Армия Безопасность Вооружения

Самолеты в пятом поколении

Павел Лузин о политике и экономике истребителей Су-57 и Су-75 Checkmate

Фото: Scanpix

На Dubai Airshow в ноябре 2021 года российские представители недвусмысленно дали понять, что видят ОАЭ едва ли не первым покупателем однодвигательного истребителя пятого поколения Су-75 Checkmate, макет которого впервые был представлен на МАКС-2021. Россия прикладывает много усилий, чтобы не только вооружиться истребителями пятого поколения вслед за США, их союзниками и Китаем, но и стать первой страной, свободно поставляющей подобные самолеты иностранным заказчикам. Здесь стоит отметить, что в США экспорт истребителей этого поколения ограничен: экспорт тяжелых двухдвигательных F-22 Raptor запрещен совсем, а легкие однодвигательные F-35 Lightning II поставляются только американским союзникам. Что касается Китая, то он свои J-20 на экспорт не предлагает.

При этом серийное производство Су-75 планируется начать в 2026 году, а его экспортный потенциал оценивается в 300 единиц в течение 15 лет с начала серийного производства. Однако фактически это уже вторая попытка Москвы создать истребитель пятого поколения, который изначально ориентирован на экспорт и разработка которого была бы поддержана деньгами зарубежного заказчика. Первой попыткой было российско-индийское партнерство, которое закончилось ничем в 2018 году из-за разногласий по долям финансового и промышленного участия, а также степени передачи технологий индийской стороне. Теперь Москва пытается найти в ОАЭ платежеспособного партнера и заказчика, который к тому же обладает иммунитетом к давлению Запада. Параллельно для своих воздушно-космических сил (ВКС) Россия производит тяжелый двухдвигательный истребитель пятого поколения Су-57, с которым Су-75 во многом унифицирован по двигателям и другим технологиям. Кремль явно не отказывается от планов в перспективе и его поставлять на мировой рынок.

При этом предварительная цена Checkmate озвучена в $ 30−35 млн — это тот же ценовой диапазон, в котором сегодня находятся Су-30 и Су-35 в различных модификациях (которые, в свою очередь, являются развитием истребителя Су-27). Это означает, что Россия осознает перспективу снижения спроса на самолеты, которые активно поставляет на мировой рынок уже почти 20 лет. Здесь свою роль играют и более строгие требования заказчиков, и риск попадания под американские санкции. Однако менее явная, но едва ли не более важная причина — модернизация производства авиационных двигателей и самих самолетов, которая нуждается в финансовой подушке.

В проекте Checkmate речь идет одновременно о политике и экономике: здесь и поиск долгосрочных партнеров и альянсов, и желание избавиться от роли донора военных технологий для крупных игроков Азии, и необходимость решения внутренних проблем в промышленности.

Промышленная база и унификация двигателей

Внезапное появление проекта Checkmate в 2021 году было обусловлено происходящими изменениями в промышленной базе. Госкорпорация «Ростех» сосредоточила в своих руках авиационное двигателестроение (Объединенная Двигателестроительная Корпорация, ОДК) и производство самолетов в целом (Объединенная Авиастроительная Корпорация, ОАК). Теперь «Ростех» пытается снизить издержки предприятий, повысить их экономическую устойчивость и оптимизировать производственные цепочки в условиях ограниченных ресурсов. Кроме того, российские ВКС заинтересованы в снижении эксплуатационных издержек боевой авиации и, соответственно, в дальнейшей унификации парка боевых самолетов в части двигателей и бортового оборудования. И хотя Checkmate был представлен как проект истребителя, ориентированного на экспорт, он появился в том числе и как следствие этого курса.

Главное предприятие, поставляющее двигатели для российских истребителей, — Уфимское моторостроительное производственное объединение (ОДК-УМПО). Сегодня это самое большое предприятие Объединенной Двигателестроительной Корпорации как по выручке (около 100 млрд рублей в 2020 году), так и по числу персонала (свыше 23 тысяч сотрудников). В числе основной продукции предприятия — двигатели АЛ-31Ф и ФП для истребителей Су-30 разных модификаций и истребителей-бомбардировщиков Су-34, а также двигатели АЛ-41Ф-1С для Су-35С, которые являются развитием линейки АЛ-31Ф, созданной еще в 1970−80-е гг. Также ОДК-УМПО производит двигатели АЛ-41Ф-1, которыми оснащаются новейшие российские истребители Су-57 и на которые пока могут рассчитывать создатели Checkmate. Эти же двигатели используются в разрабатываемом тяжелом ударном беспилотном аппарате С-70 «Охотник».

Проблема в том, что АЛ-41Ф, будучи, разумеется, тоже развитием АЛ-31Ф, применяется на новых истребителях как компромиссное и временное решение. Двигатели так называемого «второго этапа» («изделие 30») для Су-57 и Су-75 Checkmate создаются с начала 2010-х гг., но в серийное производство они вряд ли поступят ранее 2025 года. При этом производственные возможности предприятия не безграничны. Судя по данным поставок самолетов с двигателями производства УМПО и данным самого предприятия, нынешние темпы производства готовых двигателей АЛ-31Ф и ФП можно оценить примерно в 140−150 единиц в год (из них 70−80 приходится на контракты с российскими военными). В то же время ежегодное производство двигателей АЛ-41Ф-1С и АЛ-41Ф-1 (последний производится серийно с 2020 года) можно оценить примерно в 40 единиц.

Производство линейки АЛ-41Ф будет в ближайшие годы расти за счет постепенного сокращения производства двигателей предыдущего поколения. В пользу этого говорят и начавшаяся на самолетах Су-30СМ замена двигателей на АЛ-41Ф-1С, и планы по переводу Су-34 на эти же двигатели, и возможность их поставки для производимого в Индии варианта Су-30, и создание промышленного двигателя АЛ-41СТ-25 для газотранспортной системы взамен АЛ-31СТ. Такой переход позволит высвободить производственные мощности УМПО и для «изделия 30».

В то же время первый контракт российского Минобороны на 76 Су-57 до 2027 года предполагает выход на производство двенадцати этих самолетов в год силами ОАК уже с 2022 года. То есть контракт должен завершаться примерно в то же время, когда ОДК-УМПО развернет серийное производство нового поколения авиадвигателей. Стоит учесть, что до мая 2019 года Су-57 вообще не был приоритетом госпрограммы вооружений на 2018−2027 гг. (в планах было только 16 самолетов) и стал таковым в результате сложных согласований внутри российской системы власти.

Однако и сейчас российские военные продолжают делать ставку на Су-35С в перспективе ближайшего десятилетия. Руководство Минобороны не испытывает оптимизма относительно реалистичности планов производства двенадцати Су-57 в год, а касательно Checkmate у российского руководства пока есть сомнения в надежности однодвигательной схемы. Последнее также свидетельствует о наличии серьезных проблем как в производстве двигателей АЛ-41Ф-1, так и в создании «изделия 30». Отсюда можно заключить, что появление проекта нового истребителя, ориентированного на экспорт, является попыткой «Ростеха» придать финансовую устойчивость трудному процессу перехода на производство новых двигателей.

Помимо производственного транзита в ОДК, существует проблема избыточных производственных мощностей у ОАК. У корпорации восемь основных самолетостроительных заводов — и это после сокращений в предыдущие годы и продолжающейся оптимизации производственных цепочек. Самые туманные перспективы пока у авиационного завода в Новосибирске: по государственной программе вооружений на 2011−2020 гг. завод ежегодно выпускал по 8−12 истребителей-бомбардировщиков Су-34. К концу программы встал вопрос о дальнейшей судьбе предприятия. Новый контракт до 2024 года на 20 дополнительных Су-34 означал, что решение этого вопроса пока отложено, однако сам вопрос о заводе в перспективе 2020-х гг. с повестки не снят, и даже сборка на нем опытных образцов тяжелых БПЛА С-70 этот вопрос не решает. Появление проекта Су-75 Checkmate вкупе с планами производства до 20 таких машин в год означает, что «Ростех» ищет способы обеспечить загрузку мощностей ОАК до 2040-х гг. вместо их дальнейшего сокращения. В случае успеха проекта можно предполагать перенос производства Су-35С из Комсомольска-на-Амуре в Новосибирск, в то время как завод на Дальнем Востоке сфокусируется на производстве истребителей пятого поколения.

Поиск альянсов и инвесторов

Что касается внешнего измерения проекта Checkmate, то здесь экономический аспект сочетается с политическим. Если в 1992—2000-е гг. Россия с переменным успехом пыталась привлекать западные инвестиции и технологии в свое авиастроение и другие продвинутые отрасли промышленности, то вот уже почти восемь лет эта опция для нее фактически закрыта. Кроме того, развитие российской боевой авиации, происходившее на основе советских разработок, во многом было профинансировано экспортными контрактами в первые постсоветские десятилетия.

В то же время многолетнее создание истребителя пятого поколения Су-57, двигателей для него и обновление соответствующей промышленной базы обошлось как минимум в несколько миллиардов долларов. При этом точная сумма неизвестна. К 2010 году на создание Су-57 было уже потрачено 30 млрд рублей (примерно $ 1 млрд) и требовалось еще столько же. За прошедшие годы эта сумма могла только расти. Учитывая, что оценочная стоимость упомянутого выше контракта на 76 Су-57 для российских военных составляет 170 млрд рублей (примерно $ 2,6 млрд на момент его заключения в 2019 году), можно с уверенностью говорить, что он покрывает лишь часть издержек на создание этого самолета. То есть Checkmate среди прочего предназначен для того, чтобы компенсировать программу создания истребителей пятого поколения и обеспечить иностранными финансовыми ресурсами дальнейшее развитие российской военной авиации.

В политическом же смысле этот проект призван сыграть ту же роль, какую на рубеже 1990−2000-х гг. сыграл проект Су-30 для развития военно-технических, экономических и политических отношений России и Индии. Только в этот раз Москва явно хочет разнообразить свои долгосрочные партнерские связи в пользу финансово и политически состоятельных, но в промышленном плане менее развитых игроков. Вероятно, это также связано с желанием отойти от модели технологического донора, которым она долгое время являлась для Китая и которым пока является для Индии. Особенно если учесть, что в производстве истребителей пятого поколения Москва чувствует себя пока не слишком уверенно.

В целом «Ростех», сосредоточивший в себе полное производство самолетов, стоит перед необходимостью финансового оздоровления и придания долгосрочной устойчивости Объединенной Авиастроительной Корпорации. Однако ресурсов, получаемых из российского бюджета по действующим оборонным и гражданским программам, на это не хватает, а экспортные возможности в обозримой перспективе ограничены растущими требованиями заказчиков и санкционным давлением. Учитывая, что даже Су-57 для российских ВКС еще не до конца готов, громкий анонс существующего в виде макета Су-75 означает, что «Ростех» вынужден брать на себя дополнительные экономические и бюрократические риски. Правда, принятие таких рисков в рамках российской системы свидетельствует о претензии на усиление политической значимости руководства госкорпорации.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Фашистская Россия?
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Бедные против войны?
  • Сто дней российско-украинской войны
  • Путин и «триединый народ»

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Сто дней российско-украинской войны

Майкл Кофман о том, что ситуация на фронте складывается не в пользу России, несмотря на некоторые локальные преимущества

Моральная амбивалентность использования новых технологий для опознания погибших в Украине

Джихан Эрдост Акин и Жаклин Дюфалла анализируют правовые и этические аспекты рассылки фотографий мертвых российских солдат их семьям

Не раскаявшаяся армия

Джефф Хон о том, почему российской армии так никогда и не удалось преодолеть жестокое и бесчеловечное наследие своих советских истоков

Поиск