Внешняя политика Россия - ЕС

Чеченцы из России: (Не)видимые беженцы в Европе

Специфика гуманитарной миграции чеченцев из России в Европу

По данным УВКБ ООН, в 2016 году за убежищем или той или иной формой международной защиты обратилось 97810 граждан России. Европа была и остается популярным направлением гуманитарной миграции из России. В 28 государствах ЕС удовлетворяется каждое пятое прошение (20,2% от общего числа поданных заявлений) российских граждан об убежище или иной форме защиты — предоставление вида на пребывание или запрет от высылки из страны.

Большая часть устремляющихся из России в Европу за убежищем и защитой — российские граждане чеченской национальности. Их дорога на запад проходит через белорусско-польскую границу, откуда далее они направляются во Францию, Австрию, Бельгию и Германию. Достоверных статистических данных о размерах чеченской диаспоры в странах Западной Европы до сих пор нет, хотя эксперты считают, что в странах ЕС проживает около 150 тысяч чеченцев — из них 40 тысяч находятся во Франции, 30 тысяч в Австрии, 20 тысяч в Бельгии и 10 тысяч в Германии.

Польша — страна транзита

До 2010 года Польша активно предоставляла международную защиту россиянам. По данным Управления по делам иностранцев, в 2008 году ту или иную форму правовой защиты получили 1057 россиян (в 2009 г. — 2261); запрет на высылку из страны и право на пребывание- 1486 россиян (в 2009 г. — 46); еще 129 человек получили статус беженца (в 2009 г. — 102). Но уже в 2010 году 83,2% поданных россиянами прошений были отклонены: защита была предоставлена лишь 141 россиянину, 74 получили право на пребывание, 42 — статус беженца на территории Польши.

Последние несколько лет уполномоченные службы Польши пытаются остановить поток гуманитарных мигрантов из России, не принимая заявления об убежище и стараясь пресекать пересечение белорусско-польской границы гражданами России с целью подачи подобных заявлений. Эта ситуация привлекла внимание Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). С жалобой в ЕСПЧ обратилась многодетная семья чеченцев, более 16 раз пытавшаяся пересечь белорусско-польскую границу. Теперь Европейский суд должен установить, имело ли место нарушение Польшей Европейской конвенции о правах человека. ЕСПЧ обязал правительство Польши детально ответить на вопросы о процедуре предоставления убежища российским гражданам чеченской национальности и разъяснить Суду ситуацию с обратившейся с жалобой чеченской семьей.

Эксперты белорусской правозащитной организации Human Constanta отмечают, что в среднем чеченцы предпринимают от 10 до 40 попыток пересечь границу. Портрет чеченского мигранта, прорывающегося через границу Беларуси за убежищем в Европу, выглядит следующим образом: это преимущественно мужчина в возрасте 33,9 лет, вынужденный скрываться от властей Чечни из-за кровной мести, преследований или по другим причинам.

Российские беженцы чеченского происхождения в Польше и на польско-белорусской границе — головная боль уполномоченных служб Беларуси и Польши. В 2016 году Польша отказала во въезде более 118 тысячам человек, из которых более 100 тысяч не имели разрешительных документов на въезд. «Лидерами» в этом гуманитарном потоке являются граждане России, преимущественно чеченской национальности (75899 человек), а также граждане Украины и Таджикистана. Поданные прошения об убежище или иной форме защиты на территории Польши имеют очень малую квоту успешности: из почти 12000 прошений, поданных в 2016 году, одобрены были лишь 258. Те, кому все же удалось проникнуть через границу, попадают в центры размещения гуманитарных мигрантов Biała Podlaska или Dębak, где информация о правилах проживания и выдержки из законодательства Польши о предоставлении убежища опубликованы на русском и чеченском языках.

Польша — это перевалочный, а не конечный пункт для российских беженцев чеченского происхождения. Вполне возможно, что уполномоченные службы Польши проще бы реагировали на происходящее на белорусско-польской границе, если бы на территории ЕС не было закреплено правило, согласно которому «первая страна, которую пересек гуманитарный мигрант и заявил в ней прошение об убежище, ответственна за рассмотрение данного прошения и принятие решения в отношении данного индивида». Сегодня правительство Польши столкнулось с ситуацией, когда иммиграционные службы других стран ЕС (преимущественно Бельгии, Франции и Германии) отказывают гражданам РФ чеченского происхождения в рассмотрении их заявлений на убежище и отправляют данных лиц обратно под юрисдикцию Польши, которая совершенно не заинтересована в таком развитии ситуации.

Чеченцы в странах Западной Европы (на примере Германии)

История гуманитарной миграции чеченцев в Германию берет свое начало в 2000-х годах. Первая чеченская война (1994−1996 гг.) не вызвала прироста в прошениях на убежище от граждан РФ ни в Германии, ни в целом в Европе. Ситуация изменилась с началом второй чеченской войны, официально называемой контртеррористической операцией на Северном Кавказе. В 1999 году в Германии было подано 368 прошений об убежище от граждан РФ. В 2000 году — уже 3001, из которых 1025 были от граждан РФ чеченской национальности. В 2001 году общее число прошений от граждан РФ составило 4824 (1994 из них — от граждан РФ чеченской национальности); в 2002 — 4447 (2017); в 2003 — 3878 (1946); в 2004 — 3330 (1699); в 2005 — 2291 (1023); в 2006 — 1413 (639); в 2007 — 1079 (453).

В целом по Европе квота успешности прошений чеченцев об убежище серьезно различалась от страны к стране и изменялась с течением времени. Самыми «успешными» для чеченцев, ищущих убежище в государствах ЕС, были 2003−2005 гг. В 2003 году квота успешности признания беженцем или лицом, нуждающимся в защите, для граждан РФ чеченской национальности составляла в Словакии 1%, в Польше — 2,4%, в Австрии — 94%, в Германии — 22%.

Хотя даже в те годы позиция миграционных служб и судов стран ЕС, включая Германию, в отношении гуманитарной миграции из Чечни не была однозначной. Так, в 2001 году Германия удовлетворила 30% прошений чеченцев об убежище или защите; в 2002 г. — 20%; в 2003 г. — 22%; в 2004 г. — 32%. В 2016 статус беженца или лица, нуждающегося в защите, на территории Германии получили лишь 424 человека из 9850 граждан РФ чеченской национальности, то есть менее 4,3%.

С одной стороны, МИД ФРГ признавал РФ страной, способной гарантировать внутреннее убежище для граждан РФ чеченской национальности. С другой — граждане РФ чеченской национальности получили в Германии убежище из-за «отсутствия внутреннего убежища на территории РФ и невозможности гарантировать безопасность на территории РФ». Федеральное устройство Германии позволяет судам страны на свое усмотрение решать, является ли территория Российской Федерации, за исключением Чечни, — внутренней альтернативой для убежища или нет. Бывает, что суды одной и той же земли имеют диаметрально противоположное мнение по этому вопросу. В результате рассмотрение судом отказа иммиграционных служб в удовлетворении прошения об убежище для граждан РФ чеченского происхождения было и остается обязательным элементом процедуры прошения о предоставлении убежища в Германии. Ведь до последнего никто не знает, какое решение будет принято в каждом конкретном случае.

Еще одна волна миграции чеченцев в Германию пришлась на 2012 год, когда 3202 граждан РФ подали прошения об убежище (+90% по сравнению с предыдущим годом). Россия впервые стала восьмой среди стран, граждане которых подают прошения об убежище в Германии. В 2013 году ситуация стала еще драматичнее: Россия заняла первое место по количеству поданных прошений — 14487, +353% по сравнению с предыдущим годом. Всплеск интереса экспертов и СМИ к сложившейся ситуации позволил тогда выяснить, что новая волна миграции из Чечни в Германию была вызвана ложным сообщением, распространенным проживающими в ЕС представителями чеченской диаспоры. В сообщении говорилось о том, что граждане РФ чеченского происхождения могут рассчитывать в Германии на льготы и упрощенный порядок получения наделов земли, пособий и других форм социальной поддержки.

На Западе к гуманитарной миграции из Чечни относятся неоднозначно. С одной стороны, диктаторский стиль управления в «халифате Кадырова», многочисленные нарушения прав человека и отсутствие возможностей правовой защиты как внутри Чечни, так и в России в целом вызывают серьезную озабоченность. В июне 2017 г. впервые за многие годы посольство ФРГ в Москве выдало гуманитарную визу чеченцу, попросившему убежища в Германии из-за преследований по причине сексуальной ориентации. Это исключительный случай, когда гуманитарная виза выдается лицу в стране его пребывания из-за невозможности гарантировать его безопасность и жизнь. Аналогичные исключения в своей иммиграционной практике предоставления убежища для российских граждан чеченской национальности сделали Франция и Литва. С другой стороны, немецкие СМИ подозревают, что 2745 граждан РФ, обратившихся в первом полугодии 2017-го за убежищем в Германии (80% из них — это граждане РФ чеченской национальности), — «тайное оружие Кремля», призванное дестабилизировать порядок в стране.

Российские граждане чеченской национальности находятся в зоне особого внимания полицейских и иммиграционных служб государств ЕС. Чеченцы имеют разные побуждающие мотивы и причины для миграции. Среди них есть те, кто устремляется в Европу за убежищем и безопасностью, скрываясь от преследований и нарушений прав человека в республике, а есть те, кто под прикрытием статуса «беженца» выполняет роль «охранников морали» среди своих соотечественников. Последние устраивают охоту на представителей ЛГБТ-сообщества, чеченских женщин и девушек, чье поведение не соответствует устоям «Нохчалла», и тех, кто находится в оппозиции к режиму Кадырова.

Европейским правоприменителям очевидно, что большая группа российских граждан чеченской национальности требует особых мер интеграционной поддержки. Еще в 2011 году в МИДе Австрии отметили, что 1681 просителей убежища из России были вовлечены в криминальную активность на территории страны — 90% из них были российскими гражданами чеченской национальности. Часто попадают они и в криминальные хроники в Германии. В августе 2014 года в маленьком городе Херфорд земли Северная Рейн-Вестфалия шесть чеченцев совершили нападение на ресторан, управляемый езидами. В октябре 2014 года в городе Целле земли Нижняя Саксония произошло массовое столкновение 70 курдов и 30 чеченцев. Хайко Хомбург, представитель земельного ведомства по охране конституции в Бранденбурге, заявил «о клановой системе криминалитета, выстроенной российскими гражданами чеченского происхождения». На федеральном уровне это заявление не было ни подтверждено, ни опровергнуто.

Российские граждане чеченского происхождения, устремляющиеся через белорусско-польскую границу за убежищем в Европу, — серьезное испытание для миграционного менеджмента стран ЕС. Отделить чеченцев, скрывающихся от преследований и кровной мести, не имеющих альтернативы внутреннего убежища на территории РФ, от других просителей убежища — весьма непросто. Это огромное поле деятельности, требующее сотрудничества всех заинтересованных и вовлеченных в этот процесс государств — России, Беларуси и стран ЕС.

Оригинал публикации на Intersection

Самое читаемое
  • Что представляет собой российская «партия войны»
  • Кто умирает за «Русский мир»?
  • Вперед в прошлое?
  • Война в Украине: триумф изоляции России
  • Не раскаявшаяся армия
  • О чем говорят диктаторы

Независимой аналитике выживать в современных условиях все сложнее. Для нас принципиально важно, чтобы все наши тексты оставались в свободном доступе, поэтому подписка как бизнес-модель — не наш вариант. Мы не берем деньги, которые скомпрометировали бы независимость нашей редакционной политики, а рынок «безопасных» грантов при этом все время сужается (привет, российское законодательство). В этих условиях мы вынуждены просить помощи у наших читателей. Ваша поддержка позволит нам продолжать делать то, во что мы верим.

Ещё по теме
Россия и европейский нелиберализм: частичный развод?

Марлен Ларюэль и Джон Хробак о том, как французские крайне-правые с переменным успехом преодолевают свою русофилию

Приднестровье: еще один рычаг давления на вооружении у России?

Денис Ченуша исследует потенциал перехода замороженного приднестровского конфликта в горячую фазу

Конец российской политики «уравновешивания» и нейтралитета в палестино-израильском конфликте

Милан Черны о том, как Россия использует пропалестинскую риторику, чтобы оказывать давление на Израиль на фоне войны в Украине

Поиск