Армия
Выборы
Конфликты
Политика

Имитация фронта

Ксения Смолякова о том, что действующие политики не отдадут свои мандаты «ветеранам СВО». Они сами мимикрируют под них.

Read in english
Фото: Scanpix

2023 год начался с активных заявлений федеральных политиков и парламентских партий о необходимости привлекать к выборам участников военных действий в Украине. Эту риторику использовала не только «Единая Россия», но и большая часть парламентской оппозиции: КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». В стороне остались, кажется, только «Новые люди», которые стараются максимально смягчить риторику и осторожно призывают к какой-то нормализации.

В «Единой России» прямо сейчас идут праймериз для участия в сентябрьских региональных выборах. В партии заявляют, что первичные и городские отделения будут активно привлекать участников боевых действий к партийной работе, как на уровне сторонников, так и в качестве участников праймериз. В Тюмени «Молодая гвардия», молодежная организация «Единой России», запустила проект помощи «участникам и волонтерам спецоперации» в подготовке к предварительному голосованию и осенней избирательной кампании. Секретарь Генерального совета партии Сергей Турчак на днях заявил, что уже около 100 вернувшихся домой из «зоны СВО» военных или волонтеров, участвующих в гуманитарной миссии «Единой России», подали документы на предварительное голосование.

100 человек — это не так уж и много, учитывая, что в сентябре пройдет несколько тысяч избирательных кампаний, из которых около полусотни будут крупными: региональными и выборами в административных центрах регионов. Безусловно, это число еще вырастет, но ждать наплыва реальных бойцов не стоит.

Во-первых, некоторые из них просто не имеют права баллотироваться. Речь в первую очередь о тех, кто был рекрутирован из тюрем. Можно предположить, что на фронт вызвались ехать преимущественно заключенные с большими сроками за преступления насильственного характера, то есть осужденные по тяжким и особо тяжким составам преступлений. Избирательное законодательство запрещает таким лицам становиться кандидатами на выборах сразу после освобождения. Выдвигаться можно только при соблюдении двух условий. Во-первых, судимость должна быть погашена или снята: по тяжким статьям она гасится в срок до восьми лет, а по особо тяжким — до десяти (теоретически, при помиловании в акте, конечно, можно отдельно указать, что судимость снимается со дня издания такого акта). Во-вторых, после погашения или снятия судимости должно пройти определенное время прежде чем человеку вернут его пассивное избирательное право: для осужденных по тяжким статьям период ожидания составляет десять лет, а по особо тяжким — 15. Соответственно, даже если нынешним участникам боевых действий снимут судимость при помиловании, то избираться они смогут не раньше 2032 года.

В случае с кадровыми военными тоже не стоит ожидать наплыва желающих баллотироваться. В российской армии крайне мало людей, имеющих политические амбиции и возможности для участия в выборах. Даже среди старших офицеров. А младшим не даст выдвигаться само командование, если, конечно, его не попросят об обратном.

«Ветеранами» станут обычные политики

Риторикой о необходимости привлекать к выборам людей, побывавших в военной зоне, сейчас пользуются традиционные политики — причем как давно известные в регионах, так и молодые карьеристы. В итоге на восток Украины активно поехали депутаты, чиновники и молодогвардейцы. Кто-то записывается в военные формирования или даже создает свои. В СМИ пишут о том, что в подразделении «Каскад» есть целый отряд депутатов и чиновников. Якобы именно в нем воюют депутаты Госдумы: 54-летний Дмитрий Саблин, 51-летний Дмитрий Хубезов, 52-летний Сергей Сокол, 54-летний Олег Голиков, 54-летний Олег Колесников и 46-летний Евгений Первышов. В зоне боевых действий предположительно находится и 49-летний депутат Госдумы Виталий Милонов.

В феврале о своем решении отправиться на восток Украины сообщил 47-летний депутат фракции КПРФ Алтайского краевого Законодательного Собрания Владимир Громов, а в конце марта подобное заявление сделал 44-летний мэр Воркуты Ярослав Шапошников. По словам Шапошникова, на службу пошли еще пять человек из администрации города. В зоне военных действий также побывали 43-летний спикер думы удмуртского города Можга Андрей Чернов, 51-летний депутат иркутской гордумы Александр Панько, 36-летний вице-премьер Башкирии Азат Бадранов и 42-летний депутат думы Иркутского района Вячеслав Новокрещенов. Последний уже подал документы на участие в предварительном голосовании «Единой России» в связи с предстоящими выборами в Законодательное собрание Иркутской области.

В прифронтовых районах с рабочими визитами находились замглавы администрации президента Сергей Кириенко, Сергей Турчак и глава Якутии Айсен Николаев. Даже старающийся дистанцироваться от военной темы мэр Москвы Сергей Собянин вынужден был съездить в Луганск. Однако большинство политиков выезжают на оккупированные украинские территории с гуманитарной помощью. Например, в начале марта депутат Новгородской областной Думы от КПРФ Сергей Тихомиров отвез в Луганскую область гуманитарный груз военнослужащим, призванным по мобилизации из Новгородской области. В конце февраля туда же ездили председатель Новгородской областной Думы Юрий Бобрышев и Уполномоченный по правам человека в Новгородской области Анатолий Бойцев. Отвозят грузы и молодогвардейцы, и члены движения «Общество.Будущее» московского политика-националиста Романа Юнемана.

Некоторые даже не выезжают лично в военную зону, а просто собирают и отправляют туда грузы. Этим, например, занимается депутат гордумы Екатеринбурга Алексей Вихарев. Есть и те, кто вообще имеет лишь косвенное отношение к военным действиям, — родственники мобилизованных. Например, одной из первых участниц праймериз «Единой России» стала жена мобилизованного жителя Иркутска, заместительница руководителя областного отделения комитета семей воинов Отечества Юлия Домашевская. Она подала документы в первый же день предварительного голосования.

Надежда на награду за лояльность или искупление грехов

Можно было бы ожидать, что тема участия в военных действиях и прочей помощи фронту станет одной из основных в грядущей избирательной кампании. Однако в реальности еще в прошлом году кандидаты на региональных и местных выборах избегали поднимать внешнеполитические темы. Сейчас праймериз в городах тоже практически незаметны — нет ни агитации, ни большого числа публикаций в СМИ. Внимание в публичной сфере им уделяется минимальное, они остаются все той же бюрократической процедурой, в какую превратились несколько лет назад.

Для некоторых партий такая демонстративная поддержка властей представляет проблему. Больше всех страдает КПРФ, которая потеряла значительную долю поддержки со стороны протестного электората и свалилась в рейтингах на уровень ЛДПР, хотя полтора года назад успешно конкурировала с «Единой Россией».

У эсеров вообще происходит очень болезненная трансформация, которая выливается в расколы в рядах. Например, в начале апреля из партии в полном составе вышла фракция депутатов в парламенте Санкт-Петербурга — это, вероятно, была самая сильная ячейка партии в стране. Причиной послужило несогласие с нынешней ориентацией Сергея Миронова на дружбу с Евгением Пригожиным и его чрезмерно воинственная риторика.

Настоящая цель демонстративного участия партий в политике России на оккупированных землях заключается не в приобретении голосов избирателей (мы видим, что результат скорее обратный), а исключительно в демонстрации лояльности Кремлю. Это нужно либо ради карьерных перспектив, либо чтобы получить индульгенцию за прошлые грехи.

Новые назначения исполняющими обязанности губернаторов недавно получили первый зампред правительства ЛНР и бывший вице-губернатор Курганской области Владислав Кузнецов (отправился на Чукотку) и бывший премьер-министр ДНР и экс-министр в правительстве Ставропольского края Виталий Хоценко (отправился в Омскую область, где сменил эсера Александра Буркова). На должность главы Хакасии претендует уже упоминавшийся выше Сергей Сокол, недавно награжденный президентом орденом Мужества за участие в военных действиях. В июне он должен вступить в схватку за этот пост с губернатором-коммунистом Валентином Коноваловым, который тоже вынужден был отметиться поездкой в Луганск.

Многие политики отправляются на восток Украины, чтобы избежать наказания или искупить какие-то «прегрешения» перед властями. Например, врачом на оккупированных землях поработала депутат Заксобрания Карелии Галина Алупова («Единая Россия»), которая была главном врачом ЦРБ в Медвежьегорске, где прошли обыски по уголовному делу в связи с необоснованными начислениями «коронавирусных» выплат. На войну уехал объявленный в федеральный розыск бывший глава Большого Камня Приморского края Рустям Абушаев. Через день после этого в его офисах прошли обыски. Против Абушаева возбудили уголовные дела о мошенничестве в особо крупном размере с землей и незаконном предпринимательстве. В качестве волонтера на восток Украины отправился курский областной депутат Максим Васильев, попавший в скандал из-за отдыха в Мексике на Новый год.

Вся риторика про активное вовлечение «ветеранов» в политику остается всего лишь риторикой. Какие-то фигуры в парламентах, конечно, появятся, но это будет сделано чисто символически. На самом деле костюм «защитников Донбасса» на себя сейчас надевают все те же политики, что уже много лет занимают посты в представительных и исполнительных органах власти. Все это рассчитано не на избирателей, а на одного конкретного человека в Кремле и его ближайшее окружение.

Самое читаемое
  • Будущее и настоящее Роскосмоса
  • «Элегантное» решение: потому что нам нужнее
  • Лучшая версия коллективизма
  • Как устроен кадыровский режим образца 2024 года
  • Как Ельцин на самом деле проложил дорогу Путину

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Ждет ли Россию новая мобилизация?

Владислав Иноземцев о том, почему Кремль, скорее всего, сделает выбор в пользу «коммерческой армии»

Очередной год кризиса российского ВПК?

Владислав Иноземцев о том, почему преувеличивать проблемы российского ВПК — опасная стратегия

Российская армия в 2024 году

Павел Лузин о том, что имеющиеся данные говорят о российской армии и военном производстве

Поиск