Конфликты
Постсоветское пространство
Социология

Какие чувства испытывают украинцы в прифронтовых районах по отношению к России?

Карина Коростелина и Джерард Тоал об отношении украинцев к руководству, армии и гражданам РФ

Read in english
Фото: Scanpix

Украина ежедневно подвергается атакам российских ракет и беспилотников. В октябре президент Украины Зеленский заявил, что с февраля Россия нанесла по Украине более 8 тысяч авиаударов и выпустила по ее территории 4 500 ракет. За прошедшие после этого заявления недели российские бомбардировки продолжались с прежней интенсивностью.

Невозможно назвать точное число погибших в результате этих обстрелов, но нет никаких сомнений в том, что российские авиаудары и обстрелы несут с собой страдания и лишения простым украинцам, глубоко их травмируя. Все это происходит в более широком контексте войны, в ходе которой десятки тысяч украинцев и россиян уже погибли на фронте. Разрушение советской и постсоветской инфраструктуры лишает мирных жителей доступа к электричеству, воде и отоплению. Сотни украинских населенных пунктов, от сел и небольших поселков до целых городов, превращены в руины.

Как это насилие повлияло на отношение простых украинцев, особенно тех, кто находится вблизи линии фронта, к руководству РФ, ее армии и народу? Как украинцы эмоционально переживают эту войну? Как они воспринимают себя по отношению к государству и нации, которые когда-то считались дружественными и «братскими»?

В 2008—2018 гг. Киевский международный институт социологии (КМИС) и «Левада-центр» совместно работали над созданием сравнительного массива данных о позитивном/негативном отношении к Украине в России и к России в Украине. Когда они начали исследовать эту тему, отношение обеих стран друг к другу было в основном положительным. В результате войны между Россией и Грузией в августе 2008 года отношение к Украине в России ухудшилось и стало по большей части отрицательным, в то время как украинцы сохранили позитивные чувства к России. Ситуация снова изменилась в 2014 году, когда отношение обеих стран друг к другу стало негативным. Однако достигнув низшей точки в 2015 году отношение к России в Украине стало улучшаться и к концу 2017 года снова стало в основном положительным. В целом, образ России среди жителей Украины был более позитивным, чем образ Украины среди жителей России.

Как вторжение России в Украину в 2022 году изменило эти взаимные представления? Практически невозможно провести национально репрезентативное исследование с использованием личных интервью в стране, находящейся в состоянии войны. Однако нам удалось организовать более сфокусированное исследование отношения к России среди более 1800 людей на юго-востоке Украины, в трех городах, расположенных вблизи линии фронта: в Полтаве, Днепре и Запорожье. Мы стремились зафиксировать взгляды не только местных жителей этих городов, но и перемещенных лиц, которые были вынуждены бежать от боевых действий на востоке Донбасса, а также в Херсоне и Запорожской области. Опрос проводился Киевским международным институтом социологии в июле 2022 года с соблюдением санитарных норм и правил безопасности во всех трех городах. Он представлял собой персональные интервью мирных граждан, проведенных по месту их жительства и в местах временного размещения внутренних перемещенных лиц (ВПЛ). Следует отметить, что и Днепр, и Запорожье за время проведения исследования подвергались российским ракетным обстрелам. Данные были собраны, сопоставлены и подтверждены в несколько этапов на уровне города и страны с помощью демографической статистики, соотношения жителей и ВПЛ в каждом городе, а также соотношения населения между городами. Результаты опроса выявили сложные модели восприятия различий и широкий диапазон чувств по отношению к российскому руководству, армии РФ и населению России в целом. Ниже мы представим три основных вывода исследования.

  1. Украинцы испытывают сильные негативные эмоции по отношению к России, но проводят различие между российским населением с одной стороны и руководством страны и ее армией с другой.

Мы использовали десятибалльную шкалу для оценки эмоций, испытываемых находящимися в прифронтовых районах украинцами по отношению к России. Опрос показал, что респонденты четко различают российское руководство и военных с одной стороны, и граждан России — с другой. Они также испытывают несколько более негативные чувства к жителям самопровозглашенных республик (так называемых ДНР и ЛНР) по сравнению с отношением к российскому населению в целом. Наши результаты показывают, что самые сильные эмоции по отношению к России — это отвращение (9,3 к руководству, 9,0 к военным, 6,8 к людям и 7,4 к ДНР и ЛНР), гнев (9,2 к руководству, 8,9 к военным, 6,9 к людям и 7,4 к ДНР и ЛНР) и ненависть (9,2 к руководству, 8,9 к военным, 6,5 к людям и 7,1 к ДНР и ЛНР).

Тревога и страх украинцев по отношению к руководству и армии с одной стороны и российскому народу с другой были выражены менее полярно, но различие очевидно и здесь. Наиболее негативные эмоции были связаны с российским руководством, чуть менее негативные — с российскими военными. Значительных различий в силе проявления положительных эмоциях обнаружено не было, так как они были едва выражены.

  1. Украинцы видят больше различий между нациями, чем между людьми.

Война, начавшаяся десять месяцев назад, быстро укрепила представления о различиях между Россией и Украиной как государствами и народами. Украинский народ сплотился на фоне необходимости защищать свою страны и идеи украинской независимости, мгновенно отмежевавшись от любых связей с русской культурой и языком. Однако этот процесс дифференциации или размежевания не был однородным и содержал в себе множество измерений — актов утверждения политических, культурных и моральных границ.

Чтобы понять, как украинцы воспринимают различие с Россией, мы задавали вопросы об их восприятии этих многочисленных осей потенциального разделения. Результаты показали, что политическая дифференциация сильнее ощущается между странами, чем между людьми. 85% наших респондентов воспринимают Россию и Украину как совершенно разные нации и государства. Однако меньший процент респондентов (70%) видят сильные различия между гражданами Украины и России.

  1. Украинцы из прифронтовых регионов видят сильные морально-этические различия между украинцами и русскими, но некоторые все еще признают сходство между культурами.

Анализ воспринимаемых различий между людьми показывает, что морально-этические различия оказались самым важным измерением: 67% не согласны и 16% согласны с тем, что русские и украинцы придерживаются схожих моральных принципов. При этом 61% респондентов считают, что украинцы — лучше русских по своим человеческим качествам (и только 14% придерживаются противоположного мнения).

Мнения о различиях в культуре оказались менее определенными: 52% участников исследования не согласны и 31% согласны с тем, что российская и украинская культуры похожи. Многие респонденты по-прежнему идентифицируют себя с русской культурой и языком, и только половина из них категорически не согласна с этим утверждением. Хотя национальная идентичность Украины важна для 90% респондентов, они считают Украину государством всех своих граждан (63%), мультикультурным государством (28%), а не этническим государством исключительно украинцев (только 8% респондентов выбрали этот вариант ответа).

То ключевое значение, которое люди придают морально-этическому аспекту своей идентичности проявляется и в восприятии социальных норм, бытующих в обществе. Так, 72% считают, что быть лучше в человеческом отношении, чем россияне, стало нормой в Украине, а 84% респондентов рассматривают требование быть нравственно и духовно сильнее россиян как нормативное для всех украинцев. Более амбивалентно респонденты воспринимают социальные нормы культурной дифференциации: только 57% считают нормальным признавать различия русской и украинской культур, а 27% согласны с тем, что видеть их похожими все еще является нормой в Украине.

Таким образом, опрос показывает значительный рост негативного отношения украинцев к российскому руководству и к русским как народу. Однако он также показывает, что хотя подавляющее большинство украинцев, проживающих на прифронтовых территориях, испытывают крайне негативные эмоции по отношению к лидерам РФ и ее вооруженным силам, восприятие русских как народа устроено сложнее: украинцы видят несколько меньше отличий между собой и гражданами России, а их эмоции по отношению к российским гражданам более дифференцированы. Опрос также показывает, что для украинцев главным отличием от России и российских граждан становится этика, а не культура. Быть более благородным и этичным, чем россияне, — вот формирующаяся норма в украинском обществе, часть нового общепринятого представления о вещах. Это тесно связанное с моралью и этикой чувство идентичности, вера украинцев в то, что они ведут праведную борьбу со злом, вероятно, является основным источником стойкости и оптимизма народа Украины в этой войне.

Самое читаемое
  • Оборотень без погон
  • Российская нефть после эмбарго
  • Российская армия в 2023 году
  • Прошедший 2022 год стал катастрофой для России не только в Украине, но и на Кавказе
  • Российские спецслужбы спасают Мадуро
  • Регионы и центр: что НЕ изменила война

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Десять месяцев войны: итоги

Майкл Кофман о текущем положении дел на фронтах, ближайших перспективах продолжения украинского наступления и военном потенциале российской армии

Гарнизонная экономика

Ник Трикетт о трансформациях, пережитых российской экономикой в 2022 году

«Сентиментальная русофилия»

Дмитрий Стратиевский о том, как германские политические элиты относятся к «непутинской» России

Поиск