический скандал, которому предшествовало убийство в Стамбуле бывшего бойца полка полиции имени Ахмада Кадырова, начался, когда власти Турции арестовали российскую группу киллеров, в чем им помогла местная чеченская диаспора. Тогда Кадыров отправился в Турцию, чтобы обеспечить их освобождение, но ему отказали, а впоследствии раскрыли его роль как организатора покушения.

Последнее из этих событий, пожалуй, является наиболее важным. Исторически в Турции вели игру «кадыровцы» и противники Рамзана. В стране происходили убийства, однако там же находили пристанище поколения диссидентов и беженцев, а также был организован логистический центр для иностранных бойцов из Чечни. На первый взгляд парадоксально, что страна может выступать одновременно как безопасное пристанище и как место заказных убийств, однако присутствие чеченских бойцов на несколько лет отвлекло внимание режима от менее воинственных диссидентов, а турецкое государство относится к диаспоре менее предвзято, чем некоторые страны Европы. Например, Франция регулярно депортирует чеченцев, несмотря на доказанные риски смерти или пыток по возвращении. В Турции же, напротив, увековечивают память Джохара Дудаева, провозгласившего независимость Чечни. Разумеется, и во Франции, и в Турции сейчас безопаснее, чем в самой республике. Обнародование Турцией данных об убийцах и их связи с Кадыровым — заметное изменение политики. Новостью также стало сотрудничество турецких силовиков с местной чеченской диаспорой для поимки кадыровцев. Ухудшение отношений с Турцией означает, что чеченский лидер теряет одну из баз для своих операций за рубежом, а Турция становится безопаснее для диаспоры. Раскол в отношениях Турции и Кадырова также важен, поскольку это, пожалуй, наиболее яркий пример совместных действий оппозиции в диаспоре, принесших значительные результаты.

Контрпродуктивные репрессии

Упомянутые выше победы оппозиции, в число которых можно записать и протест на рынке «Беркат», а также ежедневные выпады в адрес режима со стороны тех же лиц и групп, стали непосредственной причиной массового похищения родственников диссидентов. Так, была похищена семья основателя VAYFOND Мансура Садулаева. Братья Абдурахмановы давно враждуют с «тройкой» лидеров Чечни, их родственников отпустили только 17 января. Брат и сестра Хасана Халитова по-прежнему находятся в руках кадыровцев, как сообщается, по приказу Магомеда Даудова. Мать адвоката «Комитета против пыток» (признан в России иностранным агентом) Абубакара Янгулбаева, который был на короткое время задержан в декабре, была похищена из Нижнего Новгорода с применением насилия. Однако Кадыров нападает на семью Янгулбаева не из-за его адвокатской деятельности: российские и чеченские власти обвиняют его, а также его братьев Ибрагима и Башира, в руководстве 1ADAT, причем якобы по заказу западных властей. Ибрагим объявлен в федеральный розыск за «оправдание терроризма». 1ADAT отрицает, что Telegram-канал основал Ибрагим, однако об этом сообщала журналистка «Новой Газеты» Елена Милашина.

Продолжающиеся репрессии против Халитовых и Янгулбаевых, распространившиеся на дальних и ближайших родственников, и открытие уголовных дел по статьям с долгими сроками заключения говорят о том, что режим видит 1ADAT и его сторонников как главную угрозу.

Несмотря на попытки Кадырова остановить работу этих лиц, его действия только усиливают оппозиционную сеть. Все вышеупомянутые диссиденты активно распространяют истории друг друга по Telegram-каналам (Абубакар Янгулбаев даже создал отдельный канал для этой информации) и в других социальных сетях. Они также организовали протесты в Страсбурге (после которых лидеры оппозиции встретились и разрешили разногласия между собой), Осло, Стокгольме и Мюнхене.

Снежный ком репрессий

Горизонтальные трещины в фундаменте власти Кадырова еще никогда не были такими, поскольку недовольство постепенно переливается из частной в публичную сферу. Кадыров будет реагировать соответствующим образом. Вероятно, насилие только продолжится. Эта тенденция уже заметна по насильственному похищению Заремы Мусаевой из Нижнего Новгорода. Кадыров уже перешел от предложений посадить всю семью к призывам их убить, а депутат Госдумы Адам Делимханов призвал отрезать им головы. Этот призыв был подхвачен и рядовыми кадыровцами. Заявления о мести звучали и от представителей чеченских спецслужб в отношении родственников Янгулбаевых, которые все еще находятся в Чечне.

Если нынешние переменные в этом сценарии (ухудшение социально-экономического положения, сопротивление, способность Кадырова добраться до родственников диссидентов) будут следовать текущим тенденциям, то дальше ситуация будет только ухудшаться. Создается порочный круг, когда рост репрессий вызывает рост сопротивления, тот, в свою очередь, приводит к дальнейшему наращиванию репрессий и так далее.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Фашистская Россия?
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Бедные против войны?
  • Сто дней российско-украинской войны
  • Путин и «триединый народ»

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Бешеный принтер — обновленная версия

Андрей Перцев о том, как спикер Госдумы Вячеслав Володин пытается вернуть расположение Путина

Путин и «триединый народ»

Олеся Захарова о риторике Путина в отношении Беларуси

Слухи о перевороте в России: что они говорят нам о путинском режиме?

Бен Нобл ставит под вопрос степень политической стабильности в России

Поиск