Безопасность Государственное управление Конфликты Постсоветское пространство

«Вахтовое государство»

Андрей Перцев о том, как и зачем Кремль формирует на Донбассе новый класс «служилых людей»

Фото: Scanpix

Администрация президента рекрутирует российских чиновников для работы на Донбассе и занятых российскими войсками территориях Запорожской и Херсонской областей Украины. Они уже занимают значимые посты в местных администрациях. Учителям, врачам и полицейским тоже предлагают поработать на этих территориях. Российские власти обещают согласившимся чиновникам и бюджетникам быстрый карьерный рост и более высокие зарплаты. Кроме того, согласие поехать на Донбасс служит сейчас лучшим доказательством лояльности власти. Так Кремль строит основы вахтового государства, в котором государственные служащие и бюджетники никак не привязаны к территориям, а значит и их населению, они ориентированы на центр и готовы выполнять любые его приказы.

Чиновники на выезде

В Кремле только планируют провести референдумы о присоединении самопровозглашенных ДНР и ЛНР, а также занятых российскими войсками территорий Запорожской и Херсонской области к России, но российские чиновники уже занимают посты в местных администрациях. «Премьером» ДНР стал бывший директор департамента Минпромторга Виталий Хоценко, который до назначения в федеральное правительство успел поработать на руководящих постах в правительствах Ставропольского края и Ямало-Ненецкого округа. Пост первого зампреда правительства ЛНР получил Владислав Кузнецов, выходец из компании СИБУР, который был депутатом от «Единой России» в Башкортостане и вице-губернатором Курганской области. Первый замглавы Вологодской области Антон Кольцов стал руководить «правительством» Запорожской области, а замруководителя Калининградской области Сергей Елисеев возглавил «кабинет министров» Херсонской области (до Калининграда он работал заместителем мэра Вологды). Биографии всех этих чиновников, за исключением Кольцова, очень похожи — они успели поработать в разных регионах России, не прикипали к месту, принимая предложения о переезде. Все новоназначенные «премьеры» либо учились в так называемой «школе губернаторов» РАНХиГС (курсы повышения квалификации, выпускники которых часто получают посты глав регионов), либо участвовали в конкурсе «Лидеры России». Официальные и провластные СМИ подчеркивают этот факт их биографии не случайно — и «школу», и конкурс патронирует первый замглавы АП, руководитель внутриполитического блока Кремля Сергей Кириенко, который с апреля этого года курирует и Донбасс. И это добавляет еще одну деталь: все отправившиеся на Донбасс чиновники — явные карьеристы. И конкурс, и «школа» с практической точки зрения институции сомнительные. Они похожи, скорее, на корпоративные тренинги, чем на образовательные курсы. Зато их успешных участников замечает начальство. Карьеристы это прекрасно понимают и готовы тратить свое время на эти мероприятия.

Едут на Донбасс, в Херсон и Запорожье и чиновники помельче. Зампредом «правительства» Запорожской области по политике стал замминистра Калининградской области Владимир Беспалов, министром по молодежной политики региона — советник главы Росмолодежи Антон Тицкий. Политическим заместителем премьера ДНР был назначен бывший вице-губернатор Ульяновской области Александр Костомаров (работал также в Челябинске, Архангельске, Московской и Липецкой областях). Финалист «Лидеров России» Олег Трофимов был назначен заместителем министра образования ДНР.

Российские власти отправляют на Донбасс и другие занятые территории Украины полицейских, учителей и врачей. До этого Кремль не организовывал таких масштабных кадровых десантов. Крымом, после его аннексии, руководили и руководят исключительно местные чиновники. Губернаторы-варяги работали в Севастополе, но они привозили с собой только самое близкое окружение, основу чиновничества составляли опять же местные кадры. Речи о массовом привлечении полицейских и бюджетников из России в Крыму и Севастополе вообще не шло.

Мигрируют по России чиновники высокого уровня — например, среди губернаторов большинство составляют «варяги», не связанные с территорией, которой они управляют, но на 140 миллионную страну таких управленцев сравнительно немного. Некоторые такие главы регионов могут привезти с собой несколько представителей своей команды и рассадить их на вице-губернаторские посты. Часть «варягов» никого с собой не привозят и работают с местными. Но чиновники среднего и низшего звена привязаны к своим местам и работают на них десятилетиями. Кочуют по стране и силовики: сотрудники ФСБ, полиции, прокуратуры. Но опять же — передвигаться они начинают после того, как получили достаточно высокие должности. Низшие и средние чины сидят на месте.

Команда Кириенко

Масштабным кадровым десантом Кремль пытается решить несколько тактических проблем. Во-первых, российская власть явно не хочет доверять триллионы рублей, которые она планирует направить на восстановление Донбасса, местным кадрам. Деньги должны быть распределены по нужным компаниям, которые принадлежат нужным людям, кроме того, их часть действительно должна пойти на прямые цели — ремонт и строительство инфраструктуры. Поначалу в Кремле надеялись, что сотрудничать с Россией на новозанятых войсками территориях будут местные кадры. Однако состав промосковских администраций показывает, что коллаборационистами стали в основном фрики без управленческого опыта. Большинство местных государственных служащих высокого ранга уехали в Украину. Примерно то же самое происходило в самопровозглашенных ДНР и ЛНР в середине 2010-х гг. В этом смысле показательна биография главы так называемой ДНР Дениса Пушилина — в прошлом он был представителем финансовой пирамиды МММ, занимался мелким бизнесом, в Украине он не был даже муниципальным депутатом. И это вторая причина, почему Кремлю понадобился такой серьезный рекрутинг чиновников. В-третьих, назначение российских кадров показывает местным жителям серьезность намерений Кремля — люди должны видеть, что им всеми силами стараются обеспечить «российскую жизнь» и делают это «профессионалы» (не только чиновники, но и бюджетники).

Кроме того, рекрутинг «Лидеров России» и выпускников «Школы губернаторов» — это личный пиар-проект Сергея Кириенко, у которого есть один адресат — Владимир Путин. Президент должен увидеть, что «птенцы гнезда» Кириенко готовы работать в самых сложных условиях, ехать, куда позовет государство. Их возможная эффективность в этом плане — дело второе или третье, в конце концов, как в военных условиях разобраться, эффективны шаги того или иного менеджера или нет, ведь в таком режиме российские чиновники пока не работали. Поэтому Кириенко может гарантированно доложить Путину, что его люди (а «лидеры» и выпускники воспринимаются уже как люди Кириенко) с работой справились. У президента должен напрашиваться и другой вывод — другие представители элиты такого количества желающих поработать в сложных условиях не представили. Следовательно, у первого замглавы АП есть мощная команда для выполнения любых задач, поэтому его можно назначать на любой высокий пост, например, премьерский.

Служилая вахта

У масштабного кадрового управленческого и бюджетного десанта есть и стратегические последствия — он формирует основы «вахтового государства». Сотни, а возможно, и тысячи российских чиновников и бюджетников соглашаются на работу на территории даже не полностью чужого и незнакомого для себя региона, а другой страны. Они принимают в расчет все опасности, связанные с этим шагом, — обстрелы, неустроенность быта, но все равно делают его, едут на опасную вахту. Что движет ими? Во-первых, карьеризм. Поехавшие на Донбасс, в Запорожье и Херсон засвидетельствовали свою лояльность режиму и конкретным руководителям (Кириенко). Значит, на них можно положиться, и продвижение по кадровой лестнице таких чиновников и бюджетников будет упрощено. Во-вторых, деньги. Зарплаты на Донбассе в разы превышают стандартные выплаты чиновникам и бюджетникам. Часто у таких бюджетников есть и «патриотические» мотивы, либо другие корыстные побуждения, но не связанные с зарплатой, — им хочется, например, пожить на юге.

На украинских территориях российские власти масштабируют опыт перемещения чиновников и силовиков достаточно высокого ранга, до недавних пор небольшой прослойки «служилых людей». Философия назначения варягов на посты глав регионов и местных управлений силовых ведомств понятна: такие чиновники и силовики воспринимаются местными элитами как враги. Соответственно, они не вступят с ними в союз и будут искать защиты у федерального центра, без лишних вопросов реализуя его политику. Теперь эта модель отношений спускается на нижние уровни вертикали.

Федеральный центр задает чиновникам, бюджетникам и силовикам низшего и среднего ранга простые вопросы. Хочешь нормально зарабатывать и продвигаться по карьерной лестнице? Тогда вот тебе предложения, куда можно поехать работать. Чиновники и бюджетники, которым такие предложения будут все чаще поступать, конечно, могут остаться, но будут считаться неблагонадежными и рассчитывать на карьерный рост они не смогут. Кремлю создание «вахтового государства» очень выгодно — чиновники и бюджетники крепко привязываются к своему работодателю, а не к малой родине и людям ее населяющим. Сегодня условный директор департамента или учитель работает на Донбассе, завтра — на Кавказе, послезавтра — на Дальнем Востоке. Их все время окружают чужие люди, а не соседи, друзья, знакомые и родственники. «Вахтовики» ничем местным жителям не обязаны, они не пойдут им навстречу. На новой территории ты все равно чужак, а вокруг тоже чужаки, мнение которых для тебя неважно. Как только ты начнешь привыкать к местным, тебя отправят на новую вахту, новым чужим к новым чужим. Зато твой работодатель тебе хорошо знаком, от него зависит твое будущее, ты гарантированно будешь действовать в его интересах.

«Вахтовое государство» — логичное продолжение корпоративного государства, которое уже начал строить Сергей Кириенко. Корпорации часто перемещают своих работников между филиалами. Губернаторов, которые были назначены при кураторстве Кириенко, тоже можно назвать «вахтовиками», но с некоторой натяжкой. Их назначение сразу подразумевало работу в течение длительного пятилетнего срока и возможную пролонгацию полномочий. Учителей на Донбасс нанимают на полгода-год. Чиновники тоже понимают, что долго на территориях ЛНР, ДНР и Запорожья не задержатся, и надеются получить новое место уже в России. Кириенко формирует новый широкий класс «служилых людей», ориентированных в своей работе на государственную машину и только на нее.

Можно увидеть в «вахтовиках» некоторое сходство с советской моделью распределения кадров, но различий у этих двух схем больше. В СССР специалисты «распределялись» после окончания учебных заведений, после распределения они оседали на новой территории и становились местными. «Служилые люди» перемещаются с насиженных мест и потенциально готовы к новым переездам.

«Вахтовики» очень пригодятся Кремлю в случае умеренного социального недовольства — они просто не будут обращать на него внимание и продолжат работать так, как им сказали в президентской администрации. Управляемость и покорность на средне-низшем чиновничьем уровне действительно повышается. Это окончательная вертикализация и корпоративизация государства — сложившиеся коллективы чиновников и бюджетников разбиваются и пересобираются в группы «чужаков». Эти чужаки не доверяют друг другу, поэтому еще больше ориентируются на волю центра. Из-за этого недоверия они не будут жаловаться друг другу на трудности службы, а значит, даже гипотетически не смогут координироваться и противостоять власти. Например, коллектив «чужаков» гарантированно не создаст профсоюз по защите трудовых прав. Однородные команды губернаторов-варягов могли создавать коррупционные схемы в свою пользу. Сборная солянка чиновников из разных регионов такую группу точно не образуют, они будут работать на интерес крупных игроков.

Если власть столкнется с более серьезными протестами, то «вахтовое государство» станет очень уязвимым для них. «Служилые люди» не будут представлять авторитета для местных жителей и не смогут убедить их прекратить выступления. Наоборот, они станут лишними раздражителями и, возможно, даже еще одним поводом протестовать. Вместо холодных и незнакомых вахтовиков граждане захотят увидеть в чиновничьих, школьных, врачебных и полицейских кабинетах своих соседей, друзей и знакомых.

Самое читаемое
  • Министерство счастья
  • Харьковское наступление и его последствия
  • Капустник в камуфляже
  • Больше не уникальный конфликт
  • Выборы вне поля зрения
  • Худшее, конечно, впереди

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Мобилизация на Северном Кавказе

Гарольд Чемберс о потенциальном риске протестов и повстанческих движений в регионе

Капустник в камуфляже

Андрей Перцев о том, как российские власти пытаются изобрести военную поп-эстетику

Харьковское наступление и его последствия

Конрад Музыка о стратегических последствиях контрнаступления ВСУ

Поиск