Внешняя политика
Постсоветское пространство
Россия - ЕС

Гибридный ответ Приднестровья на планы Кишинева по реинтеграции

Денис Ченуша о том, как власти Молдовы используют войну в Украине для давления на Приднестровье в вопросе реинтеграции

Read in english
Фото: Scanpix

Правительство Молдовы действует все более уверенно в вопросе реинтеграции своего отделившегося региона, в значительной степени опираясь на внешнюю поддержку со стороны ЕС и США. Ясные перспективы членства в ЕС, материализованные в решении Брюсселя начать переговоры по этому вопросу в декабре 2022 года, похоже, стимулируют молдавское правительство к проведению политики территориальной реинтеграции, несмотря на риски эскалации со стороны сих, контролирующих Приднестровье. Cанкции и нарyрушение торговых и логистических цепочек привели к изоляции Приднестровья от России. В практическом смысле это означает, что Приднестровье никогда еще не было так зависимо от конституционных властей Молдовы в плане торговли — жизненно важной отрасли для его социально-экономического выживания. Это дает Кишиневу дополнительные рычаги влияния на ситуацию.

На фоне военной агрессии России против Украины, которая продолжается третий год, правительство Молдовы оказалось перед выбором: поддерживать ли сложившуюся двусмысленность в отношении статус-кво Приднестровского региона или стремиться к изменению ситуации. Однако поле для маневра Молдовы несколько ограничено неработающим форматом переговоров «5+2» по урегулированию приднестровского конфликта. Поэтому правительство Молдовы проводит эффективную отраслевую политику реинтеграции, частью которой, например, стало введение с января 2024 года таможенных пошлин. Эта тактика «малых шагов» в реинтеграционном подходе Молдовы осуществляется в контексте урегулирования приднестровского конфликта, на который в значительной степени повлияют итоги войны в Украине.

Гибридные операции, включающие Приднестровье: сочетание «отвлекающего маневра» и информационной операции

Имея ограниченный доступ к международным аренам в формате «5+2», сепаратистская администрация Приднестровья пытается достучаться до западных столиц, эксплуатируя существующие там опасения относительно возможности выплескивания российской военной агрессии за пределы Украины. Именно в этом контексте следует рассматривать появление и муссирование в молдавских и западных СМИ во второй половине февраля предположений о том, что Россия стремится аннексировать отколовшийся от Молдовы регион. Изначально с утверждением о вероятном сценарии аннексии выступил Генадий Чорба, который представляет себя оппозиционным политиком из приднестровского региона. Ни сепаратистский режим, ни российские официальные источники не опровергли эти домыслы, что свидетельствует о том, что сценарий «аннексии» на самом деле отчасти является «отвлекающим маневром», а отчасти — информационной операцией. Только одно официальное лицо из Приднестровья заместительница председателя Верховного совета Галина Антюфеева, — заявила, что аннексия не стоит на повестке дня региона. Высокая степень двусмысленности в контексте военной ситуации в Украине создала на Западе общественное мнение о неизбежной эскалации, которая может привести даже к военным столкновениям между Молдовой и отделившимся регионом.

Власти Молдовы и Украины власти опровергли сценарий аннексии. Однако официальный Кишинев не уделил достаточного внимания структурированной коммуникации с молдавской общественностью и международным сообществом, чтобы предвосхитить распространение дезинформации, связанной с намерениями России в отношении Приднестровского региона. Объявление отколовшегося региона частью России открыло бы его для превентивных военных действий со стороны Украины. Для Кремля это означало бы потерю рычагов влияния, при помощи которых он проецирует нестабильность на юго-западных границах Украины, имеющих для него огромное значение в стратегическом смысле, поскольку Россия стремится отрезать Украине доступ к Черному морю. Следовательно, на данном этапе аннексия повлекла бы за собой больше издержек для Москвы, чем стратегических выгод. Аналогичным образом, сепаратистская политико-экономическая элита заинтересована в сохранении и улучшении статус-кво, а не в его разрушении ради неопределенных гарантий безопасности.

Запад упустил из виду отрицательные стороны сценария аннексии для России и сепаратистских элит, что сделало его легкой мишенью для информационной операции, того самого «отвлекающего маневра». Эта операция, скорее всего, была организована российскими и сепаратистскими спецслужбами с целью посеять панику на Западе при помощи ограниченного количества ресурсов, искусственно повысив ставки в пользу приднестровского региона. Неправдоподобность сценария «аннексии» показали итоги 7-го «съезда» депутатов всех уровней Приднестровского региона, состоявшегося 28 февраля. Несмотря на ожидания, что «съезд» потребует от России аннексии Приднестровья, в принятой им резолюции содержится просьба к России, ЕС, ОБСЕ, СНГ и ООН вмешаться в ситуацию, чтобы предотвратить эскалацию и призвать Молдову к переговорам по ключевым вопросам с сепаратистским режимом, в том числе в формате переговоров «5+2». Несмотря на то, что резолюция затрагивает интересы 220 тысяч обладателей российского гражданства, проживающих в сепаратистском регионе, официальная Москва не обратила на нее никакого внимания. 29 февраля президент России Владимир Путин вообще не упомянул Приднестровье во время своего выступления перед Федеральным собранием, которое было посвящено представлению его предвыборной программы. Россия ограничилась лишь символическими реакциями, без конкретных обязательств и календарных сроков их выполнения. Заместитель председателя Комитета по обороне Федерального собрания РФ Владимир Чижов заявил, что Россия окажет поддержку Приднестровью, соразмерную тем вызовам, с которыми сталкивается сепаратистский регион.

Триггер информационной операции «отвлекающий маневр»

С января 2024 года вступили в силу положения нового Таможенного кодекса Молдовы, утвержденного в августе 2021 года, что вызвало негативную реакцию сепаратистского режима в приднестровском регионе. В частности, обновленные положения Таможенного кодекса Молдовы, приведенные в соответствие с европейским законодательством, должны теперь единообразно применяться на всей территории страны и не предполагают никаких исключения для компаний, находящихся под фискальной юрисдикцией сепаратистского режима. Напомним, что в течение почти десяти лет, предшествовавших внесению этого изменения в Таможенный кодекс Молдовы, компании, работающие в приднестровском регионе (на сегодняшний день их насчитывается более 2300), пользовались преимуществами относительно легкого доступа на рынок ЕС благодаря углублению либерализованного торгового режима между ЕС и Молдовой в 2014 году. Таким образом, по состоянию на 2023 год около 70% мирового экспорта компаний региона предназначалось для рынка ЕС; импорт из стран ЕС в приднестровский регион составлял почти 56%. Применение новых таможенных положений позволяет Кишиневу взимать таможенные сборы с импортных и экспортных операций, осуществляемых компаниями, зарегистрированными в Приднестровском регионе. Кроме того, поправки к нормативному законодательству 2001 года отменили дифференцированный режим, ранее предоставлявшийся компаниям региона, обязав бизнесы, зарегистрированные в Приднестровье, платить налоги за загрязнение окружающей среды, как это делают другие молдавские предприятия.

Чтобы смягчить потенциальные социально-экономические последствия обновления Таможенного кодекса, включая возможный гуманитарный кризис, Кишинев может рассмотреть возможность поэтапного внедрения новых таможенных правил в регионе, возможно, отложив вступление в силу некоторых фискальных аспектов нового законодательства. Осторожный подход Молдовы кажется вполне оправданным, особенно принимая во внимания значительную численность населения приднестровского региона — это более 357 000 человек с молдавскими паспортами.

Параллельно с этими процессами сепаратистская администрация вела переговоры с молдавскими властями о компромиссных решениях и взаимных уступках. В течение последних двух лет молдавские власти пытались прийти к соглашению с сепаратистской администрацией по вопросам электроэнергии и металлообработки. Точнее, Молдова согласилась импортировать более дешевую электроэнергию с Кучурганской электростанции, расположенной в Приднестровском регионе, в обмен на разрешение от Агентства по охране окружающей среды на переработку металла в сепаратистском регионе, в частности на Молдавском металлургическом заводе (ММЗ). Это разрешение от природоохранного ведомства облегчает импорт металлолома, в том числе из ЕС. Несмотря на существование этих отраслевых договоренностей, стороны не смогли обсудить внедрение новых таможенных правил. Незаинтересованность Молдовы в участии в этих дискуссиях может быть обусловлена ее нежеланием вести переговоры о внутренней политике с сепаратистской администрацией, которая воспринимается как продолжение российского влияния и вмешательства во внутренние дела страны.

Что на кону?

Если новые таможенные положения Молдовы будут реализованы в их нынешнем виде, они, скорее всего, приведут к росту расходов Приднестровского региона. Сепаратистские власти уже заявили, что регион может понести убытки в размере до $ 16 миллионов. Объем импорта в январе сократился на 19%, а промышленное производство упало на 14% по сравнению с уровнем 2023 года. Это снижение частично объясняется ограничениями на экспорт, наложенными на такие промышленные предприятия, как «Прибор», «Электромаш», «Завод Молдавизолит», и «БЗЭ Потенциал», у которых объем экспортируемой продукции упал на 70%, что привело к увольнению персонала не только на этих предприятиях, но и во всем регионе. Эти экспортные ограничения обусловлены введением Молдовой западных санкций в отношении продукции двойного назначения, предназначенной для России. Сепаратистская администрация в Тирасполе выразила недовольство в связи с расходами на финансовые операции, которые в сочетании с тем, что в Тирасполе называют «банковской блокадой», а также ожидаемым введением НДС, могут в совокупности достигнуть $60 миллионов. При годовом бюджете региона в $300 млн (из которых 170 млн приходится на внешнеторговую деятельность) эти дополнительные расходы могут серьезно подорвать возможности региона по покрытию социальных расходов и финансированию инвестиционных проектов. Ситуация усугубляется еще и тем, что нет никаких свидетельств получения регионом финансовой помощи от Москвы с момента начала Россией полномасштабной войны против Украины.

В случае развития негативных сценариев, ведущих к значительному ухудшению условий жизни социально уязвимого населения, основное бремя решения этих проблем ляжет на плечи молдавских властей, которым, скорее всего, придется оказывать помощь любым переселенцам из отколовшегося региона. Однако в силу авторитарного характера приднестровского режима широкие социальные волнения здесь маловероятны. Усиливающееся социально-экономическое давление на сепаратистский режим затрудняет его усилия по сохранению нынешнего статус-кво. Тем не менее, в настоящее время сепаратистская администрация прибегает к тактике мини-эскалации, принимая контрмеры против политики Кишинева. К этим мерам относится введение «таможенных налогов», несовместимых с молдавским законодательством и направленных на производителей, находящихся на территории, контролируемой конституционными властями, но владеющих сельскохозяйственными угодьями в приднестровском регионе (в частности, в Дубоссарском районе).

Что дальше?

В современном геополитическом контексте в ряду различных «замороженных конфликтов», возникших после распада СССР, приднестровский конфликт в Молдове выделяется наличием наиболее вероятных сценариев реинтеграции. Чтобы сделать реинтеграцию реальностью, молдавское правительство должно принять прагматичный и стратегический подход к мирному урегулированию конфликта, сохраняя при этом прозрачность по отношению к молдавским избирателям. Любые камни преткновения в управлении процессом урегулирования конфликта могут оказать негативное влияние на шансы на переизбрание Майи Санду на предстоящих осенью этого года президентских выборах.

Кроме того, необходимо стимулировать местные политические и экономические элиты в приднестровском регионе обещанием «беспроигрышных» для них вариантов реинтеграции с Молдовой через вступление страны в ЕС. В то же время приднестровские элиты могут быть мотивированы и угрозой индивидуальных санкций, которые может ввести против них Молдова, Украина и Запад. Дискуссия о перманентном урегулировании конфликта более вероятна после завершения российской агрессии против Украины. Чтобы это урегулирование отвечало национальным интересам Молдовы, оно должно быть подкреплено победой Украины над Россией.

Самое читаемое
  • Будущее и настоящее Роскосмоса
  • «Элегантное» решение: потому что нам нужнее

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики. В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Нефтяной поворот на восток

Алексей Чигадаев о политических последствиях наращивания экспорта российской нефти в Китай

Невыносимая легкость грузинского реэкспорта автомобилей

Вахтанг Парцвания о том, как, куда и почему развивается реэкспорт автомобилей из Грузии на фоне войны в Украине и растущих санкционных рисков

Новая геополитика Южного Кавказа

Нурлан Алиев о процессах, произошедших в регионе после отвоевания Азербайджаном Нагорного Карабаха

Поиск