Выборы
Политика

Итоги сентябрьских выборов в России

Ксения Смолякова о том, чем закончились выборы в регионах России

Read in english
Фото: Scanpix

10 сентября закончились очередные выборы в России. Если оставить за скобками оккупированные территории Украины, где российские власти тоже проводили голосование, то из крупных кампаний останутся выборы губернаторов в 21 регионе, выборы депутатов региональных парламентов в 16 регионах и выборы депутатов городских дум в 12 региональных столицах.

Снижение уровня реальной конкуренции

Движение в защиту прав избирателей «Голос» обращало внимание, что в этом году заметно снизилось желание политических партий и отдельных политиков участвовать в выборах всех уровней. После окончания этапа регистрации, на котором в этот раз почти не было отсева, уровень формальной конкуренции выровнялся и стал примерно таким же, как и в предыдущие годы. Но это именно формальная конкуренция, которая не в полной мере отражает реальность, поскольку не все номинальные партии и кандидаты являются реальными конкурентами — среди них могут оказаться спойлеры и просто «технические» кандидаты.

Один из способов оценки реальной соревновательности выборов, применяемый политологами, — это эффективное число партий или кандидатов (ЭЧП / ЭЧК). Этот показатель измеряет степень фрагментации или монолитности голосования избирателей. В случае, когда все голоса получает один кандидат, он будет равен единице. Во всех остальных случаях он будет больше, но не сможет превысить номинальное число кандидатов. Например, если всего было выдвинуто четыре кандидата, каждый из которых получил равное количество голосов (по 25%), то ЭЧК будет равен четырем.

Если сравнивать ЭЧК/ЭЧП на нынешних выборах и на выборах пятилетней давности, то снижение показателей очень заметно. Даже на губернаторских выборах, которые никогда не отличались высокой конкуренцией, он за пять лет снизился в среднем с 2,08 до 1,54. Ситуацию могла бы чуть исправить Хакасия, но кандидат от «Единой России» снялся с выборов за несколько дней до старта голосования. На выборах региональных парламентов ЭЧП в 2018 году в среднем составлял 3,49, а в 2023 году — 2,64 (самый высокий показатель — 3,6 — оказался в Ярославской области, где в парламент прошли шесть партий). ЭЧП вырос лишь в Калмыкии и остался практически на том же уровне в Якутии. ЭЧП на выборах городских депутатов в административных центрах тоже снизился: в среднем с 3,83 до 3,05. Самый высокий уровень в этом году оказался на выборах депутатов гордумы Великого Новгорода, где в парламент прошли семь партий — 4,17.

Это прямое следствие резкого усиления результатов «Единой России» и ослабления КПРФ и эсеров.

Партийные тенденции

«Единая Россия» смогла улучшить свои результаты в сравнении с кризисным для нее 2018 годом почти везде. Причем это в большинстве случаев был очень существенный рост. В целом «Единая Россия» добавила к результатам пятилетней давности почти 900 тысяч голосов, а КПРФ, ЛДПР и эсеры суммарно потеряли более 1 млн. Особенно впечатляет рост «партии власти» в Бурятии (с 41,1% до 60,8%), Забайкалье (с 28,3% до 56,9%), Архангельской (с 31,6% до 50,2%), Владимирской (с 29,6% до 55,5%), Ивановской (с 34,1% до 65,4%), Иркутской (с 27,8% до 54,6%), Смоленской (с 36,3% до 57,4%) и Ульяновской (с 34% до 49,9%) областях. Часть из этих регионов еще в 2021 году относились к очень протестным. В административных центрах наблюдается похожая тенденция: заметный рост результатов ЕР наблюдается в Майкопе, Абакане, Красноярске, Архангельске, Белгороде, Новгороде, Рязани и Екатеринбурге.

Лишь в одном случае «Единая Россия» проиграла выборы по партспискам — в Хакасии, где она набрала 36,4% против 39,1% у КПРФ. Правда, и здесь «партии власти» удалось получить уверенное большинство в парламенте за счет того, что она выиграла почти все одномандатные округа. В итоге в Хакасии сложится ситуация, при которой регионом будет управлять избранный в конкурентной кампании губернатор-коммунист Валентин Коновалов, а ему станет противостоять оппозиционный Верховный Совет с «единороссовским» большинством. Впрочем, такой же была ситуация и в предыдущие пять лет, по итогам которых Коновалову удалось перетянуть на свою сторону значительную часть местных элит. Коновалов, несмотря на уничижительные комментарии со стороны многих провластных экспертов, сейчас является, пожалуй, самым опытным в электоральном плане публичным политиком в стране — ни у кого больше нет такого уникального опыта ведения избирательных кампаний (пять туров губернаторских выборов в 2018 году и острая борьба в 2023-м с перетягиванием на свою сторону высокопоставленных «единороссов»).

Немного просела «партия власти» в Калмыкии и почти ничего не нарастила в Якутии, Кузбассе и НАО. Правда, в «электоральном султанате» Кузбасс наращивать результаты уже просто некуда — там у партии и так официально больше 69% поддержки избирателей.

КПРФ потеряла значительную часть поддержки: частично из-за своей позиции в отношении полномасштабного вторжения в Украину, частично из-за того, что просто не вела кампанию. Например, в Иркутской области, которую еще совсем недавно возглавлял избранный на конкурентных выборах губернатор-коммунист Сергей Левченко, результаты КПРФ упали более чем в два раза — с 33,9% до 15,5%. При этом партия вела очень пассивную избирательную кампанию, объяснением которой может быть тюремный срок сына Левченко. Более чем двукратное падение результатов было у партии и в возглавляемой губернатором-коммунистом Ульяновской области, где пять лет назад КПРФ получила больше голосов, чем «Единая Россия». Партия не смогла найти свою нишу в ситуации, когда ей нельзя критиковать региональные власти. В результате КПРФ потеряла позиции «главной оппозиционной силы» — она фактически сравнялась по результатам с ЛДПР, а кое-где уступила не только ей, но и «Новым людям».

ЛДПР тоже потеряла часть поддержки. Самые значительные потери у партии были в Хакасии (7,2% вместо 20,1% пять лет назад), Забайкалье (15,6% вместо 24,6%), Владимирской (10,4% вместо 20,8%) и Смоленской областях (11,3% вместо 19,8%), а также в НАО (9,9% вместо 17,4%). Зато ЛДПР смогла получить почти 15% в Архангельской области, где в прошлый раз вообще не участвовала в выборах. Стоит также особо отметить удачную кампанию ЛДПР в Красноярский горсовет, где партия набрала 19,8% при 9,4% у РЭП «Зеленые» и всего 8% у КПРФ. В остальных регионах партия осталась примерно на том же уровне (где-то чуть выше, где-то чуть ниже). Не смогла пройти партия в региональный парламент в Калмыкии, но это уже традиционно. Важно, что в Забайкальском крае, Архангельской, Ивановской, Кемеровской и Смоленской областях ЛДПР обогнала КПРФ. Правда, в Ивановской и Смоленской областях ей в этом помогли «Коммунисты России», отобравшие голоса у КПРФ.

Для «Справедливой России» явно наступила черная полоса. Чрезмерное сближение с Евгением Пригожиным весной этого года привело к тому, что из партии начался исход сильных политиков и активистов. А кое-где эту дружбу не забыли региональные власти. Например, в Ростовской области, где в июне мятежники захватили Ростов-на-Дону, эсеры официально получили лишь 4,81% голосов и вылетели из парламента (учитывая, что официальными результатами в Ростовской области жестко управляют из региональной администрации, такой результат очень демонстративен). Кроме того, эсеры не смогли пройти пятипроцентный барьер в Бурятии, Хакасии, Ивановской и Смоленской областях, НАО, а также не попали в горсоветы Майкопа и Красноярска.

«Новые люди», как совсем молодая партия, пока не везде имеют сильные региональные отделения, поэтому слабые результаты в некоторых регионах вполне объяснимы. Так, партия вообще не участвовала в выборах в региональный парламент НАО, а в Башкортостане, Хакасии, Забайкальском крае, Владимирской, Ивановской, Ростовской, Смоленской и Ульяновской областях не смогла преодолеть пятипроцентный барьер. Зато партия отлично показала себя в Якутии, где стала второй, получив 14,2% голосов (а в Якутске она и вовсе набрала 16%). Высокие результаты (больше 7%) партия получила также на региональных выборах в Бурятии, Калмыкии, Иркутской и Ярославской областях, а также на городских выборах в Архангельске, Новгороде и Екатеринбурге. «Новые люди» пока становятся партией национальных республик и городского электората — не самое привычное сочетание в российской политике.

Довольно слабо в этом году выступила Партия пенсионеров. Эта партия во многом представляет собой феномен российских региональных выборов. Никакой реальной работы она не ведет, зато в предыдущие годы получала очень неплохие результаты именно на выборах депутатов региональных парламентов. Но в этом году список партии был зарегистрирован лишь в четырех регионах (в двух — Владимирской и Ярославской областях — он прошел в парламент) и восьми городах (прошел в трех — Белгороде, Новгороде и Рязани).

«Коммунисты России» — главные спойлеры КПРФ — в этот раз тоже были не столь успешны, попав лишь в два региональных парламента (Ульяновская область и НАО) и горсоветы Якутска и Белгорода. Показателен «вылет» КомРосов из Верховного Совета Хакасии (в 2018 году они получили там 8%) — громкий скандал с регистрацией спойлера Владимира Грудинина на губернаторских выборах сыграл с ними злую шутку. Технология спойлеров построена на том, что избиратель не ожидает увидеть дублера и ошибается при голосовании. А в этот раз скандал был столь громким, что ошибиться избирателям стало очень сложно.

Один список в региональный парламент смогла провести «Родина» — она получила 5,7% на выборах депутатов заксобрания НАО.

Очень высокий результат получил список РЭП «Зеленые» (9,4%) на выборах городских депутатов Красноярска — город задыхается из-за плохой экологической ситуации и голосование за «Зеленых» здесь вполне объяснимо. Партия здесь обогнала большинство из «парламентской пятерки» — КПРФ, эсеров и «Новых людей».

Отдельно стоит сказать о партии «Яблоко», которая в этом году участвовала в выборах лишь в три городских парламента — в Екатеринбурге, Красноярске и Новгороде. Результаты в Красноярске были слабые — чуть больше 1%, а вот в Новгороде и Екатеринбурге «Яблоко» подтвердило статус местной «парламентской партии». В Екатеринбурге партия набрала больше 9% голосов (обогнав «Новых людей»), а в Новгороде она смогла получить 7,4%, став первым в российской истории примером, когда в парламент был избран список партии, промаркированный в бюллетене как аффилированный с «иностранным агентом».

Представительство партий

В результате уровень представительства на региональном уровне оказался невысок — в среднем в заксобрания регионов были избраны 4,3 партии на регион. На выборах городских парламентов ситуация чуть лучше — 4,9 партии на регион. В среднем этот показатель даже меньше числа политических партий, представленных в федеральном парламенте. Кажется, такое происходит впервые в истории с 1995 года. Самый представительный региональный парламент сформирован в Ярославской области, в него вошли шесть партий: «парламентская пятерка» и Партия пенсионеров. На уровне городских парламентов самым представительным стал Новгород: «парламентская пятерка» плюс Партия пенсионеров и «Яблоко». По шесть партий в горсовете будут в Якутске, Белгороде и Екатеринбурге.

Итоги выборов

Оценивать прошедшую кампанию сложно. С одной стороны, заметен резкий рост результатов «Единой России», но с другой, он в значительной степени объясняется низкой активностью ее основных конкурентов. Представьте, что вы пришли на футбольный матч, в котором одна команда старается выиграть, а вторая вообще ничего не делает для победы и всячески демонстрирует свое нежелание играть.

В то же время заметно, что там, где оппозиция действительно пытается бороться, она получает высокие результаты — как, например, КПРФ и ее губернатор Коновалов в Хакасии, «Новые люди» в Якутии, ЛДПР в Красноярске или «Яблоко» в Екатеринбурге и Новгороде.

Время, когда избиратель был готов проголосовать за любого кандидата, лишь бы не за действующую власть, как это было в 2018 году, прошло (или не наступило вновь). Впрочем, избиратель явно готов слушать и слышать оппозицию, если она действительно работает и старается достучаться до людей.

Самое читаемое
  • Иран, Россия и война на Ближнем Востоке
  • Министерство обороны: «сборная», а не команда
  • На пороге посткадыровской Чечни
  • Адаптированная пропаганда
  • Люди России в Африке
  • «Обогащаясь Россией»: как китайский бизнес осваивается в российской отрасли грузового автомобилестроения

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Растущая пропасть

Ксения Смолякова о том, в какой атмосфере проходят нынешние выборы в России

Рекордная фальсификация

Ксения Смолякова подводит итоги самых сфальсифицированных выборов в истории современной России

Содержательная пустота: президентские выборы 2024 года

Ксения Смолякова о том, как избиратели в российских регионах не заметили главных выборов в стране

Поиск