Действующие лица Общество

«Царь, просто царь»: Путин как объект мемотворчества

Светлана Шомова об образе Владимира Путина в российской мемосфере

Фото: Scanpix

Исследователи фольклора (в том числе сетевого), культурологи, антропологи, лингвисты, изучающие вирусные коммуникации, давно знают: острая народная шутка — например, политический анекдот, — это своеобразный срез настроений в обществе. Однако в наши дни сфера возможного для выражения собственного мнения и трансляции личностных убеждений значительно расширилась — в частности, важным инструментом для свободного политического высказывания стали интернет-мемы.

Впервые термин «мем» (точнее, «мим» в авторской интерпретации) был использован Ричардом Докинзом в работе «Эгоистичный ген». К этим единицам культуры он причислял повторяющиеся и склонные к репликации (вирусному самовоспроизводству) сообщения, от модной мелодии и кулинарного рецепта до способа сооружения арок. При этом редко какая научная концепция вызывала столь же полярный разброс мнений и подвергалась столь разноречивым оценкам (от неприкрытой восторженности до полного шельмования), как меметика. Всплеск интереса к этой сфере, характерный для 90-х гг. 20 века, уже в начале века 21-го сменился множеством критических работ, закрытием научных журналов, посвященных данной тематике, и разочарованием в меметике как самостоятельной области академического знания.

Однако маятник снова качнулся в обратную сторону, когда докинзовское понятие стало употребляться в основном для обозначения нового медийного феномена — интернет-мема во всех его разновидностях: не только крылатой фразы или речевого клише, но и демотиваторов, фотожаб, коллажей, гифок, хэштегов и т. п. Можно смело утверждать, что сегодняшнему мему совершенно безразлично, что думают о нем маститые мужи науки, признают ли они феноменальное влияние мема на аудиторию или нет, — в повседневных коммуникативных практиках мемы давно превратились в важнейший инструмент межличностного и группового взаимодействия. Не случайно Лимор Шифман утверждала, что мем — это «термин, который многие академики выставили за дверь, но он возвращается к нам через Windows (или другие операционные системы) интернет-пользователей». Языковая игра здесь сродни той, что используется в известном русском выражении «Его в дверь прогоняют, а он в окно лезет».

Интернет-мемы сегодня определяются разными авторами как явление постфольклора и артефакт цифровой культуры; как ироничное, шутливое высказывание, получившее широкое распространение в онлайн-среде; как краткий фрагмент информации, ставший модным и активно воспроизводящийся в интернете, в том числе в новых контекстах или ситуациях. Интересно, что исследователи современных коммуникаций перестали рассматривать интернет-мемы исключительно как вариант проведения сетевого досуга или предмет для стеба: в нем видят форму политического участия, проводника политических настроений, ценностей и идей, инструмент формирования коллективной идентичности, средство публичного комментирования новостной повестки дня.

Появилось немало научных работ, где анализируются «мемные» грани образа современных политических лидеров и влияние меметического контента на имидж политических партий. При этом разнообразные медиа стали предлагать читателям целые подборки мемов на ту или иную тему. И это все вполне объяснимо, если учесть, что число пользователей социальных сетей растет во всем мире, а молодежь все чаще узнает о тех или иных кандидатах в президенты своей страны исключительно из мемов.

Не обошла стороной эта тенденция и Россию. Один из самых популярных героев российской мемосферы — Владимир Путин. Это происходит и в силу масштабности постов, которые он занимает на государственном Олимпе, и по причине долговременности пребывания на политической арене, и потому, что его личность в принципе персонифицирует образ власти в глазах соотечественников. При этом «мем-образ» политика претерпевал немалые изменения за годы его правления, и динамика этих изменений способна о многом рассказать внимательному наблюдателю.

Путин первых сроков нахождения у власти — это лидер, который вызывал немалый интерес международного сообщества и западных политологов как «экшн мен», поражающий воображение публики способностью покорять небо и водные глубины, усмирять зверей и побеждать соперников по спортивным состязаниям. Он летал со стерхами, поднимал со дна древние амфоры, входил в клетку к тигру. Несмотря на чрезмерную нарочитость, излишнюю экстравагантность всех этих «приключений» и явственный привкус PR-акций, которым они обладали, мемы той поры — при всем сарказме пользователей Интернета по отношению к их герою — все же содержали в себе оттенок некоего любования молодым и спортивным политиком. Мемы всегда являются продуктом смеховой культуры и обычно нападают, а не защищают, но в данном случае страна, уставшая от старческой немощи предыдущих правителей, как будто прощала Путину те или иные промахи за его внешнюю твердость. Многие фотокадры, ставшие популярными в СМИ и массовой культуре (например, Путин с оголенным торсом во время занятий верховой ездой; Путин за штурвалом истребителя и т. д.), послужили шаблонами для визуальных мемов — в них Путин сидел уже не коне, а на медведе, или, вместо стерхов, «вел корюшку на нерест», или воплощал образ «агента 007» в загадочных темных очках. Эти мемы не только иронизировали над настойчивым конструированием позитивного имиджа политика в официальной пропаганде, но будто бы даже использовали документальные кадры для дополнительного продвижения лидера нации — как человека волевого, воплощающего в себе множество мужских качеств. И в то же время страна не прощала Путину многих «проговорок», в которых высвечивался его жесткий характер: так, печальную известность получил короткий и циничный ответ президента на вопрос журналиста о том, что случилось с подводной лодкой «Курск» («Она утонула»), и эта фраза на долгое время превратилась в вербальный мем-агрессор, использовавшийся для характеристики политика и выражения отношения к нему пользователей сети.

Мне уже приходилось писать в книге, посвященной архетипам культуры в политических коммуникациях, о том, что изначально отрабатывая в риторике и событийных политических перформансах (неизбежно отражавшихся в мемах) образы Отца нации, Правителя и Героя, Путин в определенной степени преуспел в попытках «понравиться» массовому сознанию. Конечно, критически мыслящие соотечественники — которых всегда в процентном соотношении немного — хорошо чувствовали намеренную инспирированность характера множества вирусных сообщений, связанных с его образом, однако в целом «коллективное бессознательное» Рунета продуцировало, наряду с откровенно критическими мемами, и вполне лояльный к политику контент.

Со временем образ Путина начал обретать в мемах иные черты. Особенно заметно это стало в последние годы. Скажем, в 2017—2018 гг. внимание пользователей Рунета к Путину было вызвано не только его повседневной деятельностью на посту главы государства, но и его участием в очередных президентских выборах. Реагируя мемами на все этапы избирательной кампании Путина (от объявления о решении баллотироваться в президенты и до завершающего аккорда — инаугурации), российская аудитория особенно активно конструировала и распространяла меметические сообщения в двух тематических полях: безальтернативность политика на посту президента и его несменяемость в течение многих лет. Явное раздражение пользователей сети первым фактором российской политической реальности (и одновременно заведомо «особым» положением данного политика в ходе выборов) выплеснулось, например, в активном мемотворчестве по поводу избирательного бюллетеня, утвержденного ЦИК в феврале 2018 года; особенностью этого документа стало то, что рядом с фамилией действующего президента, в отличие от других кандидатов, не оказалось подробных сведений (место работы, биография и т. д.), только максимально лаконичные несколько фраз. «Крутым парням не нужны лишние слова», «Царь, просто царь», «Идиот, не видишь, куда галочку ставить надо?» — так отреагировали пользователи социальных сетей на этот документ. Что касается второго фактора (утомившей многих несменяемости лидера страны), то один из месседжей на подобную тему — картинка со слоганом «Все, кто пропустил инаугурацию президента России Владимира Путина, не расстраивайтесь, посмотрите в следующий раз» (9.05.2018), — обрел высокую вирусную популярность во многих социальных сетях. Другой пример — демотиватор конца марта 2018 года, основанный на известном кадре из фильма «Собачье сердце» (ставшем шаблоном для множества мемов), где профессор Преображенский в комическом отчаянии опирается лбом на руку, а Шариков говорит ему: «Хорошо, что Путин опять победил. Он наведет порядок, а то 18 лет в стране бардак и коррупция…». И, разумеется, никуда не делась тема сомнений в чистоте президентских выборов — 3060 лайков в первый же час после публикации (18.03.3018, день выборов) набрала в одном из пабликов сети Вконтакте шутливая диаграмма результатов голосования в виде круга, поделенного на две равные половины: одна обозначена как «Проголосовали за Путина», вторая — «Проголосовали за Путина, но еще не знают об этом».

Личность этого политика привлекает внимание интернет-аудитории и вне таких крупных событий, как президентские выборы; зачастую мемами «прорастают» вполне рядовые или же кажущиеся случайными события его политической и частной жизни. Так, именно Путин стал героем одного из главных мемов Чемпионата мира по футболу-2018. Когда во время награждения победителей в Москве хлынул дождь, зонтом оказался укрыт лишь президент России (в отличие от стоявших рядом руководителей Франции, Хорватии и т. д.). Вирусным стал уже сам документальный кадр события, быстро разошедшийся затем на фотожабы (то есть мемы, видоизменяющие фото и добавляющие к нему те или иные детали); еще большую популярность затем получили различные месседжи, обыгрывающие эту тему и печалящиеся по поводу недостаточной галантности Путина.

Помимо событий политической жизни, часто основой для мемов в Рунете становятся и вербальные выступления политика. Много сетевых шуток, например, породило его высказывание о том, что некие заинтересованные службы собирают биоматериал россиян. Признание президента в том, что он получил звание лейтенанта как артиллерист (январь 2019 года), стало основой для множества мемов, сконструированных в качестве продолжения фразы «Путин признался, что он…» (волшебник, «парень из тех, кто просто любит жизнь» и даже «Владычица морская»). Ну и, конечно, в последние месяцы шквал разочарованных и остроумных постов вызвали темы поправок к Конституции, обнуления президентских сроков (популярная шутка в Twitter — «Из-за карантина Путину запретят покидать президентский пост») и мотивы его обращений к нации — например, буквально заполонившие соцсети мемы про «печенегов и половцев».

Российская аудитория готова воссоздавать в визуальных и вербальных мемах (чаще всего, с саркастическим оттенком) даже малозначительный, но связанный с Путиным новостной повод, поведенческую реакцию, словесную или эмоциональную оплошность. С одной стороны, это по-прежнему подтверждает интерес, который вызывает его фигура у сетевой аудитории, а с другой — это не слишком хороший знак для президента: в отсутствие значимых и серьезных решений, которых ожидает нация, триггером для мемотворчества становятся локальные штрихи, принижающие образ и без того уже растерявший значительную долю харизмы.

Впрочем, политические психологи давно предупреждали, что электоральная привлекательность Путина все больше зависит от положения дел в стране и все меньше — от умения произвести впечатление на аудиторию. Значительно серьезнее в наши дни начинают выглядеть мемы, использующие образ президента страны, если речь в них идет не просто о Путине-политике, а о Путине, воплощающем российскую власть. Это уже не просто обычная ирония по поводу неосторожного высказывания или спонтанного поступка. Многое говорит о том, как воспринимают президента пользователи сетей, популярный мем, выполненный в стилистике советского плаката: Путин, отстраняющий от себя толстую книгу «Права человека в России» со словами «Зачем эти формальности?». Можно сказать, что мемы «отзеркаливают» ситуацию, просматривающуюся сегодня в «большой», серьезной аналитике, критикующей как риторику лидера, так и PR-акции с его участием, — если уж нам так долго внушали идею о безальтернативности Путина для России, то сегодня он отвечает за все: не только за успехи, но и за поражения. Особых успехов в стране на сегодняшний день не видно (коронавирус, падение рубля, растущая безработица и т. д.) и мемосфера Рунета проявляет это как лакмусовая бумажка.

Несколько лет назад в Москве состоялась краткая, но получившая немалое освещение выставка «Путин — мем», приуроченная ко дню рождения лидера. Не раскрывая имен организаторов мероприятия, портал РИА Новости цитировал их таким образом: «Сам Путин давно уже перерос статус президента и сам превратился в международно известный мем — популярного персонажа обложек СМИ, демотиваторов, фотожаб и видеороликов. По узнаваемости образ российского лидера может сравниться с образом Супермена», — и отмечал, что выставка призвана стать своеобразным мостом между поколениями. На наш взгляд, подобные акции — косвенное признание того, что влияние мема на массовую аудиторию уже признают не только теоретики, но и практики политической коммуникации. Однако если бы подобная «поздравительная» выставка открывалась сегодня, то подобрать для нее свежий контент, создающий привлекательный политический образ героя, было бы, вероятно, уже не так просто.

Самое читаемое
  • Госкорпорация СССР
  • Фашистская Россия?
  • Бедные против войны?
  • Сто дней российско-украинской войны
  • Бешеный принтер — обновленная версия
  • Приведет ли война в Украине к распаду России?

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Бешеный принтер — обновленная версия

Андрей Перцев о том, как спикер Госдумы Вячеслав Володин пытается вернуть расположение Путина

Путин и «триединый народ»

Олеся Захарова о риторике Путина в отношении Беларуси

Слухи о перевороте в России: что они говорят нам о путинском режиме?

Бен Нобл ставит под вопрос степень политической стабильности в России

Поиск